Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 46
 Конъюнктура / Демпинговые войны

Русский металл гремит в Америке


       США, Таиланд и Чили возбудили против российских металлургов антидемпинговые процессы. Если металлургов засудят, они потеряют рынки сбыта и миллиарды долларов выручки.
       
       Все страны воюют с чужими экспортерами. Даже Россия недавно попыталась побороться с засильем куриных окорочков. В 1996 году США, Таиланд и Чили решили прогнать со своих рынков русский металлопрокат, прибегнув к испытанному средству — антидемпинговым процессам. Забеспокоились они не зря. В последние три года российские металлурги все активнее захватывают чужие рынки. Экспорт их продукции в США, например, вырос с $1,5 млрд в 1995 году до $1,9 млрд в 1996 году.
       
       Демпинг (от англ. dumping, буквально "сбрасывание") — продажа товаров на внешних рынках по ценам ниже принятых на внутреннем рынке в целях устранения конкурентов и захвата внешних рынков.
       
Тайский стальной взгляд
       Первыми с нашими металлургами начали разбираться малые страны. В ноябре 1996 года тайский металлопроизводитель Savakhiria подал в Национальный антидемпинговый комитет жалобу, что Новолипецкий, Череповецкий и Магнитогорский металлургические комбинаты продают Таиланду слишком много дешевого горячекатаного листа. Началось расследование. Представительницу торгпредства Таиланда в России откомандировали на завод, чтобы она посчитала себестоимость спорного товара и узнала цены, по которым его продают в России. Но она ничего такого делать не стала. Прокатилась по заводу на микроавтобусе, предложила создать СП по выпуску бытовой электротехники и уехала.
       Несмотря на такое дружелюбие, 20 февраля в Таиланде все-таки пройдут антидемпинговые слушания. В правительстве России полагают, что они закончатся не в нашу пользу.
       
Чилийская железная хватка
       Та же самая продукция (правда, не в листах, а в рулонах) череповецкого завода "Северсталь" мешает жить Чили. В 1994 году на чилийском рынке впервые появилась русская сталь. И было-то ее до смешного мало — всего 40 тыс. тонн. Однако местный стальной монополист Siderurgika Uachipato SA счел себя ущемленным. И написал жалобу в национальную комиссию по расследованию случаев ценовой дискриминации. Жалобу не приняли. Чилийское правительство посоветовало своему монополисту снижать себестоимость своей продукции.
       Однако в октябре 1996 года эта компания снова пожаловалась на "Северсталь". 7 октября началось-таки расследование. Теперь чилийцы повели его в свою пользу. Свои претензии они отправили не экспресс-почтой, как это принято, а обычной. "Северсталь" получила их лишь 4 декабря. А чилийцы, не дождавшись оправданий, в середине декабря ввели на русский стальной прокат антидемпинговую пошлину в 20%. Она будет действовать до конца расследования.
       Российский МИД уже дважды приглашал к себе чилийского посла и объяснял, что так делать нехорошо — можно было созвониться с заводом и поинтересоваться, получил ли он послание. Посол дважды обещал посодействовать, но временная пошлина до сих пор не отменена. Если мы проиграем процесс, она станет постоянной.
       
Американские металлические нотки
       Но самое большое антидемпинговое расследование ведется на основном рынке сбыта русского металлопроката — в США. Американскую тяжбу затеяли компании Geneva Steel (штат Юта) и Gulf States Steel (Алабама). С 1995 года они собрали большое досье на заводы Украины, Китая, Южной Африки и на тринадцать крупнейших металлургических комбинатов России. Американцы недовольны тем, что русские продают металлопрокат в США по $307 за тонну, в то время как рыночные цены составляют там $425-450. При этом они утверждают, что в России тот же металл стоит на 230% дороже.
       Их жалобу поддержала USX Corporation и объединение профсоюзных работников сталелитейной промышленности США. 5 ноября петиция была подана в министерство торговли США и в комиссию по международной торговле США.
       Здесь антидемпинговое расследование ведется вполне цивилизованно. В декабре в американское посольство и МВЭС России отправили полный текст петиции и вопросник для российских производителей металлопроката. На 150 страницах металлургические комбинаты должны рассказать о себестоимости своей продукции, об объемах ее поставок в США, о внутренних и экспортных ценах, о своих дилерах и американских партнерах.
       В январе МВЭС России посетили сотрудники управления по импорту Минторга США, которые объяснили представителям заводов, как заполнять вопросник.
       
Железная русская логика
       Этот вопросник возмущает руководство металлургических предприятий: американцы узнают все наши коммерческие тайны — поставщиков сырья, цену поставок и даже (святая святых не только в России!) — себестоимость. Более того, начальник отдела внешнеэкономических связей Ачинского металлургического завода (Челябинская область) Алексей Богатырев считает, что американцы затеяли антидемпинговые процессы именно для того, чтобы узнать коммерческие тайны. Тогда, по версии Богатырева, они смогут претендовать на пакеты акций самых сильных металлургических комбинатов, чтобы довести их до банкротства и таким образом избавиться от конкурентов.
       Не согласен с этой версией начальник отдела международных обязательств и урегулирования торговых споров МВЭС России Алексей Ружин. Согласно антидемпинговому законодательству США, большая часть информации о заводах попадает только к антидемпинговому следователю. Ее разглашение уголовно наказуемо. Поэтому следователи очень щепетильны, да и вообще они дорожат своим местом и репутацией.
       Такого же мнения придерживается адвокат германского адвокатского бюро Herr Stiffengover und Lutz Кристина Хюпер, помогающая американским адвокатам защищать интересы русских металлургов. Услышав о боязни русских за свои коммерческие тайны, Хюпер просто рассмеялась: "В России столько коммерческих тайн, сколько я не видела ни в одной другой стране. Не знаю, откуда у русских эта паранойя".
       Как бы то ни было, знание коммерческих тайн никак не поможет американцам скупить российские акции, если им не захотят их продавать. Так что металлургам придется отбросить шпиономанию и давать ответ по существу.
       
Железные русские нервы
       Подготовку к защите металлурги начали с того, что обратились в правительство за поддержкой. В январе замминистра промышленности России Серафим Афонин созвал металлургов, представителей Минпрома и МВЭС России на совещание. И объяснил металлургам, что в первую очередь они должны помочь себе сами. Иначе их будут судить на основе доводов американских конкурентов.
       На совещании решили скинуться на адвокатов. Новолипецкий, Магнитогорский, Орско-Халиловский металлургические комбинаты выбрали американскую адвокатскую контору О`Malvany & Mayers, а Череповецкий — американскую же Paul & Goldstein (они с ней уже имели дело).
       Правительство тоже начало помогать металлургам: при МВЭС создана группа по координации урегулирования антидемпинговых споров. Ее руководитель, упоминавшийся уже Алексей Ружин, стал нянькой российских металлургов. Он ежедневно звонит заводчанам и объясняет, что для успешной защиты нужно все накладные и таможенные документы по поставкам в США складывать в одну папку. Ему перезванивают и сообщают, что на публичные слушания некому поехать. Он уговаривает, что поехать необходимо: "Уйдем с одного, с другого рынка. А потом некуда будет уходить". По словам Ружина, до заводских чиновников это доходит с трудом.
       Впрочем, не все так плохо. У России есть аргументы для защиты. Например, как уже говорилось, американцы высчитали, что в России металл продается по ценам на 230% выше, чем в США. Это явная ошибка: по данным Ружина, цены в России выше в среднем на 40% (20% НДС и до 20% — железнодорожная перевозка).
       
Деньги гибнут за металл
       Самое неприятное для металлургов заключается в том, что Россию на процессах в США собираются рассматривать как страну "с нерыночной экономикой". К такому выводу склоняются министерство торговли США и американская комиссия по международной торговле. А это может иметь печальный результат. Дело в том, что для стран "с нерыночной экономикой" американское антидемпинговое решение по делу одного производителя автоматически распространяется на всех остальных. И рынок закрывается полностью.
       Американцы доказывают нашу нерыночность тем, что правительство России владеет контрольными пакетами акций большинства металлургических комбинатов, регулирует цены на электроэнергию, газ, воду, наконец, к правительству металлурги обращаются за субсидиями. Российские металлурги и МВЭС пытаются это опровергнуть — около 90% предприятий отрасли приватизировано, а о субсидиях у нас уже и не мечтают, говорят они. Однако, если переубедить американцев не удастся, другие страны, скорее всего, тоже квалифицируют Россию как нерыночную страну. И вот тогда антидемпинговые процессы могут кончиться для российских металлургов настоящей катастрофой. Если они потеряют внешние рынки сбыта, то им просто некуда будет девать 50-80% продукции.
       
       Российский экспорт металлопродукции
       
Год Общий объем экспорта, млрд $ Экспорт продукции черной металлургии, млрд $
1994 11,7 6,6
1995 15,9 8,2
1996 16,0 9,0
       
       
ЕЛЕНА ВРАНЦЕВА
       
        Антидемпинговый процесс — цивилизованный способ избавиться от опасных конкурентов
       Потеря внешних рынков станет для российских металлургов катастрофой. Им просто некуда будет девать 50-80% продукции
Комментарии
Профиль пользователя