Коротко


Подробно

Человек в фуляре

Минэкономразвития передало в правительство график ликвидации госкорпораций. Это финальная точка в долгой аппаратной войне главы МЭР, хрупкого технократа Эльвиры Набиуллиной, и группы чиновников-тяжеловесов. Какой ценой ей досталась победа и почему она — ключевой министр кабинета — держится в тени?


Всеволод Бельченко

Эльвира Набиуллина не только министр, но и элегантная леди: она любит стильные деловые костюмы, изящные блузки, хорошие машины и красивые шейные платки-фуляры. На этом модном фоне итоги ее работы выглядят особенно впечатляюще: госкорпорации — черные дыры, в которые успела провалиться изрядная часть казенного имущества, — вначале удалось взять под контроль правительства, а теперь и вовсе отправить в утиль. Имущество при этом, пусть и в несколько потрепанном виде, возвращается в руки государства. В вопросах защиты рынка и частного предпринимательства тихий министр Набиуллина оказалась не менее эффективна, чем ее предшественник и наставник Герман Греф.

Истинный партиец


Эльвира Набиуллина — уроженка Башкирии. Ее родители — этнические татары — работали в Уфе: мать Зулейха — аппаратчицей на заводе, отец Сахипзад — шофером на автобазе. Будущий министр училась в городской средней школе N 31, как вспоминают учителя,— на одни пятерки. Из этой школы, вооруженная золотой медалью и родительским напутствием, она и отправилась в 1981 году в Москву, поступать в МГУ. Занятно, но в соседнем квартале Уфы жил и учился еще один в будущем видный госслужащий, Андрей Шаронов: тогда они не были знакомы, но в 2003 году, когда Набиуллина уйдет из МЭРТ, именно Шаронову достанется ее кресло первого заместителя министра.

На экономическом факультете МГУ Эльвира Набиуллина была одной из лучших студенток.

"Золотая медалистка, стипендиатка Карла Маркса, любившая марксистско-ленинскую политэкономию, свято верившая в идеалы коммунизма, один из первых студентов, принятых в партию у нас на курсе — в общем, образцово-показательный советский человек, — вспоминает глава Центра развития Высшей школы экономики (ГУ-ВШЭ), однокурсник Набиуллиной Сергей Алексашенко. — Думаю, она никогда не собиралась делать такую государственную карьеру. Сейчас взгляды, конечно, изменились: на жизнь смотрит трезво, понимает, как она устроена. Я, кстати, знаю многих наших однокурсников, которые так и не смогли сделать этот переход от марксистских догм к сегодняшней жизни".

"Эля была одной из лучших учениц на курсе — невероятно старательная, очень тщательная, идеальная студентка, если угодно. При этом невероятно хорошенькая, — вспоминает ее однокурсница, экономист Ирина Ясина. — Она училась на дневном, жила в общежитии на улице Кравченко. Часто прямо там, в общежитии, мы устраивали поэтические вечера: Эля, да и все мы увлекались стихами поэтов серебряного века — Ахматовой, Цветаевой, Мандельштама".

В аспирантуре, куда в 1986 году поступила Эльвира Набиуллина, ее ждало сразу два важных знакомства — с преподавателем кафедры истории народного хозяйства и экономических учений Ярославом Кузьминовым и профессором Евгением Ясиным. Первый вскоре стал ее мужем, второго часто называют наставником и идейным вдохновителем Набиуллиной. В середине 90-х Ярослав Кузьминов создаст и возглавит Высшую школу экономики.

Тогда же, в конце 80-х, Евгений Ясин заведовал отделом в комиссии Совмина СССР по экономической реформе, а Набиуллина делала доклады на его ежеквартальных семинарах.

"Я рад считать Эльвиру Сахипзадовну моей ученицей, думаю, что это очень талантливая и хорошая ученица, — говорит Евгений Ясин. — Специализировалась она на проблематике марксистской политической экономии, которая в новых условиях в общем-то не очень котировалась. Я так полагаю, что у нее должен был образоваться определенный вакуум, некая неопределенность, в которой нужно было делать выбор, вот здесь судьба нас и свела". В 1990-м Набиуллина защитила кандидатскую, но ушла с "марксистско-ленинского" экономфака МГУ в постоянный комитет правления Научно-промышленного союза (НПС) СССР по вопросам экономической реформы. Выбор был сделан, и он оказался не в пользу Маркса.

Товарищ министров


В 1992 году НПС СССР превратился в Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП), а Эльвира Набиуллина стала сотрудником дирекции РСПП по вопросам экономической политики, позже — советником Экспертного института РСПП. Но суть ее работы осталась прежней — изучать процессы экономической перестройки страны и помогать главе института Евгению Ясину в подготовке реформ.

"У нас уже тогда было полное единодушие, одинаковое понимание происходящих процессов, — говорит Евгений Ясин. — Честно сказать, поначалу я не очень оценил ее достоинства. Мне казалось, что молодая девушка после университета с марксистско-ленинской подготовкой должна быть чрезвычайно скромной. По поведению она и была скромной, но она выполнила очень важные работы. Она, при поддержке тогдашнего министра финансов Бориса Федорова, выполнила первое исследование Экспертного института, посвященное опыту поведения предприятий в условиях начала реформ. Эта ее работа была очень интересная".

В 1994 году Набиуллина покинула Экспертный институт и перешла на работу в Минэкономики, начальником управления государственного регулирования. На госслужбу ее пригласил тогда замминистра экономики, а ныне вице-президент ВЭБ Сергей Васильев.

Талантливый эксперт быстро поднималась по карьерной лестнице: заместитель, а позже и руководитель Департамента экономической реформы, заместитель министра, ответственный секретарь комиссии по экономическим реформам.

"В Министерстве экономики она занималась вопросами институциональных преобразований и реформы предприятий, — вспоминает бывший министр экономики Яков Уринсон. — На этом поприще она мне запомнилась прежде всего тем, что смогла найти общий язык как с опытными работниками отраслевого профиля, трудящимися в министерстве еще с госплановских времен и глубоко знавшими специфику тех или иных отраслей, так и со вновь пришедшими на работу макроэкономистами гайдаровского призыва".

Карьера Набиуллиной в министерстве прервалась осенью 1998 года — в кабинете Евгения Примакова места для либеральных экономистов не нашлось. Набиуллина уходит в "Промторгбанк" на должность зампреда правления.

Пребывание в частном секторе скорее походило на вынужденную ссылку, откуда Набиуллина бежала при первой же возможности. Уже в конце 1999-го она занимает должность замглавы Центра стратегических разработок (ЦСР) — экономического штаба премьера (и "преемника") Владимира Путина. Именно там в 1999 году под руководством Германа Грефа группа ведущих экономистов готовит стратегию развития страны на 10 лет, фактически — план реформ новой администрации.

Вспоминает один из авторов документа, главный экономист "Тройки Диалог" Евгений Гавриленков: "Как экономист она занималась предприятиями, средой, в которой они действуют, ведь ее профиль — микроэкономика, институциональные преобразования. Правда, как только она начала плотно работать на правительство, места для научных изысканий не осталось".

После победы Путина на выборах и назначения Грефа министром экономического развития и торговли Набиуллина вернулась на госслужбу — первым замом министра.

"Именно тогда она начала играть самостоятельную роль в определении экономической политики, — считает Евгений Ясин. — Этот момент обозначил взлет ее карьеры, открыл путь к ее будущему министерскому посту".

Министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова (слева) и глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина не только элегантные дамы, но и опытные администраторы

Министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова (слева) и глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина не только элегантные дамы, но и опытные администраторы

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Командующий вторым фронтом


"Она кажется не таким харизматичным человеком, как Греф, но она гораздо более организованна. Когда Греф был министром, вся внутренняя работа министерства, по сути, была на Набиуллиной", — вспоминает Евгений Гавриленков.

"В тот момент в министерстве работала команда из ЦСР — Дворкович, Греф, Набиуллина, Дмитриев, — вспоминает Алла Борисенкова, внештатный советник Эльвиры Набиуллиной и советник Германа Грефа. — Греф как министр, безусловно, обеспечивал политическое прикрытие, но и у Эльвиры Сахипзадовны была огромная сфера ответственности, и это было далеко не техническое управление. В той команде каждый нес свою часть политической ноши".

Набиуллина вместе с Владиславом Сурковым, Игорем Шуваловым, Аркадием Дворковичем и Андреем Илларионовым помогала готовить тексты посланий Владимира Путина Федеральному собранию, а в 2004 году даже удостоилось за эту работу специальной благодарности от президента.

В 2003 году она покинула министерство и вернулась в ЦСР, на этот раз на должность руководителя центра. Публично о мотивах той кадровой рокировки ни Набиуллина, ни Греф не объявляли, но эксперты считают — ценного сотрудника забрали из министерства для выполнения особо важной миссии, подготовки экономических положений предвыборной программы Владимира Путина.

Тогда же СМИ писали, что Герман Греф с помощью Набиуллиной и ЦСР хочет открыть "второй фронт экономических реформ": по слухам, особо сложные проекты, которые могли бы увязнуть в правительстве на этапе межведомственных согласований, планировалось отдавать в ЦСР. Оттуда их должны были переправлять напрямую президенту, а тот уже вносил бы революционные идеи в Думу в обход правительства.

Существовал ли этот план в действительности, неизвестно, ясно лишь одно — в середине нулевых Набиуллину стали отправлять на самые сложные участки экономических фронтов. Так, в октябре 2005 года она возглавила Экспертный совет при президентском Совете по реализации нацпроектов, а в 2006 году руководила оргкомитетом саммита G8 в Петербурге.

"Она не стремится играть какую-то заметную роль в политике, в интригах — отмечает Евгений Ясин. — Как профессионал Эльвира относится к самым лучшим в России. Она — не публичный человек, не любит выступать, не любит держать речи, хотя, когда приходится, делает это очень хорошо".

В тылу врага


Назначение Эльвиры Набиуллиной на пост министра стало неожиданностью для публики, сюрпризом оказалось оно и для самого экономиста.

"Назначение было неожиданным, оно вызвало у нее настолько смешанные эмоции, что мне даже сейчас сложно точно охарактеризовать их", — вспоминает Алла Борисенкова.

"Эльвира очень долго была первым замом министра, и с точки зрения идеологии премьера она, очевидно, дозрела до того, чтобы быть министром, — рассуждает Сергей Алексашенко. — Она выросла в этой бюрократической среде, неконфликтна, знает всю тематику министерства. Очень многие люди в правительстве Путина сделали эту карьеру — из замов в кресло руководителя. Особенно это касается экономических ведомств, где у Путина, видимо, нет своих кандидатов, и он опирается на опытных бюрократов.

У Грефа был личный потенциал, драйв, напор, он мог за счет личной энергии пробивать какие-то вопросы. У Эльвиры этого нет: нет ни личных отношений с Путиным, ни напора. И мне казалось, что она не совсем правильный кандидат, в стране есть люди посильнее. С другой стороны, в той группе людей, с которой работает Путин, лучше человека найти тяжело".

Министерский пост означал не только повышенное доверие и ответственность: министерский пост подразумевает публичность и участие в политике, а ведь именно этих аспектов госслужбы Эльвира Набиуллина старательно избегала предыдущие годы.

"Открытость дается ей нелегко, — подтверждает Сергей Алексашенко. — Я знаю ее с другой стороны, и в жизни она совсем не такой человек, которого вы видите на экране: у нее больше нормальных человеческих эмоций, она чаще улыбается, говорит более живыми словами, а не бюрократическим языком. Почему она этого не показывает?

Думаю, это условие командной игры: в правительстве ведь все словно резиновые, там нет ни одного яркого по поведению министра".

"Любой министр, особенно министр экономики, — это политик, — говорит Алла Борисенкова. — Как бы человек ни отстранялся от слова "политик", он не может им не быть. Сдержанность на публике не должна вводить в заблуждение".

Политика тем временем претерпела заметные изменения: на смену экономическому либерализму первого срока пришла новая идеология — государственных инвестиций и массированного вмешательства в экономику. Коллеги Набиуллиной по реформаторскому цеху стремительно покидали властный корабль — Андрей Илларионов перешел в жесткую оппозицию, среди активных критиков власти оказался и Евгений Ясин. Герман Греф ушел на пост главы Сбербанка и практически перестал выступать по общеэкономическим и политическим вопросам. Либеральный экономист Эльвира Набиуллина оказалась в идеологически враждебной среде, перед выбором — менять убеждения, уходить в оппозицию или во внутреннюю эмиграцию. Но она нашла свой выход из ситуации.

"Она действует по принципу "политика есть искусство возможного", — говорит Сергей Алексашенко. — Ей точно удается добиться того, что критического ухудшения институциональной среды не происходит, под ее руководством Минэкономразвития стоит барьером на пути ухудшения нашего законодательства, но вместе с тем нет и прогресса.

Мне кажется, что у нее большая часть времени уходит на тактические задачи, в то же время у министерства нет сильной собственной позиции по многим стратегическим вопросам. Она сторонник командной игры, не любит конфликтовать, любит идти на компромиссы, а при том что ее аппаратный вес меньше, чем у тех людей, с которыми ей положено спорить по должности, это приводит к ослаблению позиции министерства".

"Она — командный игрок, — соглашается Яков Уринсон. — Она умеет аргументированно и весьма настойчиво отстаивать свою точку зрения. Если же в каких-то принципиальных вопросах не находит понимания руководства, может спокойно отказаться от любой, самой высокой должности. В моем представлении Эльвира Сахипзадовна, конечно, экономист либерального направления. Она работает и будет работать в сегодняшней правительственной команде до тех пор, пока уверена, что эта команда ведет экономику в правильном и понятном ей направлении".

Но не сбилась ли сама Набиуллина с курса? Ведь работа среди государственников может сломать даже самого крепкого либерала, сомневается Евгений Гавриленков: "Среда, которая существует в правительстве, начинает трансформировать людей, взгляды меняются. У тех же Грефа, Дворковича взгляды заметно изменились за время пребывания во властной вертикали, им, возможно, приходится публично говорить не то, что они думают. Внутренне она, наверное, либерал, но в министерстве много людей, которые исповедуют дирижистские взгляды, и эти люди пришли в министерство до того, как она заняла пост министра. Приходится все совмещать. К тому же у министерства отобрали многие функции, например торговлю и спорт, его вес снизился. МЭР сегодня глобально решает две задачи — участвует в подготовке бюджета и курирует все, что связано с госинвестициями. А когда возникли госкорпорации, то министерство не могло их полностью контролировать, как не могло контролировать многие монополии под руководством Грефа".

Госкорпорации, пожалуй, стали тем самым рубежом, который Набиуллина не смогла сдать без боя. Эти новообразования, формально государственные, но наделенные абсолютной властью в отношении переданного им имущества, противоречили самим основам рынка и экономического либерализма. Минэкономики, заручившись поддержкой Минфина и других игроков, начало против них позиционную войну.

Публично министерство против госкорпораций не возражало, но всеми способами старалось ослабить их влияние и затянуть передачу им имущества. Министерство требовало повышения прозрачности госкорпораций и введения дополнительных мер контроля. В итоге, например, при наблюдательном совете "Ростехнологий" был создан комитет по стратегическому планированию, который возглавила сама Эльвира Набиуллина. Среди 15 членов комитета есть и либеральные экономисты: Сергей Гуриев, Владимир Мау и Антон Данилов-Данильян.

И вот — финальный аккорд: МЭР передало в правительство план по преобразованию всех госкорпораций — до 2015 года они будут либо акционированы, либо распущены. Партизанская тактика принесла Эльвире Набиуллиной уверенную победу.

Их прекрасная леди


В частной жизни министр, судя по всему, совершенно счастлива: некоторое время назад они с Ярославом Кузьминовым справили фарфоровую свадьбу, их сын недавно окончил Высшую школу экономики.

"Эльвира, помимо того, что она очень способная, еще и очень красивая, привлекательная женщина, от которой при всей ее скромности и сдержанности мужчины тают и падают в разные стороны", — говорит Евгений Ясин.

"Став министром, она не утратила свою женскую сущность, — говорит Алла Борисенкова. — Она обладает замечательным вкусом, и ей интересно то, что интересно женщинам, например одежда, она смотрит, правда крайне редко, модные журналы. Она сама ходит по магазинам, чаще всего во время редких отпусков, особенно любит шейные платочки и шарфы. Есть какие-то женские темы, на которые с ней очень хорошо говорить в свободное от работы время. И кстати — она прекрасно водит машину".

"Она любит путешествовать, — вспоминает Сергей Алексашенко. — Но, думаю, при ее ритме жизни основное время уходит на восстановление и на отдых. Человек работает шесть дней в неделю, из которых дня два — полеты и разъезды, минимум по 12-14 часов в день. Это тяжело, чувствуешь себя как белка в колесе".

Министр и вправду любит шейные платки и хорошие автомобили. Первые почти всегда дополняют ее костюм, а вторые чуть было не послужили поводом для скандала — единственного в карьере министра. В 2008 году, после публикации деклараций о доходах членов правительства и их близких родственников, выяснилось — в гараже Эльвиры Набиуллиной стоят "Ягуар S-Type" (в собственности министра) и "Инфинити M 35" (принадлежит супругу). Правда, когда журналисты взглянули на остальные графы декларации, скандал сошел на нет: выяснилось, что кроме люксовых авто у супругов из имущества есть лишь средних размеров квартира в столице и хороший, но не роскошный загородный дом. Причем расходы вполне соответствовали доходам: 3,2 млн рублей в год у Набиуллиной и 11,2 млн рублей у Кузьминова — каждый из супругов живет на одну, пусть и весьма приличную зарплату.

"Она человек самых глубоких эмоций, — говорит Алла Борисенкова. — Очень хорошо разбирается в искусстве, тонко чувствует музыку. Она любит театр: с удовольствием смотрит спектакли, которые показывают на "Золотой маске", обязательно ходит на Мариинку, например недавно слушала концертное исполнение "Фигаро" Гергиева, с не меньшим удовольствием она смотрела и "Тарарабумбию" Крымова.

В нормальной человеческой жизни она очень интересный, временами радостный, временами грустный, как и все мы, человек".

Эльвира Набиуллина крайне редко проявляет эмоции на публике, один из таких случаев недавно описала у себя в ЖЖ Ирина Ясина. В 2002 году они решили сходить в консерваторию, до здания добирались на машине Набиуллиной. Ирина Ясина тогда еще ходила самостоятельно, но давалось ей это все тяжелее, и Набиуллина решила припарковаться поближе к входу в консерваторию. Охранник, поинтересовавшись, почему машину ставят так близко к зданию, изрек: раз больные, сидите дома, нечего по консерваториям ходить, и потребовал от женщин убираться вместе с автомобилем.

Набиуллина была шокирована и расплакалась, вспоминает Ирина Ясина, остаток вечера ей пришлось отпаивать подругу чаем в ближайшем кафе: "Я с этими гадостями встречаюсь регулярно, а Эля была свидетелем этого первый раз в жизни, и ей было стыдно за этого мента, который нас прогнал. Эльвира глубоко порядочный, чуткий человек".

Интеллигентный, трудолюбивый и ранимый человек, либерал и рыночник, Эльвира Набиуллина работает министром в далеко не идеальном и не рыночном правительстве, играет в команде, где ко многим игрокам есть вопросы. Почему и, главное, зачем? Точный ответ на этот вопрос знает, пожалуй, только сама Эльвира Набиуллина. И она вряд ли раскроет его — для этой публичности время еще не пришло.

Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение