Коротко


Подробно

Языковой дебют

Борис Барабанов о "Так легко" группы "Севара & Эльф"

До 2009 года поклонникам world music оставалось только сожалеть, что Севара Назархан поет по-узбекски и материал, который она выпускает на студии Питера Гэбриела Real World, не доступен широкому слушателю из-за языкового барьера. А кто-то, возможно, напротив, радовался тому, что этот бесценный голос остался в своей нише и не тронут попсой. Максимум, где его мог обнаружить далекий от дел world music слушатель, это на альбоме "Аквариума" "Сестра Хаос". В таких случаях пишут: "На Западе ее знают гораздо лучше". Хочется верить, что премия BBC Radio 3 в области world music, присужденная Севаре Назархан в 2005 году, свидетельствует как раз об этом. Но, видимо, мало найдется музыкантов в бывших советских республиках, которые не смотрели бы с завистью на российский рынок, пусть даже им формально сопутствуют успехи в иных краях. Примеров тому множество, от молдаван Zdob Si Zdub до латышей Brainstorm, не говоря уже об украинских и грузинских товарищах. В 2009 году Севара Назархан выложила в интернет клип на песню "А он не пришел", написанную для нее Сергеем Михалком из группы "Ляпис Трубецкой", и стало ясно, что "любимица Питера Гэбриела" наконец-то решила штурмовать российскую поп-сцену. Ее первый русскоязычный альбом выходит на следующей неделе.

"А он не пришел" — песня обезоруживающая. Если по основному месту работы Михалок сейчас пашет ниву плакатного антиглобализма, то его талант лирика фонтанирует на альбоме Севары. При этом совершенно дворовые по природе текст и мелодия фантастически точно аранжированы продюсером с Real World Records Бруно Эллингемом (Goldfrapp, Nine Inch Nails, Doves) и петербуржцем Виктором Сологубом ("Странные игры", "Deadушки"), которые работали над предыдущим "английским" альбомом Севары "Sen" (2007). Песня и клип "А он не пришел" — не просто хит, это несбыточная мечта о русской поп-музыке, в которой есть и национальные черты, и западное качество, которую не стыдно ни слушать в плейере, ни петь в караоке.

Список прочих участников записи дебюта русскоязычного проекта Севары "Севара и Эльф" также впечатляет. Здесь Николай Девлет-Кильдеев из "Морального кодекса" и звукорежиссер Tequilajazzz Андрей Алякринский. Вадим Степанцов из "Бахыт-компота" неожиданно солидно, без привычного болотистого хрипа спел собственные строчки в дуэте с Севарой "Мы приходим". Он написал еще два текста — "Гори" и "Полюби меня", столько же сочинил поп-профессор Карен Кавалерян. В треке "Доброй ночи", искристом фолк-роковом номере в духе ранней Валерии или Натальи Платицыной, использованы строфы стихотворения Иосифа Бродского "Прощайте, мадемуазель Вероника". Борис Гребенщиков специально для альбома узбекской певицы сочинил песню "Новый шелковый путь". Она закрывает альбом.

Севара Назархан записывала свой альбом в Лондоне, Ташкенте, Нью-Йорке и Москве, но в основном на студии Питера Гэбриела в Уилтшире, а сводила в Бристоле. В отличие от российских музыкантов, которые, найдя деньги на запись где-нибудь на Abbey Road, забывают найти достойные этих стен песни, Севара выбрала материал уникального качества и записала его самым ответственным образом. И здесь важно еще раз подчеркнуть: несмотря на английское качество альбома "Так легко", его совершенно неправильно было бы проводить по ведомству "модной музыки" или, не дай бог, "инди". Это русский поп-диск давно не слыханного здесь качества. Осталось теперь, чтобы местные поп-министры не убоялись экзотического имени и чужеродного бэкграунда и дали делу ход.

http://sevaraielf.ru


Mahala Rai Banda "Ghetto Blasters" (Asphalt Tango)


Бухарестский цыганский ансамбль Mahala Rai Banda создал цыган Аурел Ионица из деревни Клеяни, где его соседями были знаменитые Taraf De Haidouks. Его соотечественники отвечают за вокал и аккордеон, а духовую секцию он вывез из населенного пункта Зече Пражини, прославленного оркестром Fanfare Ciocarlia. Mahala Rai Banda лучше всего известны благодаря песне "Mahalageasca" с первого альбома. Самый известный ремикс на нее принадлежит перу диджея Шантеля, немецкого популяризатора балканской музыки. Она также звучит в фильмах "Борат" и "Гитлер капут!". Диск "Ghetto Blasters" специализирующийся на world music журнал Songline характеризует как лучший цыганский альбом для вечеринок 2009 года. Диск начинается довольно стандартной песней Fanfare Ciocarlia "Tu Romine", но в дальнейшем Mahala Rai Banda сближаются с клубным звуком, известным как Balkan Beats. Здесь есть даб в духе Шантеля, украинский гопак, ресторанный китч с оглядкой на OMFO, арабские дарбуки, типичные песенные схемы Горана Бреговича, напор ска — все, что не без основания считают универсальным музыкальным кодом Восточной Европы и Средиземноморья.

http://www.myspace.com/mahalaraibanda


Forro In The Dark "Light A Candle" (Nat Geo Music)


Forro In The Dark начинались, как локальный феномен Ист-Виллиджа. Манхэттенские музыканты бразильского происхождения играли джем-сейшены в клубе Nublu, принадлежащем помешанному на Бразилии турку Ильхану Эрсагину. Эрсагин стал выпускать записи Forro In The Dark на своем лейбле, и вскоре в числе коллабораторов группы уже значились Дэвид Бирн, Бебель Жильберту и Михо Хатори из Cibo Matto, а лидера Forro In The Dark Мауро Рефоско пригласил на должность перкуссиониста в свой новый проект Том Йорк. Форро — это традиционный танцевальный стиль, изначально предполагавший аккомпанемент аккордеона, ручного барабана забумба и металлического треугольника. Forro In The Dark, естественно, урбанизировали саунд, но в разумных рамках. Например, главный инструмент на их втором студийном альбоме "Light A Candle" — это флейта. В целом "Light A Candle" — уверенный поп, в котором можно найти ссылки на всех главных исполнителей, выросших из world music: и на Vampire Weekend, и на Ману Чао, и чуть ли не на Хуанеса. В общем, как поет Мауро Рефоско, "если тебе не нравится Боб Марли, держись от меня подальше".

http://www.myspace.com/forrointhedark


Havana Cultura: Gilles Peterson Presents — New Cuba Sound (Brownswood Recordings)


Джайлс Питерсон — один из самых авторитетных диджеев и радиоведущих Британии, на родине его называют "отцом эйсид-джаза" и "всадником цайтгайста". Его новый двойной CD сделан по заказу производителей рома Havana Club, а сопродюсером стал молодой кубинский гений фортепиано Роберто Фонсека. Джайлс Питерсон записывал свой альбом в той же студии, где работали знаменитые Buena Vista Social Club, однако среди его компаньонов было много музыкантов гораздо менее известных за пределами острова. Господин Питерсон стремился продемонстрировать не только традицию, но и кубинский хип-хоп, кубинский R'n'B, кубинский реггетон. На первом диске — композиции, записанные специально для проекта Джайлса Питерсона. Второй CD больше похож на диджейский микс из выпущенных ранее записей, включая посвящение великому Бенни Море. По большому счету альбом Джайлса Питерсона и Роберто Фонсеки вряд ли сообщает что-либо принципиально новое о кубинском звуке. Но и простой микс из лучшей кубинской музыки, собранный одним из лучших диджеев мира, тоже дорогого стоит.

http://www.myspace.com/gillespeterson


Zeep "People And Things" (Crammed Discs)


Основным маркером для идентификации проекта Zeep служит имя его вокалистки. В 1997 году был такой бронебойный хит "Mr. Gorgeous (And Miss Curvaceous)" с навязчивым припевом и семплом из "Smells Like Teen Spirit". Песню записала английская группа Smoke City, а в ней, не слишком надрываясь, пела Нина Миранда. Группа распалась в 2002 году, а певица вышла замуж за участника Smoke City Криса Франка и стала записывать музыку под именем Zeep. Обозреватели не забывают напомнить о бразильских корнях Нины Миранды и честно ищут в каждой ее новой работе босанову. Однако записываясь как Zeep, госпожа Миранда использует не столько формальные черты бразильской музыки, сколько узнаваемое расслабленное настроение, благодаря которому альбомы Smoke City в магазинах всегда ставили на полку lounge или easy listening. "People And Things" — идеально отформатированный поп-альбом, чем-то напоминающий Smoke City, чем-то — барселонцев Giulia Y Los Tellarini, чем-то — сольные работы Нины Перссон из The Cardigans. На месте аккордеон, ретрофутуризм, ломаный ритм, и Бразилия тоже на месте — в песне "Ghost Town (Isso Nao Da)".

http://www.myspace.com/zeepband

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение