Коротко

Новости

Подробно

Возмущение убытков

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 25

Уже больше года в России работают механизмы прямого возмещения убытков в системе ОСАГО и упрощенного оформления небольших аварий без вызова ГИБДД. Пока буксуют обе системы. Страховщики стараются не платить по полисам, выданным другими компаниями, или занижают суммы выплат. А оформлять ДТП без помощи инспектора рискуют и вовсе единицы: иди потом докажи страховщикам, что случилось и кто виноват.


ОЛЕГ ХОХЛОВ


Механизм со скрипом


Вы слышали, что вот уже больше года действует упрощенный механизм получения страховых компенсаций в системе ОСАГО? Наверное, слышали: если в вашу машину кто-то въехал, можно обращаться не в страховую компанию виновника аварии, выдавшую ему полис ОСАГО, а к своему страховщику. Это называется ПВУ — прямое возмещение убытков. Многие до сих пор путают его с "европейским протоколом", хотя европротокол — это совсем другое: упрощенная схема оформления мелких ДТП без вызова ГИБДД.

Условия для того, чтобы владелец пострадавшего в аварии автомобиля мог воспользоваться обеими прогрессивными схемами, практически идентичны. Прямое возмещение возможно, если в аварии — два участника, у каждого водителя есть полис ОСАГО, кроме того, вред причинен только имуществу, но не здоровью. У европротокола — требования те же плюс еще у участников не должно быть разногласий относительно обстоятельств аварии, а ущерб не должен превышать 25 тыс. руб.

В начале этого года Константин Т. из Саратова, в Huandai Accent которого въехала "Газель", справедливо решил, что его случай идеально вписывается в новые схемы: из повреждений — только вмятина на двери и пара царапин, пострадавших не оказалось, а "газелист" с готовностью признал вину.

Страховая компания "Согласие", которая продала Константину полис ОСАГО и куда он обратился за прямым возмещением, ему отказала, сославшись на то, что нет подтверждения от компании МАКС — страховщика виновника. Оказалось, что по составленной без участия инспектора схеме ДТП страховщик не может определить виновника. Константин отнес документы в МАКС, без особого энтузиазма ждет ответа и сожалеет, что поверил в новые правила. "Судя по сообщениям на форумах, проблемы с возмещением ущерба без вызова ГАИ — мертвая тема, работает хуже, чем ПВУ",— сокрушается Константин.

Впрочем, даже если протокол и схема составлены человеком в погонах, обращение пострадавшего за ПВУ тоже может ничем хорошим не кончиться.

В ноябре прошлого года москвич Виктор попал в ДТП в районе Садового: "КамАЗ" не уступил дорогу его Renault Logan, хоть и был обязан. Вызвав ГИБДД и оформив документы, Виктор отнес пакет в свою "МСК-Стандарт". Дальше — классика ОСАГО: полтора месяца общения с секретарями, не соединяющими с начальством. Наконец по телефону пообещали выплатить 49 тыс. руб. Еще две недели ожидания, и вместо компенсации — письменный отказ: "Из представленной вами справки о ДТП не представляется возможным установить наличие обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 14 закона об ОСАГО (где говорится о том, что у потерпевшего есть право на ПВУ, если в аварии было не более двух машин, а вред причинен только имуществу.— "Деньги")". В чем именно проблема, Виктору не сообщили, зато дали совет: идите к страховщику виновника. И компания РОСНО заплатила, правда, не 49 тыс. руб., а 24 тыс. "Мало для ремонта, но после четырех месяцев общения со страховыми судиться просто не было сил",— сетует автовладелец.

Медленный разгон


ПВУ и европротокол были введены 1 марта 2009 года. Однако в полном объеме ПВУ заработало в прошлом ноябре, когда РСА снял ограничение, согласно которому к рассмотрению принимались только полисы, действующие с 1 марта 2009-го, указывает юрист, специалист в области страховых споров Наталия Усова.

Средняя доля обращений по модели ПВУ среди всех заявлений по ОСАГО за 13 месяцев действия системы — 9% (зафиксировано 190 тыс. обращений автовладельцев, 150 тыс. одобрены). В последние месяцы доля ПВУ заметно растет, достигая уже 27%, отмечает Светлана Гусар, директор по развитию компании МАКС, член комитета РСА по методологии страхования. Но эффективность системы, похоже, не возрастает.

Работает ПВУ так. Страховая компания, в которую вы обращаетесь за компенсацией, направляет заявку организации, застраховавшей ответственность виновника аварии. Если придет подтверждение (на языке страховщиков — акцепт), вы сразу получите деньги, а страховщики рассчитаются между собой позже. Компании взаимодействуют через информационно-расчетный центр на базе Российского союза автостраховщиков (РСА) — компанию "РСА-Клиринг". Соглашение о ПВУ (этот документ регламентирует все вопросы, связанные с прямым возмещением) обязаны подписать все компании, имеющие лицензию на ОСАГО. Основные требования: неснижаемый остаток на расчетном банковском счете (300 тыс. руб.) и депозит в уполномоченном банке (сумма должна соответствовать месячным выплатам компании по ОСАГО — минимум 3 млн руб.).

Средняя выплата в системе прямого возмещения ниже, чем в среднем по ОСАГО: 21 тыс. против 27 тыс. руб.

"Взаиморасчеты между страховщиками проходят по средней для региона сумме, а не по конкретным выплатам, поэтому компании, если и берутся за ПВУ, то занижают суммы компенсаций так, чтобы остаться в плюсе",— говорит Наталия Усова.

Директор департамента комплексного страхования компании "Ингосстрах" Виталий Княгиничев считает предложенный страховщикам механизм взаиморасчетов главной проблемой прямого возмещения: "Некоторые компании зарабатывают на селекции убытков, то есть платят, если размер ущерба меньше фиксированной суммы, а если больше, находят любой предлог, чтобы отправить пострадавшего в страховую компанию ответчика".

Другой вариант — занижение выплат. Компания быстро выплачивает часть денег (значительно меньше фиксированной суммы), а остальное — только по суду. Компаниям выгодны мелкие выплаты: фиксированную компенсацию компания получает независимо от собственного платежа.

С другой стороны, страховщику, который продал полис ОСАГО виновному, выгодно обязать страховщика (такая возможность предусмотрена процедурой), застраховавшего гражданскую ответственность потерпевшего, отказать в прямом возмещении, если убыток ниже фиксированной суммы, говорит Дмитрий Титиев, директор управления методологии департамента урегулирования убытков компании "Росгосстрах".

По данным "Ингосстраха", на этом бизнесе предприимчивые страховщики успели сделать сотни миллионов рублей. "Западный опыт показывает, что запуск ОСАГО и введение ПВУ иногда разделяют десятилетия, система не заработает, пока не подготовятся все стороны: страховщики, законодатели, регуляторы и общество",— говорит Виталий Княгиничев. В России механизм совершенствуют на ходу. "1 апреля изменились размеры фиксированных выплат: суммы, которыми страховщики рассчитываются между собой, теперь зависят не только от региона, но также от типа автомобиля и страны производства",— напоминает Светлана Гусар.

Теперь вместо девяти — 30 фиксированных сумм. Ранее РСА ввел санкции за необоснованные отказы и предложил Минфину сделать систему ПВУ безальтернативной. "Союз надеется, что в ближайшее время эти предложения приобретут статус законопроекта и будут внесены в Думу",— сообщил на пресс-конференции в марте представитель РСА Андрей Юрьев. "Постепенно недочеты снимаются: например, до осени в законе был явный ляп о том, что пользоваться ПВУ может только собственник и страхователь (водители, вписанные в полис или управляющие машиной по доверенности, исключались)",— добавляет вице-президент по автострахованию группы "Ренессанс Страхование" Федор Воронин.

Пока, впрочем, усилия РСА на эффективности ПВУ не сказались — новой модели присущи все недостатки традиционного ОСАГО. Страховые компании занижали выплаты до введения прямого урегулирования, занижают и сейчас, в этом смысле не изменилось ничего, говорит Виктор Травин, президент Коллегии правовой защиты автовладельцев. И, как и в ОСАГО, страховщики пользуются любой возможностью не платить.

