Коротко

Новости

Подробно

Следствие объединяется ради главного

Для Александра Бастрыкина настало время реформы

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

На итоговой коллегии следственного комитета при прокуратуре РФ глава ведомства Александр Бастрыкин неожиданно выступил за создание единого следственного органа силовиков, противником которого он до сих пор являлся. Эксперты "Ъ" считают, что если идея единого следствия получит поддержку в Кремле, то господин Бастрыкин может стать его руководителем. К тому же это позволит ему избавиться от должности заместителя генпрокурора, а самому следствию выйти из-под недружеской опеки надзорного органа.


Выступая на коллегии СКП, Александр Бастрыкин отметил, что в прошлом году сохранилась тенденция к снижению преступности в России. В стране было совершено около 3 млн преступлений, из которых более половины удалось раскрыть. Криминогенная обстановка ухудшилась лишь в 15 регионах. При этом, по словам господина Бастрыкина, на общем фоне снижения преступности как таковой произошел рост (на 2%) преступлений террористического характера (654) и 19% — преступлений экстремистской направленности (548). Статистику подпортили та же Северная Осетия, Чечня, Ингушетия и Дагестан, где были совершены многочисленные нападения на представителей власти и силовиков. Немало проблем осталось и в самом СКП. Причем отчасти эти проблемы были связаны с известным конфликтом между следствием и прокуратурой. Так, например, по словам господина Бастрыкина, количество возвращенных прокурорами следствию уголовных дел в Новгородской области выросло в три раза, а в Забайкальском крае — в два. При этом господин Бастрыкин намекнул, что "руководители этих управлений во второй части заседания (закрытой для СМИ.— "Ъ") должны объяснить, в чем причины и что предпринято для устранения существующих недостатков".

Однако наибольший интерес вызвал раздел доклада Александра Бастрыкина, связанный с активно обсуждаемой в последнее время темой создания единого следственного органа. Еще весной прошлого года господин Бастрыкин являлся однозначным противником этого. Тогда он говорил, что "данная идея мне не представляется как конструктивная". Эту позицию господин Бастрыкин мотивировал тем, что "у следователей МВД, ФСБ и Госнаркоконтроля должна быть сохранена связь с оперативно-розыскными службами". Другим аргументом господина Бастрыкина против объединенного следствия была неуправляемость подобного рода системы: "Одно дело руководить ведомством, в котором 16,5 тыс. следователей, а другое дело — 120 тыс. человек".

Вчера господин Бастрыкин сообщил, что "на первоначальном этапе становления следственных органов следственного комитета я предлагал воздержаться от объединения следственных органов: наши подразделения только формировались, было много проблем, связанных с материально-техническим, кадровым, организационным обеспечением". Однако, как выяснилось на коллегии, значительную часть своих проблем СКП сегодня удалось решить, а следователи "набрали необходимый потенциал, который используется при раскрытии тяжких и особо тяжких преступлений". А стало быть, как заявил господин Бастрыкин, "ситуация несколько изменилась, другими могут быть и подходы к реформированию следственных органов". По мнению главы СКП, реформа "должна быть проведена таким образом, чтобы как минимум не навредить уже сложившейся, неплохо зарекомендовавшей себя системе следственных органов". Господин Бастрыкин предложил, что "при принятии политического решения об объединении следственных органов, на наш взгляд, следует учесть и необходимость введения в Уголовно-процессуальный кодекс отдельной главы, предусматривающей упрощенную форму расследования". Она, сказал господин Бастрыкин, "позволит по преступлениям небольшой тяжести без выполнения многочисленных и объемных процессуальных процедур предварительного расследования в кратчайший срок собирать необходимые материалы и направлять их в суд". При создании единого следственного органа самое главное, по мнению господина Бастрыкина, чтобы "не пострадали те самые простые следователи, которые тащат на себе тяжелую ношу следствия и ради блага которых и затевается предлагаемая реформа".

Отметим, что в последний раз идея единого следственного органа была поднята на январском президиуме Ассоциации юристов России. Тогда первый замгенпрокурора РФ Александр Буксман заявил, что в следственный комитет должны быть объединены следственные органы прокуратуры и МВД, а самому министерству следует оставить дознание по мелким уголовным делам. Председатель президиума ассоциации, руководитель комитета Госдумы по гражданскому, уголовному арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников тогда же заявил, что соответствующие предложения уже оформлены и направлены президенту Медведеву. Последний также поддерживает идею единого следствия. В июне прошлого года на встрече с активом непарламентских политических партий президент заявил, что "если не сейчас, то через какое-то время мы придем к необходимости формирования единого следственного комитета".

В возникшую после предложения юристов полемику вмешался замминистра внутренних дел--начальник следственного комитета при МВД России Алексей Аничин, заявивший в недавнем интервью "Российской газете", что единый следственный орган "не нужен". По словам генерала, реформа приведет к тому, что работа следствия будет на полтора-два года парализована, к тому же придется пойти на существенные финансовые издержки (следователи СКП получают больше своих милицейских коллег), а законы и нормативные акты придется вносить множество изменений.

Схожей позиции придерживается заместитель председателя комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Виктор Илюхин, 16 лет проработавший в прокуратуре. "Тема создания единой следственной службы муссируется, насколько я помню, лет пятьдесят",— заявил господин Илюхин "Ъ". По его словам, оглашенная президентом летом прошлого года идея создания единого следственного комитета — это своего рода пробный шар, чтобы просто услышать мнения всех заинтересованных сторон. "Уже сегодня очевиден отрицательный опыт создания в 2007 году следственного комитета при прокуратуре, который оказался структурой, неконтролируемой даже Генпрокуратурой. Я не исключаю, что мотивация заявления господина Бастрыкина о едином следственном комитете — не что иное как желание претендовать на должность руководителя этой новой структуры",— подчеркнул господин Илюхин. Действительно, если идея создания объединенного следствия будет реализована в ближайшие годы, господин Бастрыкин, которому сейчас 55 лет, вполне может его возглавить хотя бы по возрастному цензу. Тем более что в прошлом году президент увеличил предельный возраст пребывания на службе прокурорских работников, к которым он относится, с 60 до 65 лет. Генералу Аничину, на которого это нововведение не распространяется, уже 61 год и в МВД он служит по контракту.

"При создании объединенного следствия произойдет лишь перераспределение управленческих полномочий, но это никак не отразится на уже рухнувшем качестве предварительного следствия",— заявил "Ъ" бывший старший следователь по особо важным делам генпрокуратуры, а сейчас известный адвокат Сергей Гребенщиков. "Сегодня господин Бастрыкин является заместителем генпрокурора, а в случае создания нового ведомства он может стать независимым от генпрокурора лицом",— добавил господин Гребенщиков, пытаясь объяснить, почему глава СКП изменил свою позицию по объединенному следствию.

Юрий Сенаторов



Комментарии
Профиль пользователя