Коротко

Новости

Подробно

Видно птицу по налету

Джордж Клуни в фильме "Мне бы в небо"

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Премьера кино

В прокат выходит один из потенциальных оскаровских фаворитов — "Мне бы в небо" (Up in the Air), картина, выполненная режиссером Джейсоном Рейтманом в том же жанре социально-философской комедии, что и его предыдущие работы — "Здесь курят" и "Джуно". Новый рейтмановский фильм отличает повышенная злободневность, которой ЛИДИЯ МАСЛОВА склонна объяснять его успех в большей степени, чем художественными достоинствами.


"Мне бы в небо" выгодно выделяется на общем голливудском фоне как фильм про живых людей с реальными характерами и проблемами, но при этом немножко смахивает на соцзаказ для успокоения потерявших работу в кризис. Джордж Клуни играет специалиста по сокращению штатов, чья щекотливая функция заключается в том, чтобы, сочувственно глядя в глаза увольняемому, не только протянуть ему папку с документами, гарантирующими выходное пособие, но и оказать психологическую помощь, навешав на уши лапши и заставив посмотреть на происходящее под более оптимистическим углом. К жестокой своей работе герой никак не относится — главное, что она связана с постоянными перелетами, а он так любит летать, что, наверное, не задумываясь, согласился бы по мере надобности и просто отстреливать увольняемых.

Кроме того, фанат самолетов увлекается исполнением мотивационных лекций на тему "А что у вас, ребята, в рюкзаках?" — в том экзистенциальном смысле, что каждый из нас тащит по жизни массу ненужных связей и обязанностей. Все это, конечно, тонко подмечено, но не совсем понятно, в чем заключается совет мудреца слушателям, обремененным семьей, работой и ипотекой: наплевать и все бросить или же каким-то хитрым способом продолжать волочь свой "рюкзак", не чувствуя себя при этом носильщиком? Лекции обычно кончаются предложением почувствовать, как ремни впиваются в плечи, после чего сам гуру со своим невесомым чемоданчиком снова уносится на другой конец страны — помогать гражданам освобождаться от части груза в жизненном "рюкзаке", то есть увольняя их с насиженных мест.

Нарезки из реакций увольняемых (это не актеры, а реально недавно потерявшие работу люди, набранные режиссером по объявлению) производят, наверное, самое душераздирающее впечатление в фильме и передают состояние галерного раба, которого вдруг выкидывают за борт, однако вместо радости от возможности плыть куда глаза глядят он испытывает шок от страха пойти ко дну.

Сам-то герой воображает, что сможет беспечно покачиваться на волнах в своей лодочке один, пока в его конторе не объявляется противная соплячка (Анна Кендрик), которая ставит весь образ жизни заядлого летуна под угрозу рацпредложением увольнять сотрудников по интернету. Разволновавшийся герой уговаривает начальника отдать ему девицу на стажировку, чтобы она поняла, насколько на самом деле нелегко уволить живого человека. Российскому гражданину, в большинстве случаев живущему с ощущением, что его начальнику дать пинка кому бы то ни было — все равно, что высморкаться, должно быть, любопытно наблюдать, как американские работодатели парятся над этой морально-этической проблемой: удобно ли сообщить сокращаемому роковое известие через веб-камеру, или все-таки при экзекуции необходим непосредственный контакт?

То, что слишком тесный человеческий контакт редко доводит до добра, подтверждает в фильме любовная линия. Подцепленная в баре случайная знакомая (Вера Фармига), такая же любительница полетов, сама первая начинает звонить герою и обещать необременительные обоюдоприятные отношения: "Думай, что я — это ты, только с вагиной". После этого убежденный холостяк и интимофоб до странности легко разнюнивается и даже зовет новую подругу на свадьбу к сестре. Хотя профессия героя (да и хобби, если таковым считать лекции про "рюкзак") — цинично разводить, тем не менее в личных отношениях он оказывается на удивление романтичным и наивным, не склонным к обману и жестокости, а милейшая женщина, наоборот, выходит не свободомыслящей феминисткой, а просто подлецом скорее мужского пошиба. По крайней мере таких можно встретить в традиционных мелодрамах. Этот неприятный оборот (подобно увольнению, которое зачастую способно обернуться к лучшему) спасает героя от, казалось бы, неминуемого перевоспитания в сторону оседлости и семейных ценностей, а картину — от, казалось бы, неизбежного мелодраматического хеппи-энда. Впрочем, то, что в финале вольный сын эфира становится седьмым в мире обладателем карточки почетного пассажира-небожителя, налетавшего десять миллионов миль,— это, если вдуматься, хеппи-энд абсолютно триумфальный.


Комментарии
Профиль пользователя