Коротко

Новости

Подробно

Правила игры

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

удивили корреспондента арбитражной группы "Ъ" Анастасию Горшкову


О народных IPO "Роснефти", ВТБ, народном SPO Сбербанка, прошедших в 2006-2007 годах, я знаю по рекламе и газетным публикациям. Позже я видела репортажи с первых собраний народных акционеров, возмущавшихся низкими дивидендами по акциям, читавшими стихи и взывавшими к справедливости. "Роснефть", например, в 2006 году платила 1,33 руб. дивидендов на одну акцию, в 2007 году — 1,53 руб. В результате большинство из 115 тыс. народных акционеров "Роснефти", купивших небольшие пакеты, остались в убытке, поскольку должны были еще платить депозитарию за хранение акций. А не успели акционеры добиться отмены этого платежа, как кризис обесценил сами бумаги.

Недавно я обратила внимание на иск акционерки "Роснефти" Ирины Зубковой, поданный в арбитражный суд Москвы 25 ноября 2009 года. Истица требовала от "Роснефти" доначислить и выплатить ей дивиденды — 1,9 млн руб. за 2006 год и 2,4 млн руб. за 2007 год. Крупные суммы позволяли предположить, что акционерка приобрела очень солидный пакет, с которым оказались связаны какие-то проблемы. В суде, однако, стало понятно, что иск больше похож на акцию протеста, подобную чтению стихов на собраниях народных акционеров. Выяснилось, что истица — пенсионерка из Удмуртии, купившая в ходе народного IPO акции "Роснефти" на минимально возможную сумму 15 тыс. руб. (на эту сумму при цене размещения примерно 203 руб. за штуку приобретатель получал около 73,8 акции). На свои акции госпожа Зубкова получила дивиденды — около 100 руб. за 2006 год и 113 руб. за 2007 год. Но, несмотря на это, она подала иск, решив, что ее обманули и дивиденды должны рассчитываться на основе биржевых котировок акций. Расчет, в результате которого получились миллионные суммы, не понял, думаю, никто.

Во вторник, когда суд собрался на второе заседание по этому делу, от Ирины Зубковой поступил отказ от иска. Удалось узнать и причины, по которым иск вообще был подан: пенсионерка не только сама поучаствовала в IPO, но и выступила агитатором среди соседей. Они теперь выплеснули свой гнев на нее, и личная ненависть оказалась намного страшнее, чем "выпускание пара" акционерами на общем собрании.

То, что пенсионеры (а они составили треть участников IPO "Роснефти") могут путать дивиденды по акциям с их биржевыми котировками, вполне объяснимо. Гораздо удивительнее то, что пенсионерка из Удмуртии добралась до столичного суда, а юрист, который ей в этом помогал, не отговорил ее от подачи абсурдного иска и связанных с ним расходов. В самом суде дело находилось несколько месяцев.

Я не знаю, какие еще формы протеста придумают акционеры, потерявшие деньги на народных IPO. В России привычными стали выступления обманутых дольщиков, игроков финансовых пирамид и вкладчиков лопнувших банков. Одни штурмуют залы судов, другие выходят на улицу, но результата добиваются немногие. Самое удивительное, что подобные истории никак не повысили финансовую грамотность населения, отсутствием которой умело пользуются и компании, и государство.


Комментарии
Профиль пользователя