Коротко


Подробно

"Боевики, как и стартапы, соревнуются друг с другом за внимание прессы"

Текст: Дмитрий Лисицин


Сотрудник Оксфордского университета Шон Гурли никогда не служил в армии и до ужаса боится оружия. Но несмотря на это знает о боевых действиях гораздо больше многоопытных генералов. Дело в том, что Гурли изучает математику войны — статистические закономерности, стоящие за вооруженными конфликтами. Проанализировав девять современных войн, он пришел к выводу, что в них действуют те же правила, что и в бизнесе. А компаниям стоит внимательнее присмотреться к опыту террористических организаций, прошедших жесткий эволюционный отбор в борьбе за выживание.

"СЕКРЕТ ФИРМЫ": Откуда у вас интерес к войне? На "ястреба" вы вроде непохожи.

ШОН ГУРЛИ: Я изучал динамику социальных систем в Оксфорде. Мы пытались понять, как устроена конкуренция на финансовых рынках, какова роль коммуникаций. Но при этом я искал что-то новое. Тогда как раз началась война в Ираке. И у нас была возможность получать информацию из зоны боевых действий. Изучая график и силу атак, мы вывели закономерности, которые описывали развитие конфликтов и модели поведения партизанских групп. Как они нападают, принимают решения. Мы пытались, например, понять, почему они атаковали именно в этот день, а не в другой. Это позволило сделать интересные выводы. Например, информация из зоны боевых действий в реальном времени очень похожа на информацию с финансовых рынков. Волатильность рынков схожа с логикой атак в партизанской войне.

СФ: Какое еще прикладное значение имеет ваша теория?

ШГ: Мы выяснили, что ключевой фактор, влияющий на продолжительность конфликта,— соотношение численности воюющих сторон. Например, в Афганистане у коалиции сейчас нет подавляющего превосходства в силах. По нашим подсчетам, соотношение, которое гарантирует скоротечное разрешение конфликта,— 20-25 к одному в пользу правительственных войск. До отправки в Афганистан дополнительного контингента превосходство коалиции составляло 12:1, а сейчас — 13:1. Эти цифры таят в себе опасность для войск коалиции. Дело в том, что экосистема современной войны достигает равновесия (то есть равенства положения на условном "фронте") при соотношении 15:1. Если преимущество правительственных войск переходит этот порог, сопротивление инсургентов начинает слабеть, а война — клониться к концу. Когда же вы добавляете новые войска, но соотношение не достигает этого уровня, вы просто подбрасываете дрова в огонь. Что, кажется, и сделал нынешний президент США.

СФ: Этими хитроумными статистическими выкладками список ваших открытий исчерпывается?

ШГ: Нет. Например, мы обнаружили, что во всех войнах инсургенты используют одни и те же принципы самоорганизации и принятия решений. Причина проста: против многократно превосходящего противника есть лишь несколько действенных средств. Это утверждение справедливо и в отношении бизнеса. Маленькие стартапы, конкурирующие с большими корпорациями, опираются на те же принципы, что и партизаны.

Группировки комбатантов конкурируют между собой, самая успешная группа растет быстрее остальных. Лидер аккумулирует больше ресурсов (неофитов и спонсорских денег) и инноваций — успешных способов проведения диверсий. В бизнесе аналогичное явление называется "снежный ком". Каждый инженер мечтает поработать в самом успешном стартапе, всякий инвестор хочет вложиться в него.

Когда группировка становится мишенью, она не делится надвое, а разбивается на множество микрогрупп. Все накопленные большой группой инновации перераспределяются между ними, что дает новый импульс развитию партизанской экосистемы. То же самое происходит в терпящих неудачу стартапах — люди разбегаются в разные стороны с багажом полученного опыта и знаний. Группы боевиков, как и стартапы, соревнуются друг с другом за внимание прессы и занимаются ее мониторингом. Теракт, попавший в выпуск новостей, является для террористов тем же, что заметка в бизнес-журнале — для предпринимателей. С одной стороны, он привлекает внимание к группе, его совершившей, с другой — сообщает всей террористической экосистеме о том, какие тактики сейчас приносят успех.

Шон Гурли (Sean Gourley)

Шон Гурли (Sean Gourley)

Фото: www.flickr.com/whiteafrican

СФ: Хорошо, что террористы не стремятся получать дипломы MBA.

ШГ: Их экосистема — гораздо более продвинутая штука, чем все, чему вас могут обучить в бизнес-школе.

СФ: Может быть, у террористов можно чему-нибудь поучиться? Скажем, российскому правительству, которое сейчас пытается создать среду для возникновения большого количества инновационных "снежных комьев".

ШГ: На войне "снежный ком" возникает при определенных условиях. В системе должно быть много соперничающих группировок. Организация, которая может убить 100 солдат одним взрывом, появляется только тогда, когда есть 300 групп, способных убить 10 человек. Каждая группа действует индивидуально, над ней нет контроля сверху, и она не может быть строго привязана к определенной территории.

Стратегия каждой из групп обязана ориентироваться на риск. Группа, совершившая удачную атаку, должна иметь возможность послать глобальный сигнал об этом, то есть сообщить о своем успехе всем остальным группировкам.

Мне кажется, что тот, кто хочет стимулировать появление "снежных комьев" в экономике, может попробовать создать аналогичные условия на рынке. Честно говоря, я считаю, что нам стоит задуматься над тем, как научиться применять наши бизнес-знания в военной сфере. Все-таки стартап-компании учатся быстрее и работают эффективнее террористических групп. И им не приходится платить за инновации кровью.

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от 08.03.2010, стр. 44
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение