Коротко


Подробно

Прииск на вес золота

Журнал "Огонёк" от , стр. 30

Репортаж о легальной и нелегальной добыче драгоценных металлов и камней в Югре будет представлен на этой неделе среди прочих работ на конкурс "ТЭФИ-Регион".


Как это ни странно звучит, но в районе горы Неройка именно роют: здесь добывают золото и драгоценные камни. "Неройка" в переводе с мансийского означает "Старик (мужчина)-гора". Журналисты телекомпании "Югра" отправились в эти отдаленные (даже от них) места, чтобы снять репортаж "Приполярное Эльдорадо". На этой неделе он будет представлен в Ярославле, где Академия российского телевидения проводит один из этапов Всероссийского телевизионного конкурса "ТЭФИ-Регион - 2009" в направлении "Просветительское и развлекательное телевещание". Во время работы над фильмом съемочная группа (автор и режиссер Дмитрий Сотников, оператор-постановщик Константин Веремейчик, оператор Алексей Вакуев) пролетела и проехала 1700 километров, из них 350 — по горным дорогам Приполярного Урала. Дмитрий Сотников за 7 дней похудел на 5 килограммов. "Огонек" представляет читателям этот репортаж.

Дмитрий Сотников, журналист: Золото и камни на территории современной Югры добывают уже несколько сотен лет. Все запасы сосредоточены примерно в одном месте — это район гор Неройка, Народа, рек Щекурья, Пуйва и Манья, а также их многочисленных притоков. Край дикой и пока не тронутой природы. В горах практически нет населенных пунктов. Ближайшее место, куда хоть как-то можно добраться, — поселок Саранпауль Березовского района.

Жизнь в Саранпауле сложная, с работой плохо: мощные в прошлом геологические предприятия переживают не лучшие времена. Люди занимаются кто чем. В основном рыбачат, целыми семьями. И почти все чего-то ждут: кто очередного пособия или родительской пенсии, кто развития проекта "Урал промышленный — Урал Полярный". Многие не ждут уже ничего...

Генеральный директор компании "Сосьвапромгеология" Андрей Андреев не сразу согласился свозить нас на золотой прииск. Он не мог понять, зачем нам понадобилось влезать в столь сложную и опасную тему, как незаконная добыча золота... Но вот в кузове самосвала "Урал" мы ждем переправы для поездки в горы. Андрей Александрович рассказывает о работе компании. "Сосьвапромгеология" еще недавно была на грани краха. Постепенно ситуация выправилась. Сегодня геологи разрабатывают и ведут разведку нескольких месторождений золота и других полезных ископаемых.

На прииске «Золотошор», куда можно добраться только на тяжелой технике, обнаруживается неожиданная цивилизация: благоустроенные домики, столовая с плазменным телевизором и даже интернет

На прииске «Золотошор», куда можно добраться только на тяжелой технике, обнаруживается неожиданная цивилизация: благоустроенные домики, столовая с плазменным телевизором и даже интернет

Фото: Константин Веремейчик

Мы едем на речку Золотошор. Там компания "Сосьвапромгеология" ведет промышленную добычу золота. От поселка Саранпауль до прииска 70 километров. Казалось бы, пустяк. Но дорога занимает много часов, и добраться до места можно только на тяжелой технике. Большинство месторождений золота на Приполярном Урале находится в крайне труднодоступных местах.

Четыре часа пути по горной дороге — и мы на месте. Прииск "Золотошор" — месторождение перспективное, здесь все хорошо и обстоятельно обустроено. Добывать золото тут будут еще много лет.

Приезжаем в разгар рабочего дня. Работы ненадолго прерываются, приезд директора — большое событие. По сути, Андреев — это единственное связующее звено прииска с внешним миром. Он привозит продукты, сигареты, письма... Короткий доклад о состоянии дел, и работы возобновляются. На прииске трудятся всего 9 человек, причем трое из них финны. Оказывается, Финляндия — один из лидеров в области добычи россыпного золота. Иностранцы работают экскаваторщиками и делают свое дело ювелирно точно.

Сезон добычи длится с конца мая по конец сентября. На прииске есть все необходимое для полноценной полевой жизни: благоустроенные домики, баня, столовая с плазменным телевизором и спутниковой тарелкой, интернет. Рабочий день с 9 утра до 6 вечера.

Технология добычи золота традиционна и неизменна уже несколько сотен лет. Породу, содержащую металл, промывают водой на специальном приборе. Здесь его называют "грохот". Вода, кстати, используется в замкнутом цикле, что делает процесс экологически безопасным. Все крупные камни отпадают сразу. После промывки золото, как самый тяжелый элемент, оседает в специальном бункере, откуда его вынимают один раз в день. После чего складируют в охраняемое помещение.

