Коротко


Подробно

Байкал выплеснулся на площади Иркутска

Экологическая проблема стала политической

Сегодня в Байкальске (Иркутская область) после 14 месяцев простоя должен официально открыться Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат (ЦБК). Постановление правительства РФ, разрешающее запуск экологически опасного предприятия, стало поводом для двух массовых (примерно по 1 тыс. участников) митингов в центре Иркутска. "Единая Россия" и рабочие ЦБК митинговали в поддержку перезапуска комбината, а экологи и оппозиция на митинге под лозунгом "Спаси Байкал!" требовали отставки Владимира Путина, подписавшего скандальное постановление. С подробностями — корреспондент "Ъ" ОЛЕГ КАШИН.


Митинги под лозунгом "Спаси Байкал!" для Иркутска явление обыденное еще с доперестроечных времен. Построенный в 1966 году на берегу Байкала ЦБК с первых дней своего существования вызывал энергичные протесты общественности, и борьба против этого комбината на годы вперед определила характер российского экологического движения. Постановление правительства РФ N 643 от 13 января 2010 года, разрешающее возобновление эксплуатации комбината, и митинг против этого постановления можно было бы считать очередным эпизодом бесконечного сериала о Байкальском ЦБК, если бы не политический контекст, в котором оказались байкальские события. Всего две недели назад в Калининграде прошел неожиданно массовый антиправительственный митинг (см. "Ъ" от 1 и 8 февраля), начавшийся с аполитичных протестов против транспортного налога, и теперь и власть, и оппозиция гораздо более пристально, чем раньше, следят за гражданской активностью в регионах. На митинг в Иркутск, который еще полгода назад так и остался бы рядовым событием региональной жизни, из Москвы прилетели лидеры партии "Яблоко" Сергей Митрохин и движения "Солидарность" Владимир Милов, причем последний обратился через свой блог к иркутским читателям с прямым призывом: "Повторим Калининград!". Очевидно, повторения калининградских событий опасались и власти. Площадь перед дворцом спорта "Труд", на которой митинговали противники ЦБК, охранялась не только милицейскими цепями, но еще и бронетранспортерами и новыми полицейскими броневиками. А в километре от "Труда" местная "Единая Россия" устроила контрмитинг в поддержку запуска комбината.

Для участия в этом митинге из города Байкальска, в котором находится ЦБК, администрация предприятия на специально зафрахтованной за свой счет электричке из шести вагонов привезла около 300 работников ЦБК. Экологи и оппозиционеры говорят, что рабочим за участие в митинге платили. Но у корреспондента "Ъ" из общения с этими рабочими сложилось впечатление, что это не так: кроме дороги (и бесплатного чая с блинами уже на площади, хотя не факт, что за чай платил именно ЦБК, а не, скажем, "Единая Россия"), администрация им ничего не оплачивала, а радость по поводу того, что правительство разрешило запустить комбинат, кажется вполне искренней.

Не "привезли, дали флаг, сказали стоять", а "дай мне этих экологов, я их своими руками" и дальше матом — это если мужчина. И что-нибудь жалобное типа "а у вас было так, что денег совсем нет, ни детей кормить, ни даже на автобус?" — если женщины. Впрочем, хватало и привычных признаков казенного мероприятия: дополнительную массовку создавали колонны иркутских вузов, а также "Единой России", ЛДПР и "Справедливой России" (ходят слухи, что "Справедливая Россия" от участия в митинге отказалась, а люди с ее флагами появились на площади без согласия партийных лидеров). Почти у каждого рабочего в руках также был флаг "Единой России" и плакаты "Хотим работать, а не голодать и пикетировать", "Спасибо правительству за возможность жить и работать в Байкальске", "Решение Путина поддерживаем", "Защищая рыб, помни о людях" и даже "Чемодан — вокзал — ЮНЕСКО".

На митинге присутствовал губернатор области Дмитрий Мезенцев, который почему-то не выступал. Зато выступил депутат Госдумы Андрей Луговой, который сказал: "Мы за бедных, мы за вас". Остальные ораторы говорили, что если без градообразующего предприятия останется Байкальск, то такая же судьба ждет остальные российские моногорода, поэтому комбинат закрывать нельзя. Федеральные телеканалы в субботу показывали только этот митинг, игнорируя тот, для "медиазаглушки" которого и была устроена акция "Единой России".

"Антикомбинатовский" митинг, который хотя и уступал численностью (организаторы официального митинга говорили о 3 тыс. человек, корреспондент "Ъ" насчитал приблизительно 1 тыс. с небольшим участников), был гораздо более увлекательным с той точки зрения, что присутствие московских гостей явно предполагало переход от экологических лозунгов к политическим. Как ни странно, ни Владимир Милов, ни Сергей Митрохин не призывали ни к отставке Владимира Путина, ни к чему-то подобному. Зато местные ораторы — как экологические, так и политические активисты,— делали в речах акцент именно на персоне премьера, подписавшего постановление о пуске комбината. Несколько раз площадь охотно подхватывала раздававшийся с трибун призыв "Путина в отставку!", а речи ораторов вообще звучали как призыв к революции. Еще, конечно, ругали Олега Дерипаску, структурам которого принадлежит комбинат, а вот к Дмитрию Медведеву, напротив, обращались как к потенциальному защитнику: "Обнадеживает, что Дмитрий Анатольевич (Медведев.— "Ъ") пока молчит, мы должны предложить ему создать и возглавить совет по защите Байкала!" (Антон Романов, депутат областного заксобрания). Закончился митинг запуском в небо нескольких сотен синих воздушных шариков, символизирующих чистоту Байкала.

Для просмотра необходимо установить последнюю версию Adobe Flash Player

Get Adobe Flash player

Если "антикомбинатовский" митинг по своему формату выглядел очень выигрышно по сравнению с казенщиной "прокомбинатовского", то по содержанию прекраснодушие защитников Байкала, пожалуй, проигрывало основанному на личном опыте настроению рабочих, митинговавших с "Единой Россией". Сегодня еще один митинг в поддержку ЦБК должен пройти в самом Байкальске и комбинат должен официально начать работу. Впрочем, как смог убедиться корреспондент "Ъ", на самом деле комбинат работает уже второй месяц. Городская ТЭЦ, обслуживающая ЦБК, дымит обеими трубами (когда комбинат стоял, работала только одна труба), а в воздухе стоит неприятный запах целлюлозы. Просивший не называть его фамилию 41-летний хлорщик отбельного цеха Андрей рассказал, что, готовясь к запуску, администрация комбината столкнулась с настоящим кадровым кризисом — двадцать семей наиболее квалифицированных рабочих и специалистов в прошлом году просто уехали в другие города, многие другие нашли альтернативные источники заработка и не спешат возвращаться на комбинат, поэтому администрации приходится уговаривать лично почти каждого из 2 тыс. уволенных в ноябре 2008 года рабочих. Так, Андрея, устроившегося работать на ТЭЦ, уговорили вернуться на зарплату 15 тыс. руб. с правом совмещать работу на комбинате с подработками, а старшего отбельщика "тупо взяли за загривок, свозили в Иркутск и закодировали за счет комбината, только бы работал". Сейчас в отбельном цехе проходит три-четыре варки в сутки — формально тестовых. Гендиректор комбината Константин Прошкин в интервью районной газете "Славное море" заявил, что "если решение принято на высоком уровне, то нам, жителям Байкальска, ничего другого не остается, как выполнять это постановление и доказывать всем окружающим право на работу предприятия на берегу Байкала".

"Наркомания. Как российские власти сидят на нефти, так и эти сидят на ЦБК",— возмущается представитель Greenpeace Russia Евгений Усов. Он уже подсчитал, что, если расширить горнолыжный курорт "Соболиная гора" и открыть в Байкальске два цеха по переработке кедровых орехов, всем рабочим ЦБК найдутся рабочие места. Осталось только уговорить рабочих.


Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 15.02.2010, стр. 1
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение