Коротко


Подробно

Цена вопроса

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Антон Носик


шеф-редактор интернет-издания BFM.ru

Указ президента Лукашенко о паспортизации всех пользователей интернета заставил российских комментаторов задуматься о том, как скоро аналогичные меры будут приняты и у нас. Вопрос закономерный: ведь китайская практика доказала, что сплошной контроль за доступом граждан во всемирную сеть вполне осуществимая затея при наличии политической воли. Никаких тут технических сложностей нет, было бы желание. А власти, мечтающей контролировать круг чтения, мысли и разговоры своих подданных, такого желания обычно не занимать.

На самом деле, хоть мы и привыкли всякое закручивание гаек в интернете называть "китайской моделью", власти КНР в своих усилиях давно не одиноки. Спектр ограничений на доступ пользователей в сеть весьма широк: от тотального запрета по образцу Туркмении и Северной Кореи до избирательной блокировки иностранных сайтов в Италии.

Большое внимание контролю за интернетом уделяет иранский президент Ахмади-Нежад. Паспортизация пользователей позволяет выявлять авторов анонимных антиправительственных записей, даже оставленных на далеких зарубежных форумах. За ведение блога в Иране дают срок до 25 лет, а некоторых даже не судят, а просто уводят в ночь стражи исламской революции.

Живой интерес к интернет-пользователям и авторам стали проявлять власти братского Казахстана. Сперва они заблокировали доступ к "ЖЖ" (фильтр затронул и соседнюю Киргизию, связанную с миром через казахских соседей), а затем приняли закон, обязавший автора любой домашней странички получать лицензию, предусматривающую повышенную уголовную ответственность за распространение крамолы.

В этом смысле Александр Лукашенко со своим указом подал заявку на вступление в "международный клуб", в краткие сроки окруживший Россию с трех сторон. Довольно непривычно видеть, что суверенная демократия остается в этом колоритном окружении неким островом свободы. Мало того что у нас не лицензируют сайты, у нас не проверяют паспорта в интернет-кафе и есть даже целая Yota четвертого поколения, для подключения к которой анкет заполнять не надо.

Думается, что все дело тут в цене вопроса. Контроль за доступом во всемирную сеть в наш век повсеместного интернета означает в глазах всего цивилизованного мира добровольное объявление себя страной-изгоем, чьи власти страшатся собственного народа, его мыслей, анекдотов и кухонных бесед. Неудивительно, что ни одна из этих стран не входит в G8, даже супербогатый и могущественный Китай. А Россия в G8 входит, и ей не нужно, чтобы на нее смотрели как на азиатскую деспотию, копирующую китайские образцы. Поэтому министр Нургалиев может долго призывать к распространению указа Лукашенко на Россию, но на практике нам это не грозит. Решение не следовать в интернете путем Китая принято Владимиром Путиным еще в 1999 году и с тех пор не пересмотрено. А без верховной воли ни одна инициатива по закручиванию гаек в интернете не может стать реальностью.


Комментарии
Профиль пользователя