Золото — а оно здесь очень высокой пробы — регулярно вывозится с прииска. Дальше оно поступает на аффинажный завод, где переплавляется в слитки и получает пробу. Только после этого золото может легально поступить в обработку и продажу. Вопросам безопасности здесь уделяют особое внимание: на прииске ведется круглосуточное видеонаблюдение. В любой момент сотрудники службы безопасности или акционеры компании могут через интернет увидеть, что происходит, а также немедленно отреагировать на опасность. Есть много секретов, которые мы не вправе раскрывать. Скажу одно: ограбить прииск практически невозможно. Вернее, это бессмысленно, потому что затраты на криминальную операцию просто не окупятся. Здесь не хранят много драгоценного металла.

Фото: Константин Веремейчик

Кстати, объемы добычи — коммерческая тайна. Андреев рассказал только о предполагаемых запасах — около 100 килограммов. Это примерно 100 миллионов рублей — исходя из цены в тысячу рублей за грамм металла. И хотя добывают здесь золото, речь о сверхприбылях не идет. Предприятие платит немалые налоги, зарплату, гоняет технику, обеспечивает безопасность и так далее. Но то, что не очень выгодно для законопослушного пользователя, может быть фантастически выгодно добытчику нелегальному.

Андрей Андреев, генеральный директор ОАО "Сосьвапромгеология": Незаконная добыча — это значит какие-то группы людей собираются, выезжают на месторождение. Скорее всего, они уже там были ранее либо слышали, что там есть. Берутся обыкновенные лоток, заступ, берется порода, отмывается. Труд достаточно тяжелый: из-за нескольких граммов золота придется провести целый день по колено в воде. Мое личное мнение: частным лицам надо выдавать разрешения, лицензии, открывать пункты приема металла, чтобы не был сбыт черным способом, налево, чтобы все шло государству.

Дмитрий Сотников: Пока государству от "черных копателей" одни убытки. Добытый на Урале металл из региона вывозится. Причем легко. А всплывает он как в России, так и за рубежом. Многие иностранные банки даже не спрашивают документов, когда к ним в офис приносят самородное золото — только цену. Ведь золото — актив вечный...

В Саранпауль мы вернулись в полном смятении: в каком направлении копать? С легальной добычей золота все понятно, а кто и как добывает металл незаконно? И тут нам повезло — на интервью согласился геолог и камнерез Андрей Быстров. Сегодня его бизнес — водить туристов в горы.

Фото: Константин Веремейчик

Андрей Быстров, камнерез: Золото, сам понимаешь, здесь давным-давно разрабатывается. Золота много, так что с этим без проблем здесь. У меня трое детей, мне надо как-то кормить их. А если я больше ничего другого не умею в жизни делать? Почему я должен это бросить? Во-первых. А во-вторых, я же не похаблю взрывом какие-то карьеры, не долблю. Это чисто все вручную. Большого урона я не наношу. Так же не подойдешь к горе и начнешь копать. Минимум геологию, хотя бы сами породы знать надо, как они залегают. Мне камень ближе. Металл, честно говоря, совсем никак.

Дмитрий Сотников: Итак, камни. В "Сосьвапромгеологии" собрана уникальная коллекция кварца и его видов. Кварц сам по себе ценен. После обработки он идет на производство стекла, различных приборов и микросхем. Современные нанотехнологии без этого минерала просто немыслимы. Но разновидности кварца имеют еще большую ценность. Отдельные кристаллы и друзы на рынке востребованы. Это и сырье для ювелирной промышленности, и предмет коллекционирования. Дело в том, что каждый камень уникален сам по себе. Второго такого просто не существует.

Сергей Комарицкий, главный геолог ОАО "Сосьвапромгеология": Хорошая друза с рутилом стоит десятки, сотни долларов. Все зависит от размера, от компактности.

Дмитрий Сотников: Оценку камням может дать только специалист, а он не всегда заинтересован в озвучивании истинной стоимости минерала. Если тот же горный хрусталь по оценке не стоит ничего, и на это есть заключение, камень можно легко вывезти за границу. А уж там он найдет своего покупателя по реальной цене. Вот такая получается цепочка. Да и поискать в уральских горах помимо кварца можно много чего еще.

Дмитрий Сотников: По слухам, здесь находили даже алмазы.

Фото: Константин Веремейчик

Сергей Комарицкий: Почему слухи? Алмазы найдены. Найдены нашей экспедицией.

Дмитрий Сотников: После таких новостей мы решили снова отправиться в горы, чтобы примерить на себя роль "черного копателя" и самим поискать камни. Добрые люди подбросили нас на базу "Неройка", принадлежащую компании "Полярный кварц", и указали маршрут поиска. Наша цель — кварцевый рудник Додо, его отвалы и штольни.

На рудник с базы ведут две дороги: верхняя и нижняя. Подняться мы решили по первой, а вернуться по второй. Путь неблизкий — в общем около 20 километров по кругу, все пешком, иначе никак. Путешествие займет целый день. Красота в горах необыкновенная: водопады, ущелье, плато. Где-то здесь место перехода оленей из Европы в Сибирь...

На руднике Додо нас застала непогода. Мы увидели домик, в котором обычно работают старатели, добывающие кварц. И здесь — все, как принято по неписаным законам: печка, необходимый запас дров и минимальный набор продуктов. И в этой ситуации неважно, кто ты: журналист, "черный копатель", рабочий или турист.

...Вот он, рудник Додо. Когда-то это был полноценный поселок, в котором постоянно жили и работали около 300 человек. Кризис наступил еще в советские времена. Уже тогда было выгоднее искусственно выращивать кварц, а не добывать его, да еще в такой глухомани. Так что Додо на время, по крайней мере так считают специалисты, законсервирован. Какое-то количество минерала здесь по сезону добывают и сегодня, но о прежних объемах и речи нет. И вряд ли поселок когда-либо возродится.

Фото: Константин Веремейчик

Нас интересует одна из брошенных штолен. Оператор Алексей Вакуев там однажды был. В этой штольне, кроме ржавых вагонеток и огромного количества красивого, но снега, мы больше ничего не нашли. Оно и немудрено — штольня давно отработана... Ощущение — как будто в аду побывал.

Весь кошмар похода в штольню мы осознали, когда вышли на свет. Если бы что-то случилось, нас бы никогда никто не нашел... Вскоре мы обнаружили то, что искали... Это друза, правда, найдена она не в штольне, а на одном из отвалов на руднике Додо. Конкретно этот камень особой ценности не представляет. Если бы он был чистый, прозрачный, или, наоборот, темный, или с розовым или желтым оттенком, либо какими-то вкраплениями, тогда имел бы ценность. А так — сувенир и не больше.

Конечно, мы не геологи и не профессиональные искатели золота и камней. Но даже один день погружения в профессию дает представление о том, насколько тяжелое, опасное и неблагодарное это занятие. Романтика поиска сокровищ улетучивалась на глазах... Километров сто в кузове автомобиля, потом пешком в горы с рюкзаком и ружьем на всякий случай, потом страшная погода, бесконечные камни...

Путь обратно с рудника Додо на базу "Неройка" мы проходим нижней дорогой... Находиться в этом районе без разрешения администрации компании "Полярный кварц" запрещено. Но проконтролировать все подходы к руднику просто невозможно. "Черные копатели" ходят сюда этой же самой дорогой. Но людей мы не встретили, зато чуть было не столкнулись с настоящим хозяином горной долины. Почему мы все время с ружьем? Без ружья опасно. Вот следы медведя, прошел совсем недавно. Не особо крупный, но, по словам сторожей, живущих на базе "Неройка", в окрестностях обитает 8, а то и 10 штук...

Фото: Константин Веремейчик

Итак, незаконная добыча золота и камней на Приполярном Урале ведется. Что делать и как бороться с этим явлением?

Андрей Андреев, генеральный директор ОАО "Сосьвапромгеология": ...Надо просто отрегулировать этот вопрос. Пускай люди добывают. Просто все надо контролировать.

Андрей Быстров, камнерез: В принципе это возможно. Раньше же такое было. Единственное — ты представляешь, какой криминал здесь начнется? Из-за места будет бойня, ну золото все-таки, сам понимаешь — "крыша" отъезжает сразу.

Дмитрий Сотников: Что интересно: по информации правоохранительных органов за последние 5 лет в Березовском районе Югры не был задержан ни один "черный копатель"...

Материал подготовила Юлия Ларина


Страна оленья

Досье

Поселок Саранпауль находится в Березовском районе Ханты-Мансийского автономного округа. Первые коми-зыряне обосновались на берегу реки Ляпин в 1842 году. Зыряне называли поселок Ляпин, а проживающие недалеко манси — Саранпауль ("зырянский поселок"). Основали поселок оленеводы, лишившиеся стад оленей из-за сибирской язвы и вынужденные искать себе место жительства и другое занятие. Только через полтора десятка лет восстановилось оленеводство. Советская власть создала в 1931 году оленеводческий совхоз. Здесь также занимались молочным животноводством, коневодством, промыслом дикой пушнины, рыбодобычей... Это было время расцвета поселка. Геологические экспедиции пришли сюда тоже в 30-е годы. Додо было в числе месторождений, разведанных в 70-80-х годах. Оно известно в мире как месторождение горного хрусталя и прозрачного жильного кварца.

Материалы по теме:

Комментарии

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение

Профиль пользователя