«Европротокол исковеркал поправки к ПДД. Есть опасность, что вас привлекут к ответственности по статье 12/27 за незаконное оставление места ДТП»

Кривая возмущения


"Набившая оскомину формулировка: не доказано, что механические повреждения вашего транспортного средства находятся в причинно-следственной связи с ДТП,— комментирует Янина Демина, главный юрист компании "Дороги и право".— Бывает, страховщик в отказе ссылается на собственную трассологическую экспертизу, которая, впрочем, редко доживает до суда. Только в теории достаточно, чтобы один из участников ДТП взял на себя вину: на деле пострадавшего страховщик может попытаться обвинить в мошенничестве".

"Отказ из-за того, что якобы нельзя установить виновника, противоречит закону: если один из водителей признал вину и все правильно оформлено, этого достаточно",— говорит Анна Резниченко, руководитель координационного центра объединения "Автоюрист". Обычное дело: страховщик под надуманным предлогом пытается направить вас в компанию виновника, если при взаимозачете он получит меньше, чем отдаст вам, объясняет Сергей Беляков, автор сайта "Как бороться со страховой компанией" (greycardinal.ru). "Бывает, страховщики отказывают в выплате по новой схеме, объясняя это тем, что не могут получить подтверждение страховой компании виновника ДТП, или ссылаются на соглашение о ПВУ,— продолжает он.— Это незаконно: право автовладельца обратиться к своему страховщику для ПВУ предусмотрено законодательством, а само соглашение о ПВУ — внутренний документ, который в Минюсте не зарегистрирован и даже в открытых источниках не публиковался. Страхователям нужно руководствоваться законодательством, в котором все четко, проблемы страховщиков их не касаются".

Компаниям приходится отказывать в прямом возмещении, если страховщик виновника ДТП не подтверждает возможность урегулирования, объясняет Игорь Иванов из "РЕСО-Гарантия": "Часто такие отказы необоснованны, и все равно мы не имеем права производить выплаты. Является ли в этом случае отказ в ПВУ необоснованным? Страховщик потерпевшего действует по поручению страховщика виновника и обязан следовать его указаниям. Что касается правомерности действий страховщика виновника, однозначного ответа здесь нет". Особенно категоричны в отказах небольшие или проблемные компании, которые сразу советуют идти в суд, замечает Евгений Липатов, директор компании "Центр содействия автовладельцам".

Не отказывая напрямую, сумму могут просто занизить. Менеджер проектов из Москвы Денис перед Новым годом попал в аварию на своем Mitsubishi Lancer: на севере столицы в него влетел Renault Logan, не успевший затормозить на перекрестке. "Выбрал прямое урегулирование, потому что "РЕСО-Гарантия", компания, у которой я купил полис,— еще и корпоративный страховщик компании, в которой я работаю",— рассказывает Денис. Автовладельцу выплатили 30 тыс. руб., хотя независимая экспертиза оценила ущерб более чем в 100 тыс. Денис оформил досудебную претензию и получил от страховщика еще 3 тыс. руб., теперь он решает, судиться ли ему со страховщиком прямо сейчас или уже после ремонта.

Юрист Наталья Усова представляет интересы автовладельцев в Челябинске: "В обычных спорах наши суды часто выносят решения в пользу автовладельцев. Как правило, достаточно одного заседания, а для решения спора по ПВУ потребовалось три". Если не платит собственная страховая компания, проще не судиться, а обратиться в страховую компанию виновника. Суды по-прежнему завалены исками к страховым компаниям, но дел, связанных с прямым возмещением убытков ПВУ, немного, рассказывает юрист. "Судья прямо указывал: если бы речь шла об иске к страховщику виновника аварии, решение было бы принято в одно заседание",— добавляет она.

Янина Демина из компании "Дороги и право" считает, что в Москве судебная практика все-таки другая. "Если у вас, согласно закону, есть право требования, проблем не будет: отношения страховых компаний не касаются страхователя, поэтому в суде не должно быть страховой виновника, в Москве я с такими проволочками не сталкивалась",— уверяет она. Добавляя, правда, что столичные суды и по очевидным делам одним заседанием никогда не ограничиваются: минимум три, и то если ни одна из сторон не настаивает на дополнительных экспертизах.

Отставание по европротоколу


Настаивать на ПВУ сегодня имеет смысл, только если виновник аварии застрахован сомнительной компанией, считает Евгений Липатов. В провинции, где нередко большую часть полисов выдает один крупный страховщик, ПВУ мало распространено, замечает Сергей Беляков, а в крупных городах, в первую очередь в Москве, процесс все-таки набирает обороты. Эксперты прогнозируют, что механизм ПВУ по мере обкатки все-таки станет работать лучше, а вот легкого применения европротокола в обозримом будущем ждать не приходится.

Виктор Травин считает, что со временем благодаря ПВУ на рынке станет меньше недобросовестных компаний: "Теперь мы станем выбирать полис ОСАГО тщательнее, изучать репутацию, смотреть рейтинг, понимая, что нам в эту компанию обращаться".

Обычный аргумент страховщика, сводящий на нет и прямое возмещение, и европротокол,— непонятно, как произошла авария и кто в ней виноват

Обычный аргумент страховщика, сводящий на нет и прямое возмещение, и европротокол,— непонятно, как произошла авария и кто в ней виноват

Фото: PhotoXpress/Интерпресс

"Раньше люди зачастую даже не знали, полис какой компании они возят в бардачке: пользоваться ее услугами предстояло кому-то другому,— соглашается Федор Воронин.— Вот и возникло множество мелких компаний, которые кроме ОСАГО ничего толком не продавали и могли демпинговать. У них с ПВУ сейчас самые большие проблемы".

В начале 2010 года лицензии на ОСАГО, по данным Федеральной службы страхового надзора (ФССН), были у 151 компании, по состоянию на 31 декабря 2008-го — у 167. Сокращение числа игроков — главная тенденция всего страхового рынка: сейчас в госреестре 786 компаний, год назад их было 856.

Возможно, консолидация рынка и правда оздоровит ОСАГО. Но вряд ли прямое возмещение станет таким же удобным, как в Европе, где даже для оформления достаточно серьезных аварий не требуется вызывать полицейских. Менее 2% российских водителей пользуются европротоколом, напоминает Виктор Травин. Схема работает плохо не только потому, что потолок ущерба при ее применении — 25 тыс. руб.: копеечная сумма при нынешних ценах на ремонт и запчасти. "Европротокол исковеркали поправки к ПДД,— говорит Евгений Липатов из "Центра содействия автовладельцам".— Есть опасность, что вас привлекут к ответственности по статье 12/27 за незаконное оставление места ДТП. В нашей практике есть такие дела: люди оформляют повреждения, один из них берет вину на себя, и разъезжаются, а потом выясняется, что нужно было подъехать на пост". Итогом "европейского подхода" могут стать полтора года лишения прав.

Личный опыт

Непрямое попадание

Не рискнув связываться с прямым возмещением убытков, корреспондент "Денег" Елена Алеева на себе испытала, что и при обычной схеме обращения по ОСАГО в компанию виновника аварии суммы выплат бессовестно занижаются.


Перед самым Новым годом во дворе своего дома я стала невольным участником ДТП. Было скользко, ехавшая мне навстречу "Газель", не сумев вовремя притормозить на спуске, пошла юзом и уткнулась в передний бампер моего Renault Clio. Передний регистрационный номер Renault отлетел на тротуар, бампер раскололся, капот слегка деформировался, треснула решетка радиатора. Водитель "Газели" никаких серьезных повреждений на своем автомобиле не заметил.

Первое, что пришло в голову,— позвонить в собственную страховую компанию, которая обещает, что платит всегда. А теперь, как я помнила, после введения системы прямого урегулирования убытков я могу обращаться в свою компанию, чтобы она платила и по полису ОСАГО виновника ДТП — водителя "Газели". А есть ведь сейчас помимо этого еще и европротокол: водитель грузовика свою вину признает, может, нам оформить все, не вызывая гаишников?

Вежливая девушка из моей компании сообщила: если ущерб больше 25 тыс., вызывать ГИБДД все-таки придется. И дала понять: с прямым урегулированием, то есть с получением денег через мою компанию, могут возникнуть "вопросы". Так что лучше действовать по привычной схеме — обратиться к страховщику, выдавшему полис ОСАГО водителю "Газели".

Я подумала: хорошо, что полис ОСАГО у водителя от компании РОСНО, крупный страховщик не исчезнет и за ущерб наверняка заплатит. Следующий звонок был в сервис, где обслуживался мой автомобиль. По предварительной оценке, стоимость ремонта обошлась бы мне в 27 тыс. руб. Дальнейшие действия были очевидны: ожидание ГИБДД, спустя десять дней — группа разбора, затем звонок в РОСНО, запись на осмотр независимого эксперта, ожидание страховой выплаты...

После осмотра повреждений независимый эксперт предупредил меня, что в случае, если калькуляция ущерба, которую проводят специалисты компании РОСНО, меня не устроит, мне нужно написать претензию, и повторную экспертизу проведут уже в страховой компании.

Сразу скажу, я не питала особых иллюзий насчет размера выплаты, все-таки автомобиль не новый, и с учетом износа я рассчитывала хотя бы на половину суммы, названной в сервисе. Но спустя месяц после независимой экспертизы, когда настал день выплаты, я не поверила собственным ушам: компания предложила мне 1077 руб. 71 коп. Я сразу же отправилась в РОСНО писать заявление о пересмотре калькуляции с просьбой провести повторную экспертизу. Там же, в страховой, я запросила калькуляцию и принялась изучать полученные документы.

Инженер-оценщик Курбацкий А. И. в своем экспертном заключении пишет, что единственно возможным методом оценки для определения затрат, необходимых для восстановления объекта или его частей, был затратный метод. Процент износа по автомобилю 2001 года выпуска — 68,58%. Среди деталей, подлежащих замене, значился только бампер передний, чья стоимость без учета износа составила, по данным РОСНО, 1775 руб. Работы по снятию и установке бампера и решетки радиатора эксперты РОСНО оценили в 325 и 195 руб. соответственно.

Мне хотелось понять, откуда взялись такие цены, но в телефонном разговоре с инженером-оценщиком мне отказали. Я бы не стала оспаривать процент износа, но где они видели такие цены на запчасти и работу? В калькуляции ссылка на источники этих цен все-таки имелась — это несколько популярных интернет-магазинов, где по модели, марке и VIN-коду автомобиля можно заказать необходимые детали. Я честно изучила эти сайты. На одном не были представлены автомобили Renault, на втором отсутствовала именно моя модель авто, на третьем значились только автомобили российского производства, на четвертом были представлены неоригинальные запчасти, и только пятый предложил мне имеющийся в наличии передний бампер за 13 841,2 руб., то есть именно за ту цену, которую мне называли в сервисе.

Судя по приведенной калькуляции стоимости бампера переднего, мне предлагали воспользоваться неоригинальной запчастью (которая, к слову, тоже была бы заметно дороже бампера из фантазий оценщиков), а работы производить... Я не знаю где, потому что ни дядя Петя, ни дядя Вася в соседнем гараже за эти деньги даже на поврежденный бампер и не взглянут.

Я звонила в компанию каждую пятницу. И однажды оператор вдруг поинтересовался, представляла ли я кроме претензии данные еще одной независимой экспертизы или хотя бы калькуляцию из сервиса? Я отправилась на дефектовку (автомобиль разбирают как для ремонта, чтобы оценить стоимость работ, проверить на наличие скрытых повреждений и подсчитать стоимость запчастей) в официальный сервис Renault, в котором обслуживалась в течение нескольких лет. С учетом имеющейся у меня скидки на работы и запчасти стоимость ремонта моего автомобиля составила 54 685 руб. В список необходимых операций вошли устранение перекоса, замена решетки бампера, замена самого бампера, ремонт капота, ремонт переднего правого крыла, стоимость лакокрасочных материалов.

Согласно правилам страховой компании, ответа на мою претензию следовало дожидаться еще месяц. Я поняла, что компания максимально затягивает решение вопроса, насколько это вообще позволяет законодательство по ОСАГО. Совсем не заплатив, компания рискует навлечь санкции со стороны Росстрахнадзора, а реагируя на каждую последующую претензию по месяцу, можно купировать желание пострадавших получить реальное возмещение ущерба. До суда ведь доходит нечасто.

В итоге в РОСНО пересчитали размер ущерба. Общая сумма выплат возросла до 7557,54 руб., и, что самое удивительное, мой автомобиль в глазах оценщиков РОСНО даже помолодел: теперь процент износа составил 45,2% (теперь обратили внимание не только на возраст авто, но и на реальный пробег — всего 61,5 тыс. км). Можно было бороться и дальше, например чтобы страховщики признали перекос капота и сумма компенсации стала бы не такой смешной, но мне вся эта история, честно говоря, уже изрядно надоела.

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя