Коротко


Подробно

Послание к спортсменам

Корреспонденту "Ъ" помогли одержать победу над страстью к хоровому пению

вне игры с Андреем Колесниковым

Специальный корреспондент "Ъ" обнаружил, что Олимпийские игры — это игры, на которых побеждают баптисты, и обсудил это с ними. К концу разговора миссионеры чуть не победили и его самого.


Около станции метро в Ванкувере часа за четыре до хоккейного матча я увидел группу единомышленников. Их было человек 15. В руках у них были российские флаги, две девушки завернулись в них, можно сказать, с головой. На шарфах было написано "Россия!" и "РЖД". Лица их тоже были в основном бело-сине-красными, причем местами краска размазалась и смешалась, и смесь казалась какой-то адской (и впечатление не было обманчивым, как оказалось). Два парня держали в руках гитары. Они стояли на небольшом подиуме, размахивали флагами и что-то пели.

Таких болельщиков у нас мало, ими надо дорожить. Я с радостью подошел к ним. Чтобы услышать, о чем они поют, надо было еще пробиться к ним через толпу их болельщиков.

— Победа! — пели они на русском языке.— Победа! Наша победа!..

Я подумал, что сегодня мы вроде еще ничего, как обычно, не выиграли. Или я чего-то не знаю и все уже так изменилось?

— Победа! — продолжали они, и толпа тихонько уже подпевала им, не зная русского языка.

Но уж очень мелодично они это делали, невозможно было не подпевать и не покачивать головой в такт словам. Я, правда, удерживался, но, видит Бог, из последних сил.

— Победа во имя Господа Иисуса Христа! — продолжали они.— Все во славу Господа! Люби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всеми силами твоими!..

— Нравится? — спросил меня немолодой человек с двумя золотыми зубами, если так можно выразиться, навыкат.— Присоединяйтесь! Вы по какому виду спорта?

Я задумался.

— Я все знаю...— сказал он.— Состязание, стремление... Страхи, боль, сомнения... Как мне это знакомо... Разочарование, преодоление себя, победа и поражение... Спорт, короче...

Я первый раз пожалел, что ношу спортивную форму нашей сборной.

— Да...— продолжил он.— Из этого состоит жизнь спортсмена... Конечно же, все мы стремимся к победе... Но и христианину это знакомо! Знаете, в Послании к римлянам наше тело сравнивается с орудием, а любое орудие можно использовать как для созидания, так и для разрушения, а мы лишь должны сделать правильный выбор... И не стоит ли посвятить себя Иисусу Христу?..

— Вы откуда? — испуганно спросил я

— Я с Сиэтла,— доброжелательно ответил он.— Хотя вообще-то я с Краснодара. Но сейчас с Сиэтла. Живу там. Мы все с Сиэтла подъехали поддержать наших атлетов.

— И много вас? — осторожно уточнил я.

— Вот эти ребята здесь стоят, около "Русского дома" еще одна группа... А вообще по городу семь групп работает.

— А вы у них главный?

— У нас нет главных,— улыбнулся он.

— А вы кто?

— Мы евангельские христиане--баптисты,— подтвердил он мои худшие предположения.

— Я понял...— пробормотал я и хотел отойти.

Но он ласково и твердо взял меня за руку.

— Послушайте их! Просто послушайте.

Я прислушался.

— Мы вам желаем счастья! — пели молодые люди.— Мы вам желаем мира!.. Мы вам желаем веры!..

— Вы, спортсмены,— сказал он мне в ухо,— в своем стремлении к победе, и на спортивном, и на духовном поприще, должны руководствоваться не мирскими побуждениями, не жаждой славы, богатства и первенства, а желанием прославить Бога...

— Конечно,— кивнул я.— А живете-то вы где? Столько народу-то привезти с Сиэтла... Тут в отелях мест уже давно нет.

— А есть у нас тут небольшая поместная церковь,— махнул он рукой.— Они нас и кормят, и спать укладывают. У нас по всему миру так.

— А из Краснодара чего уехали? Тем более там следующая Олимпиада.

— Так Бог открыл дверь сюда,— охотно пояснил он.

Он протянул мне брошюру. Она называлась "Евангелие от Иоанна со свидетельствами спортсменов".

"Мы хорошо понимаем,— говорилось в предисловии,— что помещая свидетельства звезд мирового спорта под одну обложку с Евангелием от Иоанна, мы ставим их в неловкое положение, поскольку, даже будучи верующими, они остаются несовершенными людьми..."

Я пролистал брошюру. Баптист футболист Кака признавался, что любовь к Иисусу в нем воспитали его родители. "А после крещения в 1994 году со мной случилось что-то невероятное, сверхъестественное. Я стал ближе к Богу и понял, насколько он могуществен. И я заиграл!"

Баптистка конькобежка Катриона Лемей-Доан, двукратная олимпийская чемпионка, рассказывала, что на Олимпиаде в Лиллехаммере упала в забеге на 500 метров и падение лишило ее надежды на золотую медаль. Перед ней встал вопрос: почему это произошло? В поисках ответа она сделала то, что раньше не могло прийти ей в голову: она позвонила в баптистское общество "Атлеты в действии" и пришла к ним на собрание. Там Катриона услышала Евангелие, и там ей объяснили, что значит "родиться заново". После долгих раздумий и молитв она приняла Иисуса в свою жизнь и вместе с ним стала чемпионкой в Нагано и Солт-Лейк-Сити.

Баптист боксер Олег Маскаев, ворвавшись в элиту супертяжеловесов и добившись многого, потерпел три поражения и стал думать о завершении карьеры. "Господь нашел меня, когда я был на распутье,— признавался Олег Маскаев.— Я мог бы натворить очень много ошибок. Слава Богу, что он меня вовремя отыскал и показал тот путь, на котором я себя отыскал..."

Мне стало очень тревожно. Я не предполагал, что Олимпийские игры — это игры баптистов.

Тут я увидел, что из метро вышла большая группа наших болельщиков. Эти выглядели как настоящие. На одном пилотка со значком "ВДВ", а не с олимпийской символикой, как тут, в Ванкувере, у всех остальных. Даже флагами они размахивали не по-миссионерски, как эти (то есть, я бы сказал, мелодично), а по-мужски, яростно и с самоотдачей... На льду бы нашим так... и на лыжне, подумал я. Наверное, из Магнитогорска приехали поболеть за хоккеистов. В крайнем случае — из Перми.

Признаться, я вздохнул с облегчением.

— А, вот и еще одна наша группа! — обрадовался им и мой собеседник.— Миша, давайте сюда!

— Так они тоже с Сиэтла? — обреченно уточнил я.

— Конечно! — кивнул он.— Весь светлый день так и ходим. И не устаем, вот ведь как!

К нам подошел Миша в пилотке.

— А вам откуда Бог дверь в Сиэтл открыл? — спросил я у него на всякий случай.

— Мне из Брянской области,— улыбнулся он.

Что-то в этом парне было все-таки очень располагающее. Как-то с ним хорошо было. Надежно, что ли. Может, в пилотке было дело.

— В десантуре служили? — уважительно спросил я у него.

— Где-где? — переспросил он.— А, нет! Что вы! Это мы с миссионерской миссией ездили в Санкт-Петербург, я там на барахолке эту пилотку купил, уже со значками. Двадцатка всего.

— Так, значит, на барахолке? — переспросил я.— Баптист, значит...

— Да,— просто ответил он.— Я верю в это! Я родился в верующей семье. Жаль только, что не все, кто родился в верующей семье, принимают Господа...

— Таким, какой он есть...— машинально уточнил я.

— Да! — воскликнул он.— Вы совершенно правы! В Послании к колоссянам говорится...

— К кому? — с недоумением переспросил я.

— Да к колоссянам же! — нетерпеливо повторил он и продолжил.— В письме к ним говорится: что бы вы ни делали, делайте от всего сердца, как если бы вы делали это для Господа, а не для людей! И не медлите! Костер хорошо горит, когда поленья собраны вместе, но по отдельности они быстро погаснут! Так же и с верующими! Если вы не посещаете церковь, не ждите, пока вас пригласят. Найдите верующих во Христа там, где вы живете, а мы вам поможем не остаться одному. А то ведь случается, что у человека все есть, а заканчивает он самоубийством!

— Только не надо меня пугать,— попросил я.— Я лучше песню еще послушаю. Песни у вас добрые.

— Мы не только поем! — сказал Миша.— Мы и в футбол играем. Сегодня с канадцами играли. Одну игру им проиграли, две выиграли.

— А команда ваша как называется? — спросил я.— "За Христа!"?

— Нет,— пожал он плечами.— "Десна". У нас хорошая команда. Канадцы это вынуждены были признать. Они нам предложили после игры пива выпить, но мы отказались. Сказали, что нет у нас такого обычая — пиво пить.

— Вообще не пьете?

— Чтобы не соблазнять тех, кто уже избавился от пагубной наклонности,— вообще. И вторая команда у нас есть.

— А эта как называется? — спросил я.— "За Лазаря!"?

— Нет,— сказал он.— "Десна-2".

— А в футбол вы тоже с миссионерской миссией играете? — поинтересовался я.

— Не без этого,— признал он.— Хотя футбол мы никому не навязываем. Просто песню им спели после матча.

— Какую?

— Нашу,— пояснил он.— Религиозную. "Вся наша надежда" называется. Мы же на Бога надеемся.

— Да и сами не плошаете,— поддакнул я.

— Стараемся,— скромно сказал он.— Жалко, на хоккей не попадем. Билеты дюже дорогие. Но мы постоим у входа на стадион. Попоем.

— Удачи вам! — сказал я.

— Храни вас Господь! — вздохнул Миша.— Я иногда ездию в Россию на миссионерское служение, может, свидимся там... Подождите, послушайте еще одну песню!.. Она такая хорошая!..

— А можете спеть русскую народную? — робко попросил я.— А то эти все, мне кажется, я уже слышал.

— Русскую народную? — задумался он.— Да с радостью бы. Но мы слов не знаем.

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение