Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9
 ЮКОС создает систему безопасности

Нефтяная компания взяла себя под колпак

       В последние годы нефтяной бизнес привлекает все большее внимание криминальных структур. По частоте нападений на нефтяников с ними могут соперничать разве что банкиры. Вполне естественна поэтому озабоченность нефтегазовых компаний как личной безопасностью руководящего персонала, так и охраной экономических интересов своих предприятий. Об этом свидетельствует, в частности, попытка создания несколькими ведущими компаниями ассоциации по обеспечению безопасности нефтебизнеса, о которой Ъ писал в конце 1994 года. И хотя она оказалась неудачной, интерес к проблеме не угасает. Судя по всему, более других продвинулся в ее решении ЮКОС. Как стало известно Ъ, в конце прошлой недели на закрытом совещании в московском офисе компании один из ее руководителей объявил о завершении формирования комплексной системы безопасности корпорации. На всех дочерних предприятиях ЮКОСа, расположенных в десяти регионах России, созданы так называемые административно-правовые службы, в функции которых входит тесное взаимодействие с региональными властными структурами и правоохранительными органами, информационно-аналитическая работа по участникам нефтяного рынка, координация юридической и охранной деятельности и выполнение ряда других задач, обеспечивающих безопасность в самом широком понимании этого слова.
       
Консенсус нефтяников долго не продержался
       Полтора года назад, когда "пепел" убитого в августе 1994 года генерального директора "Мегионнефтегаза" Анатолия Кузьмина еще "стучал в сердца" нефтяных генералов, руководители "Газпрома", "ЛУКойла", "Сиданко", ЮКОСа, "Роснефти" и "Транснефти" на одном из своих совещаний решили создать совместную структуру для обеспечения безопасности в нефтегазовом бизнесе. В подготовленном вскоре после этого проекте ее устава она получила название "Ассоциация 'Координационный центр по проблемам безопасности нефтегазовых компаний'". Ее главными задачами должны были стать отработка механизмов взаимодействия предприятий отрасли с государственными и частными структурами, выработка рекомендаций по противодействию криминальным группировкам и недобросовестным конкурентам, помощь правоохранительным органам, формирование адекватного представления о проблемах ТЭК в государственных органах и обществе в целом. Однако далее постановки задач дело не продвинулось. По словам одного из участников организации новой структуры, "идею добросовестно похоронили из-за отсутствия консенсуса среди руководителей компаний по поводу необходимости объединения перед лицом общих угроз". Конечно, здесь можно посетовать на короткую человеческую память, но есть и вполне объективные причины недолговечности консенсуса. Вплоть до сентября 1995 года компании находились в "подвешенном" состоянии, поскольку правительство никак не могло закончить дележ между ними предприятий нефтяного комплекса. При этом интересы их зачастую пересекались, что вряд ли способствовало взаимному доверию. Когда же "раздача слонов" завершилась, стали усиливаться кризисные явления на рынках сбыта, что положило начало конкуренции между компаниями, которая день ото дня нарастает, и многие эксперты полагают, что десяти с лишним компаниям на российском рынке не ужиться. Все это порождает в их среде взаимную настороженность, которая препятствует широкому сотрудничеству в столь деликатной сфере, как безопасность.
       
Почему ЮКОС?
       Однако ассоциация, даже если бы она и была создана, вряд ли решила бы все проблемы безопасности компаний, поскольку мыслилась лишь как координирующий центр с преобладанием информационных функций. Поэтому в любом случае перед каждой компанией стоит индивидуальная задача формирования корпоративной системы безопасности.
       Пока в компаниях нет комплексного подхода к ее решению. Это означает, что все службы, которые могут иметь отношение к обеспечению безопасности (служба безопасности как таковая, отделы по взаимодействию с органами власти и общественными организациями, информационно-аналитический, отдел по связям с общественностью и некоторые другие) работают независимо друг от друга, а зачастую даже соперничают между собой. Причем сказанное относится к корпоративным центрам, что же касается дочерних предприятий в регионах, где и возникают основные проблемы, то там, как говорится, вообще "конь не валялся".
       В ЮКОСе решили положить конец хаосу и бессистемности, чтобы поднять безопасность на качественно новый уровень. И то, что этим впервые озаботились именно здесь, представляется неслучайным. Можно предположить, в частности, что одной из движущих сил стали многочисленные криминальные ситуации, имевшие место вокруг компании (достаточно вспомнить убийство в 1993 году вице-президента ЮКОСа и директора "Куйбышевнефтеоргсинтеза" Владимира Зенкина, а также последующую серию убийств в руководстве СП "Нефсам", учрежденного несколькими предприятиями, позднее вошедшими в ЮКОС). Но все же главный фактор следует отнести к разряду "человеческих", и состоит он в сильном влиянии на политику компании со стороны главного проводника идей безопасности, создателя и куратора системы, о которой идет речь, первого вице-президента Виктора Иваненко, бывшего в недавнем прошлом первым шефом новосозданного КГБ России.
       
Кадры решают все
       Г-н Иваненко согласился "в разумных пределах" рассказать о системе безопасности, созданной в ЮКОСе. Осенью прошлого года распоряжением президента компании на всех ее дочерних предприятиях была введена должность заместителя гендиректора по административно-правовым вопросам. На них и их службы, формирование которых завершилось только теперь, и возложили весь комплекс проблем, связанных с безопасностью предприятий. Главная трудность, по словам г-на Иваненко, заключалась в подборе надежных и компетентных кадров. Людей сюда принимали в основном с опытом работы в МВД, КГБ, ФСБ, прокуратуре. В сбытовых предприятиях, которые составляют основную массу "дочек", эти службы насчитывают до пяти человек. Они работают в тесном контакте с подразделениями центрального аппарата компании, причастных к сфере безопасности.
       Задачи административно-правовых служб ЮКОСа в регионах и в Москве г-н Иваненко сводит к четырем основным группам. Во-первых, взаимодействие с местными властными структурами и правоохранительными органами. "Как крупные налогоплательщики мы вправе требовать к себе их внимания", — говорит он. Это взаимодействие компания строит по вертикальному принципу — от федеральной исполнительной власти и центральных аппаратов МВД, ФСБ, налоговой полиции, прокуратуры до их местных органов. Во-вторых, противодействие криминальным угрозам. Через сбытовые предприятия проходят большие потоки наличности, которые не могут не вызывать соблазна у тех, "кто честно жить не хочет". И уже есть примеры их интереса к должностным лицам на местах. В-третьих, информационно-аналитическая работа по недобросовестным конкурентам, "не отягощенным уважением к закону и нормам морали". (Здесь г-н Иваненко явно поскромничал, ограничив интересы своих служб только недобросовестными конкурентами. У корреспондента Ъ есть основания полагать, что на самом деле речь идет не только обо всех конкурентах без исключения, но и о партнерах ЮКОСа.) В-четвертых, внутренняя безопасность, или, как г-н Иваненко охарактеризовал этот аспект деятельности, "борьба за чистоту рядов". Под этим понимается противодействие внутренней коррупции, попыткам нанесения ущерба компании ее работниками. При этом речь идет не только о воровстве, но и о некомпетентности, пережитках социалистического сознания, когда руководители бесплатно раздают нефтепродукты "по первому свистку" властей.
       "Изюминка" служб, созданных в дочерних предприятиях ЮКОСа, состоит в двойном подчинении заместителей директоров по административно-правовым вопросам — как своим гендиректорам, так и напрямую шефу корпоративной системы безопасности Виктору Иваненко. Некоторые директора восприняли это с настороженностью, не без основания почувствовав себя "под колпаком". Наиболее эмоциональные оценки звучат примерно так: "В компании наступила диктатура, власть захватили кагэбэшники". Можно по-разному относиться к этой действительно непростой ситуации, но нельзя не отметить, что, помимо обеспечения экономической и личной безопасности, созданная Иваненко система способствует решению стратегической для каждой молодой российской нефтяной компании проблемы — консолидации вошедших в нее структур и их работе на единый конечный результат.
       
"Если кто-то кое-где у нас порой..."
       Примерно в духе этого бессмертного шлягера г-н Иваненко рассказывает о трудовых буднях своих подчиненных.
       На генерального директора одного из областных сбытовых предприятий (их у ЮКОСа десять) вышли бандиты и начали вымогать деньги. Выдвинули ряд угроз, в том числе сообщили, в какой школе и в каком классе учится его дочь. Директор обратился в компанию. Моментально была создана спецбригада, которая во взаимодействии с местными правоохранительными органами в течение двух дней решила проблему. По словам г-на Иваненко, никакого захвата с поличным не было. Просто сделали так, что бандиты отскочили и больше не подойдут. Он отметил также, что служба безопасности не забыла проверить, не был ли виноват в случившемся сам объект угроз. Оказалось, нет. Вместе с тем, говоря о "чистоте рядов", г-н Иваненко признал, что "в ряде случаев были сделаны кое-какие оргвыводы по некоторым кадрам" как в центральном аппарате, так и на местах.
       С недобросовестной конкуренцией компании довелось побороться в Воронежской области. Там местная коммерческая фирма нашла "подход" к обладминистрации, благодаря чему ее глава Александр Ковалев издал постановление, обязывающее принадлежащий ЮКОСу "Воронежнефтепродукт" без арендной платы принимать на хранение нефтепродукты этой фирмы "в целях развития конкурентной среды". По словам г-на Иваненко, разрешить эту ситуацию в пользу компании удалось "комплексом оперативных и организационных мероприятий в рамках законодательства": серьезно поговорили с автором постановления, побеседовали с прокурором и нашли у него поддержку...
       А сейчас у ЮКОСа в разгаре конфликт с администрацией Ульяновской области по поводу товарного кредита на сельхозработы. По постановлению правительства РФ получатели кредитного топлива должны оплачивать не менее 10% его стоимости на покрытие транспортных издержек. Применительно к Ульяновской области это означает, что она должна выплатить компании 5 млрд руб. и тогда поставки начнутся.
       Губернатор же Юрий Горячев требует, чтобы ЮКОС запускал схему товарного кредита на свои средства. Когда ему говорят, что это не по закону, он обещает прислать на нефтебазы компании ОМОН и изъять горючее у "кровопийц трудового крестьянства". Сейчас службы безопасности как в аппарате компании, так и в "Ульяновскнефтепродукте" работают над разрешением конфликта, причем можно предположить, что на этом они не остановятся и постараются не допустить избрания "трудного" губернатора на следующий срок. Во всяком случае, г-н Иваненко не опроверг такого предположения.
       
       АЛЕКСАНДР Ъ-ТУТУШКИН
       
Комментарии
Профиль пользователя