Коротко


Подробно

"Я не знаю более честного заработка, чем инвестирование в акции собственной компании"

Гендиректор "Связьинвеста" Евгений Юрченко о реформе госхолдинга и обвинениях в злоупотреблении инсайдом

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Год назад стартовала реформа главного государственного телекоммуникационного холдинга "Связьинвест" — его активы будут объединены на базе ключевой компании "Ростелеком". В интервью "Ъ" гендиректор "Связьинвеста" ЕВГЕНИЙ ЮРЧЕНКО рассказал о ходе реорганизации, возможном альянсе с сотовыми операторами "большой тройки" и решении оказывать услуги связи в стандарте LTE. Он также ответил на обвинения в злоупотреблении инсайдерской информацией: с 1 апреля в холдинге заработает положение об инсайде — все менеджеры будут обязаны раскрывать информацию о сделках с акциями "дочек" "Связьинвеста" практически в режиме реального времени.


— Когда советы директоров межрегиональных компаний (МРК) "Связьинвеста" рассмотрят коэффициенты конвертации акций МРК в бумаги объединенной компании? Что больше всего беспокоит миноритариев?

— Процесс начнется с заседания совета директоров "Дальсвязи", который назначен на 26 апреля, но дата может еще измениться. На совет, а после и на общее собрание акционеров каждой МРК будет вынесен договор об условиях присоединения одного юридического лица к другому. Он также содержит два коэффициента, иллюстрирующих количество обыкновенных и привилегированных акций в штуках, которое можно обменять на одну акцию объединенного "Ростелекома". Ernst & Young, которая занимается их подготовкой, уже направила индикативные оценки банкам-консультантам для получения их мнения, но окончательные коэффициенты будут рассчитаны исходя из данных отчетности 2009 года по РСБУ, которые сейчас сводятся. Методика расчета коэффициентов базируется на двух способах оценки — дисконтировании денежных потоков и методе рыночных цен, в основе которого лежит средняя стоимость обыкновенных акций за определенный период времени прошлого года (общепринятая практика за последние шесть месяцев.— "Ъ"). Миноритарные акционеры часто задают вопросы о судьбе привилегированных акций МРК. Наши консультанты предлагают все "префы", кроме привилегированных бумаг "Ростелекома", обменять на обыкновенные акции объединенной компании с дисконтом, соответствующим рынку. Уровень дисконта будет один для всех МРК. Сейчас обсуждаем диапазон от 15 до 25%. Отдельные миноритарные акционеры высказывались против дисконта, но мы не можем с ними согласиться, так как это некорректно по отношению к держателям обыкновенных акций, по которым права владельцев гораздо обширнее.

— Вы крупнейший миноритарный акционер "Центртелекома" среди физических лиц (более 7,4% обыкновенных акций). Возникает вопрос, каким образом руководитель госкомпании изыскал средства на столь крупные приобретения (ранее суммарная рыночная стоимость акций, принадлежащих господину Юрченко, составляла более 4 млрд руб.). Вас не смущают репутационные риски?

— Я не знаю более честного заработка, чем публичное инвестирование в акции собственной компании. Моим основным источником дохода всегда были инвестиции и работа на рынке ценных бумаг. Я был одним из десяти первых получателей аттестата Минфина на работу с ценными бумагами, когда их вообще только начали выдавать. Я работал не только в госкомпаниях — "Связьинвесте" и Сбербанке, но и в крупных коммерческих структурах — банке МЕНАТЕП, операторе "Комстар-ОТС". Все заработанные мною средства задекларированы. Чтобы подтвердить уровень дохода, достаточный для покупки принадлежащих мне бумаг МРК, достаточно даже двух деклараций за 2006 и 2007 годы. Они наиболее показательны с точки зрения размера моих доходов. Налогооблагаемая база по итогам 2006 и 2007 годов составила 506,2 млн руб. и 263,4 млн руб. соответственно, то есть в бюджет в качестве налогов я заплатил 69,8 млн в 2006 году и 37,1 млн руб. в 2007-м.

Общий объем моих личных вложений с января 2009 года в акции "дочек" "Связьинвеста" составил около $45 млн. Еще я использовал заемные средства: в период с апреля по июнь 2009 года Росбанк открыл мне пять кредитных линий на общую сумму $15,4 млн, плюс $22 млн на срок до 24 декабря 2010 года предоставил банк "КИТ Финанс".

— Когда вы впервые приобрели акции "дочек" "Связьинвеста"?

— В 2003 году, но активно увеличивать свою долю в этих компаниях начал с конца 2008 года, когда мне стало известно, что я номинируюсь на должность генерального директора. На тот момент капитализация активов находилась на ужасающем уровне — стоимость контрольных пакетов акций всех МРК была меньше $500 млн. Инвестиционную активность я никогда не скрывал и много раз заявлял об этом в прессе, призывая последовать моему примеру, считая, что отрасль фиксированной связи недооценена. Через год, начиная с февраля 2009 года, капитализация семи МРК увеличилась от 264,7% ("Уралсвязьинформ") до 650,5% (ЮТК). Являясь акционером компаний "Связьинвеста", я заинтересован в сокращении их затрат и увеличении эффективности бизнеса. Как генеральный директор "Связьинвеста", я могу осуществлять это на практике. Также для меня важно быть акционером всех публичных "дочек", чтобы доказать, что никакого неравенства между миноритарными и мажоритарными акционерами при реорганизации "Связьинвеста" не будет.

— Назовите ваши точные доли во всех МРК и "Ростелекоме".

— В результате проведения сделок репо информация о количестве принадлежащих мне акций регулярно меняется, так как на ту или иную отчетную дату они либо заложены банку, либо находятся на личном счету. Сейчас мне принадлежит более 2,5% обыкновенных акций "Волгателекома", более 4,3% ЮТК, более 7,4% "Центртелекома", бумаги в остальных компаниях заложены. После того как в прошлом году председатель совета директоров "Связьинвеста" Леонид Рейман выразил обеспокоенность по поводу возможного использования мною инсайдерской информации для купли-продажи акций, Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР) провела в отношении меня серьезную проверку. Но я никогда не продавал акции, а только увеличивал свои доли, поэтому все разговоры об инсайдерской торговле и спекуляциях сводятся к нулю. Закончив расследование, ФСФР подтвердила, что нарушений в моих действиях на рынке ценных бумаг нет, но порекомендовала "Связьинвесту" принять положение об инсайде. Оно начнет работать с 1 апреля. Раскрытие информации об участии членов правления и членов совета директоров в капитале компании является обязательным на дату годового отчета. В соответствии с принятым положением менеджеры обязаны уведомлять о своих действиях с акциями компаний, входящих в холдинг, комитет по корпоративному управлению. Эта информация будет становиться публичной фактически в режиме реального времени.

— Есть ли у вас частный бизнес или инвестиции, не относящиеся к телекоммуникационному рынку?

— Нет, но летом я планирую создать фонд, который будет инвестировать в российские инновационные проекты. Уставный капитал фонда — до 1 млрд руб.— может быть сформирован как денежными средствами, так и частью принадлежащих мне акций (подробнее см. стр. 13.— "Ъ").

— Схема обмена активами между государством и АФК "Система" предполагала, что корпорация  передаст 25% плюс одну акцию "Связьинвеста" (владеет через "Комстар-ОТС") ВЭБу, а акции сотового оператора "Скай Линк" самому госхолдингу. Взамен "Комстар" должен избавится от долга перед Сбербанком на 26 млрд руб. (эти обязательства перешли бы ВЭБу) и получить от "Связьинвеста" 23,33% обыкновенных акций МГТС. Почему обмен затянулся и принято ли решение, что из схемы будет исключен ВЭБ?

— Мы госкомпания, поэтому очень внимательно выверяем подводные камни. О срыве сроков сделки речи не идет, надеемся, что она произойдет в апреле-мае. Вероятность исключения из схемы ВЭБа существенна. Но мы рассматривали этот вариант на разных стадиях проработки сделки, даже начальной. Он предполагает, что "Система" передаст 25% плюс одну акцию "Связьинвеста" "Ростелекому", а взамен оператор берет на себя обязательства по кредиту "Комстара" на 26 млрд руб. в Сбербанке. Размер долга для "Ростелекома" как уже объединенной компании не критичен. Мы рассчитываем рефинансировать его на более выгодных условиях, чем "Комстар", например выпустить долгосрочные облигации сроком до десяти лет.

— Министр связи и массовых коммуникаций Игорь Щеголев официально говорил, что "Связьинвест" и "АФ-Телеком" (владеет 31,1% акций "МегаФона") ведут консультации об альянсе. Известно даже, что существует проект меморандума, но он до сих пор не подписан. Почему?

— Переговоры не прекращены, в настоящий момент стороны формулируют свои позиции. Насколько мы знаем, "АФ-Телеком" выскажет свое мнение после одобрения реформы "Связьинвеста" собраниями акционеров реорганизуемых обществ. До этого момента осталось два месяца.

— Вы не думаете, что "АФ-Телекому" было выгодно заявлять о своем интересе к такому альянсу только до тех пор, пока Федеральная антимонопольная служба (ФАС) и Минкомсвязи не высказались против сделки Teliasonera и Altimo (акционеры "МегаФона") по объединению своих долей в "МегаФоне" и Turkcell?

— Мы никогда не скрывали, что наиболее предпочтительным вариантом развития сотовых активов холдинга считаем альянс с одним из операторов "большой тройки". Но заставить кого-то, разумеется, мы не можем. "Связьинвест" открыт к диалогу и по-прежнему считает, что это хорошее предложение для обеих сторон.

— Ранее источники "Ъ" в "АФ-Телекоме" утверждали, что в случае обмена своей доли в "МегаФоне" на акции объединенного "Ростелекома" компания не готова уступать в нем контроль. Ведь есть пример АФК "Система", которая, владея блокпакетом в "Связьинвесте", не могла влиять на принятие решений в госхолдинге.

— Это очень сложный вопрос. Официальная позиция государства, готово ли оно уступить контроль или нет, может быть высказана только им. Домысливать и фантазировать я не хочу. Если отталкиваться от мирового опыта, то в ведущем телеком-операторе Франции France Telecom государству принадлежит около 30%. АФК имеет долю в холдинговой структуре, мы же в числе прочих вариантов обсуждали участие в капитале операционной компании, которая будет создана в процессе реорганизации.

— Что уже сделано для создания четвертого федерального сотового оператора, кроме того что развивать мобильные активы холдинга был приглашен бывший топ-менеджер "МегаФона" Алексей Ничипоренко?

— Решено, что все сотовые компании заключат договор с управляющей компанией. Уже можно сказать, что юридическое лицо будет называться "Мобител" и на 100% принадлежать "Связьинвесту". Сейчас мы переизбираем советы директоров мобильных "дочек", в которые кроме представителей МРК активно входят менеджеры холдинга.

За последние полгода была проведена колоссальная работа по анализу биллинговых систем и возможности внедрения систем ERP (Enterprise Resource Planning System — система планирования ресурсов предприятия.— "Ъ"), оценка политики учета и списания компаниями абонентов, мониторинг парка оборудования, которое стоит на сетях. Сейчас есть четкий план действий, он направлен на унификацию всех процессов. Мы считаем разумным использовать для внедрения ERP лицензии Oracle, которые были закуплены в 2003 году. С разработчиком софта мы уже договорились, что новые лицензии приобретаться не будут.

— Будете ли вы учитывать при создании сотового оператора то обстоятельство, что АФК "Система" заявила о своих правах на 32% акций СМАРТС, которые Леонид Маевский (владелец компании "Сигма Капиталс Партнерс") называет своими?

— Мы провели due diligence компании по итогам девяти месяцев, сейчас начали оценивать результаты 2009 года — хотим убедиться с цифрами в руках, что СМАРТС выполнил запланированные показатели. После откровения АФК "Связьинвест" запросил у корпорации документы, подтверждающие их права требования. Когда мы их получим, будем делать выводы и оценивать риски. Если информация подтвердится, то переговоры о покупке нужно будет вести с Геннадием Кирюшиным (основной владелец СМАРТС.— "Ъ") и АФК. На мой взгляд, это почти нереально, так как в этом случае Леонид Маевский (владелец 20% акций СМАРТС.— "Ъ"), скорее всего, начнет судиться с "Системой". При такой конъюнктуре покупать компанию нецелесообразно.

— "Связьинвест" находился в решающей стадии переговоров с Агентством по страхованию вкладов (АСВ) относительно передачи 29,9% акций "Ростелекома" в доверительное управление холдингу. Почему было принято решение передать их ВЭБу (владеет 9,8% оператора)?

— Я не знаю. ВЭБ и АСВ подчиняются в конечном итоге правительству РФ, которое приняло такое решение. Но диалог у нас не прекратился. Мы обсуждаем комплекс соглашений, который условно можно называть акционерным соглашением. В данном случае это единственная правовая форма в российском законодательстве, обеспечивающая интересы каждой из сторон.

— Что оно подразумевает и какие задачи позволит решить?

— Было бы глупо, если бы государственные структуры в лице "Связьинвеста", ВЭБа или АСВ имели разную позицию по реорганизации холдинга. При этом цели у нас разные. Задача ВЭБа и АСВ — вернуть вложенные в "Ростелеком" деньги, наша — обеспечить успех реформы. Акционерное соглашение оговаривает наше взаимодействие по этому процессу. То есть по ряду вопросов голосование на общих собраниях акционеров будет консолидированным. Основные из них — принятие бюджетов и стратегии общества, поддержание кандидатур на выдвижение в члены совета. А ВЭБ и АСВ получат от "Связьинвеста" опционы, которые позволят избежать финансовых рисков, но необязательно, что их модель будет одинаковой.

— Каких основных результатов удалось достичь "Связьинвесту" и его "дочкам" за прошедший год?

— Если говорить о группе компаний в целом, то основные показатели по прибыли и EBITDA за 2009 год в сравнении с предыдущим выросли почти на 20%. Самое главное — очень резко увеличился свободный денежный поток, в семь раз, или на 600%, превысив 38 млрд руб. На фоне хороших результатов региональных компаний отчетность "Ростелекома" выглядит особенно мрачной — падение EBITDA более чем на 25% и снижение чистой прибыли почти на 30%. Показатели объясняются отчасти не совсем верной инвестиционной политикой в предыдущие годы. Одна из целей реорганизации — переломить ситуацию, так как в условиях высококонкурентного телекоммуникационного рынка оператор дальней связи с социальной нагрузкой, как у "Ростелекома", сам по себе не является конкурентоспособным.

— Компании "Связьинвеста" одержали безоговорочную победу в конкурсах на услуги мобильного широкополосного интернета в частотном диапазоне 2,3-2,4 ГГц (4G), выиграв 39 лицензий из 40. Насколько справедливы разговоры о том, что условия конкурсов изначально были прописаны под "Связьинвест"?

— Условия конкурсов составляла рабочая группа, в которую вошли представители практически всех операторов, в том числе и мобильных, а утверждала их Государственная комиссия по радиочастотам (ГКРЧ). После объявления результатов любого конкурса всегда остаются недовольные, но позиция операторов "большой тройки" уникальна. Выиграв в апреле 2007 года лицензии на связь третьего поколения (3G) и еще даже не запустив сеть по всей стране, ограничившись лишь выполнением минимальных требований, они хотят получить ресурс под 4G. Основание очень простое: технология 3G перестала их устраивать. В этом случае, на наш взгляд, справедливо лицензии сдать государству и бороться на равных условиях с игроками, у которых и 3G-то нет.

— С какими поставщиками вы ведете переговоры о поставке оборудования для строительства сети?

— Мы приняли решение развивать LTE (технология связи.— "Ъ"), так как она более перспективна, чем WiMax. Производителей оборудования LTE в мире значительно больше, а значит, абонентские терминалы, поддерживающие этот стандарт, дешевле. Конкурсные условия предполагают, что производитель должен быть отечественный. Сейчас Минкомсвязи формулирует критерии, определяющие, кого таковым можно считать.

— В начале марта ФАС возбудила дело против "Дальсвязи", которая, по ее мнению, устанавливает монопольно высокие цены за предоставление услуг доступа в интернет. Так, тарифы компании в Камчатском крае превышают тарифы Москвы и Санкт-Петербурга на 350-1700%, а Сахалинской области — на 1800-5100%. Что вы планируете предпринять?

— ФАС назначила рассмотрение дела на 5 апреля, но уже 1 апреля "Дальсвязь" предложит абонентам так называемый социальный тариф, предполагающий снижение стоимости безлимитного интернета в регионах Дальнего Востока в несколько раз. На материковой части цена составит 500 руб., а на отдаленных территориях и на Сахалине — 1,5 тыс. руб. при скорости 128 кбит/сек. (в пределах лицензионной территории "Дальсвязи"). Сейчас на Сахалине безлимитный интернет на этой же скорости обходится пользователю в 3,5 тыс. руб. в месяц. Остальные МРК введут социальный тариф с 1 июня: европейская часть — примерно 250 руб., Сибирь — от 300 до 450 руб., по Уралу — 250-500 руб. При этом наши действия нельзя рассматривать как ответ ФАС, хотя регулятор, вероятно, как раз и рассчитывал, что сейчас объявит о возбуждении дела, а после все увидят понижение тарифов.

Напомню, что в сентябре прошлого года министерство публично поставило нам задачу ввести социальный тариф. После все МРК решали этот вопрос, так как нужно было сбалансировать затраты по каждому из тарифов, оперируя категориями не отдельных "дочек" холдинга, а уже объединенной компании. ФАС знала, что мы работаем, но решить такую масштабную проблему за один день невозможно.

— Отразится ли резкое снижение тарифов на финансовом положении МРК и что мешало сделать это еще несколько лет назад?

— Негативных последствий мы не ожидаем, скорее наоборот. Подключившись к социальному тарифу, абонент традиционно захочет большего и перейдет на более скоростную, а значит, и более дорогостоящую услугу. Этот шаг мы рассматриваем как некий инструмент привлечения, позволяющий решить главную проблему — стремительное увеличение количества пользователей интернета в России по низкой цене. В этом году мы хотим только за счет введения социального тарифа увеличить абонентскую базу на 10% минимум, а в целом увеличить подключения с 5,1 млн до 7 млн. Высокие тарифы объяснялись соответствующей стоимостью аренды магистральных каналов. Раньше "Ростелеком" держал высокие цены за аренду для "Дальсвязи" и других МРК, стараясь улучшить показатели прибыльности. При этом оператор терял рыночную долю, так как региональные компании уходили к альтернативным операторам с меньшими тарифами. Сейчас мы стараемся придерживаться более сбалансированной политики.

— Холдинг впервые в истории вводит опционную программу. Почему она необходима именно сейчас и не находите ли вы это излишеством?

— Нет. Юридическая и финансовая реструктуризация очень важна, но в конечном итоге в компании работают люди, и нам было важно придумать простую идею, которая могла бы сплотить всех ключевых сотрудников. Мы считаем, что лучший способ сделать это — предложить им стать акционерами будущей компании. В ходе опционной программы акции не будут дариться сотрудникам, они полностью оплатят бумаги по зафиксированной цене. Таким образом, ни государство, ни "Связьинвест" ничего не потеряют, то есть менеджеры заработают только в случае роста капитализации компании.

Интервью взяла Инна Ерохина



Комментарии
Профиль пользователя