"Борьба с наркомафией — это как игра в шахматы"

Евросоюз вместе с Россией готов избавить Афганистан от наркотиков за пять лет

Депутат Европарламента ПИНО АРЛАККИ, который в мае должен представить проект новой стратегии Евросоюза по борьбе с производством наркотиков в Афганистане, побывал с визитом в Москве. Цель визита — координация действий Евросоюза с российскими коллегами по борьбе с афганской наркомафией. В беседе с корреспондентом "Ъ" ПАВЛОМ ТАРАСЕНКО господин Арлакки рассказал о том, почему не удается перекрыть поток наркотиков из Афганистана, и выразил уверенность в том, что через пять лет с наркотиками в этой стране будет покончено.

Пино Арлакки родился в 1951 году. В прошлом — один из известнейших борцов с итальянской мафией. В конце 90-х в Афганистане вел переговоры с талибами об уничтожении посевов опиума. Инициатор подписания Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности и начала всемирной кампании "Мир без наркотиков". Прибыл в Москву по приглашению председателя наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрия Крупнова.

— Как вы можете охарактеризовать ситуацию с производством наркотиков в Афганистане сегодня?

— В последние годы Афганистан является мировым лидером по объемам производства опиума. Там расположено более 150 тыс. гектаров опиумных полей. Для сравнения: в Мьянме, которая занимает по этому показателю второе место, опийный мак выращивается лишь на 20-25 тыс. гектарах земли. Кроме того, более 90% всего производимого в мире героина имеет афганское происхождение.

— Почему же властям Афганистана и международному сообществу до сих пор не удается кардинально изменить ситуацию?

— Главная причина — в отсутствии политической воли. В Афганистане активно реализуются программы, охватывающие все сферы жизни: экономику, инфраструктуру, образование, здравоохранение, эмансипацию женщин. Все — кроме борьбы с производством наркотиков.

— Каковы основные цели и задачи разрабатываемой вами стратегии Евросоюза?

— Ключевой пункт концепции — это полное уничтожение афганского наркопроизводства в ближайшие пять лет. План подразумевает ежегодное снижение размеров культивируемых полей опийного мака на 20% и, что немаловажно, предоставление афганским семьям, занимающимся производством опиума, альтернативных источников дохода. Ведь если мы будем просто сжигать поля, то добьемся лишь появления в Афганистане еще 1,6 млн голодных и озлобленных крестьян.

— Кто будет заниматься реализацией программы?

— По инициативе Евросоюза и России уже в конце января начнется работа по созданию специальной международной комиссии или агентства по борьбе с наркопроизводством в Афганистане. По оптимистичным прогнозам, ежегодный бюджет организации в ближайшие пять лет будет составлять €200 млн. Комиссия будет иметь полную независимость от военных сил, присутствующих в Афганистане. Этот пункт плана особенно важен, так как ранее все попытки восстановления мирной жизни в стране терпели крах именно из-за негативного отношения местного населения к военной интервенции.

— Какое место в борьбе с наркомафией занимает сегодня Россия?

— Ваша страна, как никакая другая, заинтересована в скорейшей победе над афганским наркорынком, так как сама сильно страдает от него. Сегодня в России живут примерно столько же наркозависимых людей, сколько и в Западной Европе, при этом население вашей страны в два раза меньше. Именно поэтому Россия должна сесть за стол переговоров с Евросоюзом и принимать активное участие в работе создаваемой комиссии.

— А проводит ли Евросоюз мониторинг ситуации в среднеазиатских республиках?

— Мы понимаем важность тесного сотрудничества с властями стран этого региона, так как они являются для афганских наркоторговцев перевалочными пунктами на пути в Европу. К тому же после уничтожения наркопроизводства в Афганистане именно Средняя Азия наряду с Пакистаном может стать новым центром выращивания опийного мака. В своей работе мы совместно с российскими специалистами активно применяем спутниковые технологии, которые позволяют держать под постоянным контролем те районы, в которых потенциально может начаться выращивание наркотических культур. Борьба с наркоторговцами — это как шахматная игра, в которой каждый игрок пытается предугадать следующий ход своего соперника.

— Вы являетесь автором выдвинутой в 1998 году программы "Мир без наркотиков", согласно которой за десять лет должны были быть уничтожены все плантации опийного мака и коки в мире. Вы до сих пор уверены, что название вашей программы когда-нибудь будет соответствовать реальности?

— Я в этом абсолютно уверен. За десять лет мы действительно не смогли избавить мир от наркотиков, но при этом достигли очень важных результатов. Когда я только начинал бороться с международной наркомафией, опиум выращивали в 12 странах мира. Сегодня же его производством по большей части занимается Афганистан. Благодаря активным действиям мирового сообщества из списка стран-производителей опиума был исключен Пакистан. Кроме того, к концу 2001 года нам менее чем за пять лет удалось заставить "Талибан" практически полностью отказаться от выращивания опийного мака в Афганистане. К сожалению, через год после того, как в страну вошли американские войска, объемы производства опиума в стране возвратились на уровень конца 90-х годов, а затем и существенно их превзошли. Так что те, кто сомневается в возможности победы над афганским наркотрафиком, просто не знают о нашем опыте. И я считаю, что реализация программы "Мир без наркотиков", действие которой в марте прошлого года было продлено еще на десять лет, позволит нанести по наркомафии решительный удар.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...