Коротко


Подробно

 Мир путешественника


Покорение мира

       Имя российского путешественника-одиночки ФЕДОРА КОНЮХОВА хорошо известно. Корреспондент Ъ ДМИТРИЙ Ъ-СОШКИН встретился с путешественником и расспросил его о прошлых и будущих путешествиях.
       
Послужной список
       Детство Федора прошло в рыбацкой деревне на берегу Азовского моря. Свой первый корабль Федор Конюхов построил в семь лет из корыта. Он назывался "Варяг" и плавал по заболоченному деревенскому прудику. Потом Федор стал строить лодки, чтобы плавать по морю. Занимался этим тайком: отец, опасаясь за его жизнь, лодки ломал, а мальчика наказывал. Тем не менее в 15 лет, в 1964 году, на весельной шлюпке Федор пересек Азовское море.
       Конюхов окончил две мореходки: по специальности штурмана и механика. Ходил на яхте: в 1977 году по маршруту Беринга; в 1979 году плавал из Владивостока до Камчатки мимо Сахалина и обратно с заходом на Командорские острова; в 1980 году занял 3-е место в Кубке Балтики; в 1981-1982 годах ходил на яхте из Петропавловска, опять через Командорские острова, до Владивостока и обратно вдоль побережья материка. В 1983 году — из Ленинграда до Мурманска через Архангельск. В 1984 году снова участвовал в Кубке Балтики. В 1990-1991 годах Конюхов стал третьим в мире (и первым русским) яхтсменом, совершившим в одиночку кругосветное безостановочное плавание. Следующее плавание Федор предпринял в 1992-1994 годах.
       Во время своего путешествия 1979 года Конюхов совершил восхождение на Ключевскую сопку, в 1992 году одолел Эльбрус и в том же году покорил Эверест, стал первым русским, взошедшим на самую высокую точку антарктического материка — гору Винсон, — а на днях вернулся из Южной Америки, где покорил его главную вершину — гору Аконкагуа.
       Участвовал Конюхов и в лыжных полярных экспедициях. В 1983 году по морю Лаптевых, в 1986 году — лыжный переход в составе группы Дмитрия Шпаро в полярную ночь к полюсу относительной недоступности; в следующем году Конюхов участвовал в канадской экспедиции по Баффиновой Земле. В 1988 году в составе международной группы он совершил трансарктический переход СССР--Северный полюс--Канада. В своих дневниках он пишет: "Полюс для меня — это все. Если к плаванию на яхте я готовился с 19 лет, то к походу на полюс — с шести". В следующем году он снова идет к Северному полюсу в составе 1-й автономной экспедиции "Арктика". Потом Федор ходил один: в 1990 году он первым из русских путешественников в одиночку добрался до Северного полюса, в январе нынешнего года — до Южного. В 1989 году участвовал в 1-м советско-американском трансконтинентальном велопробеге Находка--Ленинград, а в 1991 году был руководителем австралийской команды в автопробеге Находка--Брест. Завершая список деяний Федора Конюхова, упомянем его поход по Чукотке на собаках в 1981 году, сплав на плоту по реке Лене в 1984 и экспедицию в уссурийской тайге по следам К. Арсеньева в 1985. Вывод: перед нами профессиональный путешественник.
       
Последние путешествия
       5 ноября прошлого года Конюхов отправился на английскую антарктическую станцию Патриот-Хиллз штурмовать Южный полюс. Идти к Южному полюсу, считает Федор, легче и спокойнее, чем к Северному: нет торосов, открытых ледяных разломов и постоянной опасности попасть в полынью. Зато гораздо холоднее, постоянный ветер в лицо, отчего не видно солнца. Ветер прекратился лишь за 60 миль до полюса, уже на вершине ледяного купола материка, откуда во все стороны стекают воздушные потоки. Идти трудно: снег сыпучий, обезвоженный, поэтому лыжи не скользят. Километровой толщины ледник, покрывающий весь континент, сильно сгладил рельеф, но идти утомительно: постоянные подъемы и спуски. Встречались ледяные трещины — от нескольких метров до полукилометра шириной и глубиной в километр. Их удавалось переходить в узких местах по мостам, образованным наносами снега. Страховочное оборудование было брошено еще на старте, чтобы облегчить ношу, впрочем, от него не было бы пользы, если бы путешественник провалился в трещину. Федор с нежностью вспоминал Северный Ледовитый океан, булькавший почти под ногами. Добравшись до Южного полюса, Федор Конюхов вернулся самолетом в Патриот-Хиллз, отдохнул и вылетел в горный массив Винсон для восхождения на самую высокую гору материка. "Никто так не делает, — говорит Федор, — но я понимал, что вряд ли у меня еще будет шанс оказаться в этих местах".
       Винсон удален от мест, где живут люди. После самолета пришлось двое суток идти до подножия горы. Туда Федор шел с проводником, но на гору поднимался один. 14 января он взошел на вершину. О Винсоне Конюхов сказал: "Очень красивая гора; подъем на Эверест труднее, но тут холоднее и постоянный ураганный ветер — на склоне не поставишь палатки". В этих местах все действия людей целиком зависят от погоды. Федору и его проводнику пришлось ждать самолета четверо суток — непогода задержала вылет (по этой же причине не смог взойти на Винсон всемирно известный путешественник Рейнхольд Месснер: он ждал погоды целый месяц, но так и не дождался).
       Вернувшись в Россию 30 января, Федор 25 февраля вылетел в Южную Америку для восхождения на высочайшую гору континента Аконкагуа, расположенную на границе Чили и Аргентины. Времени на акклиматизацию не было, и восхождение было нелегким — из-за кислородного голодания. Гора оказалась малоснежная и рыхлая, с осыпями. В это же время там были два польских альпиниста. Их восхождение окончилось трагически — они сорвались, один погиб. Конюхов шел сначала обычным маршрутом, потом перешел на "польский путь" (названный в память о польском первопроходце) — короткий, но очень опасный из-за подъема по огромной снежной стене; затем Федор вышел на первоначальный маршрут. Восхождение заняло 10 дней.
       
Credo Конюхова
       Федор охотно рассказывает о своих последних путешествиях. На вопрос, что он предпочитает, плавание или восхождение, путешественник ответил: "На яхте есть время для размышления. А на вершину идти — это песня". Его рассказы напоминают сухие отчеты о проделанной работе, а не красочную повесть об опасных приключениях. Таковы и его дневники. Вот описание первого кругосветного путешествия по "ревущим сороковым" и "неистовым пятидесятым" широтам южного полушария, которое длилось в зоне практически не прекращающихся штормов: "Океан страшный, все слилось воедино. Небо стального цвета и вода. Только белые гребешки отделяют волну от неба. Посмотришь и думаешь, что здесь красивого? Разве нельзя прожить без этого?! Наверное, нельзя, если я нахожусь здесь! Кто или что толкает меня в такое плавание?.. Здесь живем только воспоминаниями и тем, что ночью приснится, да еще строим планы на будущее. Если и это у меня забрать, тогда уж наверняка мой разум не выдержит... Здесь, в центре Тихого океана, в ночь со свистом ветра и горами волн не до романтики. Здесь только молишь Бога, чтобы он смилостивился и дал шанс выжить... Здесь, в одиночестве, вера и Бог не являются итогом суммы догматических формул, скорее неотъемлемой частью жизни".
       Но если во всем этом так мало романтики, что заставляет человека отправляться в путешествия? На такие вопросы Конюхов отвечает: "Экспедиции — это моя жизнь, остальное время — подготовка к ним." Об Антарктиде он говорил: "Как я ни тренировался, там все по-другому. Тут 130 кг груза, которые берешь с собой, оказываются неподъемны. А там выходишь на старт и чувствуешь: ты единственный в мире, кто делает это". То же чувство свободы и движения вперед в его рассказе об окончании первой кругосветки: "Когда я подплывал к Сиднею, то уже чувствовал, как мой круг замыкается. И тут меня обожгла мысль — а если не заходя начать по новой..."
       Федор совсем не похож на мужественного и угрюмого одиночку-фанатика, к чему, казалось бы, располагает его экзотическая профессия. Он прост, добросердечен и любопытен. Его мир, открывающийся в его дневниках, не похож на наш, это мир очень откровенных отношений человека с природой: "...Я ищу знакомого буревестника. Он уже несколько дней летит за яхтой. Я ему дал кличку 'Змей'. Когда он подлетает так близко, что можно с ним говорить, я кричу: 'Эй ты, Змей!' Я ему все рассказываю... Вот сейчас тоже хочется, чтобы птица была рядом, когда я буду ремонтировать гик грота... Он, мой Змей, будет смотреть на меня, на мою работу и думать: какое это несовершенное существо человек! Бог не дал ему крыльев и он не может летать". Федор рассказывал, что когда он после семи месяцев наконец ступил на берег, он плакал: ему было горько покидать своих попутчиков — альбатросов, буревестников и касаток, которые сопровождали его до самого берега. "Я чувствовал, что предаю их".
       В полярных походах Федор не раз встречался с белыми медведями. Обычно встречи с ними кончаются для человека трагически. Но Федора медведи не трогали: "Когда спать ложусь — перекрещусь и говорю: 'Миша, я иду к Северному полюсу. Видишь, карабин я разряжаю. Я ничего твоего не трогаю. Ты иди своим путем, а я — своим...' Утром нарты собираю, смотрю — следы! Ходил ночью вокруг палатки метрах в 50, а к палатке не подходил, замкнул круг и ушел восвояси".
       Обычно люди боятся одиночества. Пример Конюхова показывает, насколько одиночество может быть естественным и желанным для человека: "Меня больше не пугает то, что я слишком далеко от людей, и то, что под нами бездна и над нами бездна. Я привык к одиночеству... Понять свою душу можно только тогда, когда ты очутишься один на один с ней".
       Эпоха путешествий отважных одиночек началась во второй половине ХХ столетия. Ее открыл сэр Фрэнсис Чичестер. В 1966 году в кругосветном путешествии на яхте он обогнул страшный мыс Горн, известный как "кладбище кораблей". Умер сэр Фрэнсис на своей яхте во время гонок через Атлантический океан. Ему было 78 лет. Второй — Наоми Уэмура. В 1978 году, сразу после похода к Северному полюсу, он на собаках решил пересечь гренландский ледяной щит с севера на юг. Он шел 107 дней, пока за 100 километров до финиша его не остановили непреодолимые трещины и потоки воды, текущие в океан. Он вызвал самолет, но из-за тумана самолет долго не мог сесть. Уэмура, как в свое время Чичестер, был награжден за этот беспримерный переход золотым лавровым венком и титулом самого мужественного спортсмена года. В следующем году Наоми Уэмура надел такой венок на Жан-Марка Буавэна, потратившего четыре с лишним месяца на восхождение на вершину К-2, высотой 7600 м, в горном массиве Каракорум, чтобы потом за 13 минут слететь оттуда на дельтаплане, не имея при себе никаких спасательных средств. В списке одиноких безумцев и австралийский друг Федора, Дик Смит, облетевший Землю на одноместном вертолете.
       Пример этих людей свидетельствует о том, что силы, толкающие человека с насиженного места, более глубинные, нежели романтика и чувство прекрасного. Странная жизнь путешественников во многих случаях рождает у людей не недоумение, а сопереживание и азарт. Преодоление себя и достижение полноты жизни, оказывается, не бессмыслица, а мечта миллионов обычных людей.
       
Проблемы современного путешественника
       Странствия — занятие дорогостоящее, и могут окупиться только будучи выведены на уровень спорта международного класса и подчинившись его правилам. Отсюда постоянная борьба за первенство. Спорт международного класса (в том числе путешествия Конюхова) одновременно является объектом постоянного внимания mass media, визитной карточкой государства и мощным рекламным средством для спонсоров. Занятия им не дешевы, так что располагать деньгами на путешествие — уже больше чем полдела. Нужно либо самому быть миллионером, как Дик Смит, король австралийской электроники, либо иметь миллионера в качестве постоянного покровителя, что для путешественников большая редкость.
       Антарктида — слишком дорогой материк для наших соотечественников. Федор решил финансовые проблемы в Антарктиде успешнее, чем другие участники российской антарктической экспедиции. Но его дешевый путь к Южному полюсу оказался и самым трудным. А чтобы вернуться с полюса, Конюхову пришлось скооперироваться с Дэвидом Адамсоном, который тоже в одиночку добирался до Полюса: они на двоих зафрахтовали самолет, и, идя каждый по своему маршруту (их разделяло около 200 км), должны были дойти одновременно, поскольку самолет ждет не более суток. При вылете груз оставили на полюсе, чтобы не платить за лишние килограммы.
       Финансовые проблемы могут погубить путешественника. Так, Уэмура стал жертвой Фолклендской войны: она сорвала его экспедицию в Антарктиду. Чтобы погасить долг в $100 тыс., Уэмура решил совершить зимой восхождение на Мак-Кинли, отправился на Аляску и пропал в горах. Место его гибели неизвестно. Японский яхтсмен Тода Юко построил яхту для кругосветных гонок в долг под свой выигрыш. Когда Юко понял, что не победит, он сделал харакири.
       
Что дальше?
       Сейчас Федор собирается в Лондон, где встретится с англичанином Дэвидом Адамсоном и норвежцем Бурке Освальдом и вылетит с ними в Канаду. Там 10 путешественников предпримут пеший поход к геомагнитному Северному полюсу. Расстояние в 800 км планируется преодолеть за 20 дней.
       Следующее путешествие Конюхова посвящено 300-летию российского флота. Оно не будет иметь аналогов: безостановочная кругосветка в одиночку в зоне постоянных штормов 40-х и 50-х широт на трехмачтовом паруснике "Надежда", на котором проходят практику курсанты Дальневосточного инженерно-морского училища. Длина парусника — 109 м, высота мачт — 49 м, общая площадь парусов — 3000 кв. м, у судна три палубы и 199 кают; его постоянный экипаж — 54 человека плюс 200 курсантов. Федор уверен, что если "Надежду" переоборудовать, то предприятие окажется ему по плечу. В августе он планирует выйти с командой из Владивостока в Сидней, отправить команду домой, в октябре отправиться к проливу Дрейка и через 7 месяцев вновь войти в сиднейскую бухту. Пока у Конюхова трудности: хозяева "Надежды" запросили в залог $1,2 млн. Чтобы подстраховаться, Федор нашел еще три варианта: чилийский, кубинский и австралийский парусники. Путешествие будет проходить под российским флагом.
       В 1997 году Федор планирует завершить покорение семи главных вершин планеты. Эльбрус, Эверест, Винсон и Аконкагуа он покорил. Остается пик Костюшко в Австралии, Килиманджаро в Африке и Мак-Кинли в Северной Америке.
       Следующее — спуск в батискафе в Марианскую впадину. В компаньоны Федор пригласил Бурке Освальда. Есть финансовая и техническая поддержки с норвежской стороны, поэтому есть надежда, что батискаф построят и погружение состоится.
       Планирует Конюхов и одиночный перелет на воздушном шаре через Индийский океан. До сих пор так летали только через Атлантику. Предполагаемый маршрут Конюхов уже проходил на яхте. Остается пожелать отважному путешественнику удачи.

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 06.04.1996, стр. 23
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение