Коротко

Новости

Подробно

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 38
 Расследование / Торгующие в храме

Церковный бизнес: с Божьей и гуманитарной помощью


       На газетные сообщения, связавшие Московскую Патриархию с торговлей водкой и сигаретами, Церковь отреагировала оперативно. По велению возмущенного Патриарха было начато расследование порочащих его слухов. Однако расследование, предпринятое независимым от церкви корреспондентом Ъ, показало: слухами почему-то названы вполне официальные правительственные документы.
       
Патриарх всея Руси предупреждает
       О том, что некоторые структуры Русской Православной Церкви торгуют отнюдь не поощряемыми ими табаком и алкогольными напитками, глава Церкви узнал, судя по всему, из газет. По его требованию тут же было проведено расследование, и выяснилось, что "в данном случае имя Церкви некоторые люди использовали в недобросовестных целях".
       Слово расследование предполагает наличие некоторой тайны. И говорить здесь о "расследовании" значит умышленно запутывать дело. Чтобы выяснить, что произошло в действительности, нужно, не веря слухам, гневным заявлениям и не менее гневным опровержениям, обратиться в Государственный таможенный комитет. Вот что он сообщил.
       Еще два года назад, в 1994 году, Отдел внешних церковных сношений (ОВЦС, одно из подразделений Патриархии) получил по собственному же ходатайству разрешение на беспошлинный ввоз "с последующей частичной реализацией" сигарет неких крупных английских и голландских фирм. Квот, ограничивающих размер импорта, установлено не было, то есть ввозить можно было любое количество табака — причем не платя таможенную пошлину (30% стоимости) и НДС (20% суммы стоимости + акциз). Через год это разрешение было подтверждено; еще через год опять подтверждено.
       Могло ли церковное руководство в течение двух лет всего это не замечать? В нынешнем заявлении Патриарха сказано, что разрешения давались "в обход Комиссии по гуманитарной помощи (сигареты, как ни странно, проходили как 'гуманитарка'. — Ъ), лишь по письмам отдельных руководителей и сотрудников некоторых отделов". Но это не так. Прежде всего решение приняла именно Комиссия (это ею официально подтверждено). И вообще получение льготы — дело непростое, оно требует обращения в разнообразные высокие инстанции и не может быть сделано тайно. После Комиссии его обсуждали и утвердили в правительстве, затем в Госдуме.
       И так три раза — в 1994, 1995 и 1996 годах.
       Ввезено было за два года около 10 тыс. тонн (соответствующие документы также есть в Комиссии по гумпомощи). Это значит, что за последние два года каждая шестая из продаваемых в Москве сигарет попала к нам по церковной линии. Не надо быть Патриархом, чтобы понять "неприемлемость признания подобных товаров безвозмездной помощью". Даже если представить, что все вырученные деньги тратились на финансирование программ по борьбе с курением. Лозунг "цель оправдывает средства" все-таки коммунистический, а не христианский.
       В этом году, правда, для Церкви впервые была введена квота, ограничивающая объем ввозимого табака, — чтобы лучше контролировать ее деятельность. Но какая квота! 50 тыс. тонн: вдвое больше годового объема государственного импорта табака. Зачем понадобилась ОВЦС (ведь он сам просил о разрешении) такая цифра? Ведь — не надо забывать — все эти огромные объемы табака, как утверждается, приходили из-за границы бесплатно. Возможно ли существование такого богатого благотворителя? Не является ли он обыкновенным продавцом?
       Кстати, такая схема получает распространение. Не так давно, как рассказали в Комиссии по гуманитарной помощи, ту же схему с поставкой сигарет пытались осуществить так же плохо относящиеся к курению российские мусульмане. В комиссию обратился муфтий, которого отправили собирать все необходимые справки.
       
Архиепископ был един в двух лицах
       Все вышеупомянутые цифры Патриархии почему-то неизвестны: там отказываются от любых комментариев и уповают на расследование, необходимость в котором возникла вроде бы только после разоблачительных публикаций в прессе, открывших Патриархии глаза на свой собственный отдел.
       Можно, конечно, объяснить проверку внутрицерковными причинами: говорят, что Патриарх недоволен излишней самостоятельностью ОВЦС, что у него не складываются отношения с главой этой структуры митрополитом Кириллом, который, в свою очередь... Но такое вмешательство в чужие отношения некрасиво и мелочно. Тем более что есть более веские причины.
       Два года торговля сигаретами шла беспрепятственно — а переполох начался как раз тогда, когда церковной коммерческой деятельности он повредить все равно уже никак не может. Вот почему. Не так давно, в середине лета, начавшее борьбу за бюджет правительство приняло постановление #816: сигареты (в числе прочих подакцизных товаров) были лишены права на беспошлинный ввоз по линии гумпомощи. Так что деятельность церкви на этом поприще все равно должна кончиться. И выяснение, кто же это придумал торговать сигаретами, если даже и позволит что-нибудь понять и кого-то наказать, то уж во всяком случае повредить завершающемуся сигаретному бизнесу никак не сможет.
       Так что проверка может теперь идти никого не ущемляя, а для ее проведения создается специальная структура, контролирующая международную деятельность Церкви.
       Удивительно, что до сих пор такой структуры не было, а контроль осуществлялся очень интересным способом.
       В ОВЦС есть штаб по гумпомощи, который ее получает, реализует, распределяет полученные доходы и т. п. В ОВЦС есть также контрольная комиссия, надзирающая за деятельностью штаба. Причем глава штаба (архиепископ Каширский и Боровский Клемент) является одновременно и главой контрольной комиссии. То есть ищет нарушения в своей собственной деятельности и при обнаружении сам же себя и наказывает по всей строгости.
       Существующую систему контроля за международной деятельностью церкви наглядно иллюстрируют мои попытки хоть что-то узнать об этом деле в самой Патриархии. В службе коммуникации ОВЦС на вопрос о табачной деятельности ничего не отвечают и — что тут возразишь — дают телефон непосредственного начальства, Московской Патриархии в Чистом переулке. Однако там на вопрос тоже не отвечают (обещая упомянутое выше расследование), зато дают совет: если хотите что-то узнать, позвоните в службу коммуникации ОВЦС... И так далее.
       
Золотая осень Патриарха
       Поверить, что Московская Патриархия действительно ничего не знала о коммерческой деятельности своего же подразделения, можно было бы, если бы речь шла о первом подобном случае. Но можно вспомнить известное письмо Алексия II главе Госдумы Ивану Рыбкину и некоторые менее известные факты, связанные с ним. Патриарх просил тогда разрешить Церкви беспошлинный ввоз в Россию куриных окорочков итальянской фирмы Nova. В этом не было бы ничего странного, если бы не настойчивые слухи, что среди учредителей Nova, года два назад занимавшей место в первой десятке по экспорту в Россию, есть российские иерархи. Но это, в общем, мелочи.
       Успешная и не особенно контролируемая коммерческая деятельность Церкви в России началась раньше. В 1993 году было создано РАО (впоследствии ЗАО) МЭС — Международное экономическое сотрудничество. Контрольным пакетом в нем официально владела Русская Православная Церковь. МЭС занималось экспортом нефти, было в числе крупнейших экспортеров, причем, поскольку принадлежало Церкви, пользовалось льготами. Существует МЭС, кстати, и сейчас, однако работает теперь в основном за границей — очевидно, на деньги, заработанные на льготном экспорте нефти и вывезенные из России.
       Однако времена меняются. Спецэкспортеров уже нет. Импортные льготы отменили. Идет борьба за бюджет. В новых условиях нужны другие методы: недавно Алексий II внес в правительство предложение изменить статус Церкви. Причем предложение получилось по-светски изысканным. Церковь, считает Патриарх, не должна считаться некоммерческой организацией, но в то же время не должна стать и организацией коммерческой: ей следует занять некое промежуточное положение, совмещая плюсы обоих статусов. Как организация, не относящаяся к коммерческим, Церковь может сохранить все имеющиеся льготы. А переставая быть некоммерческой структурой, получает отсутствующее у нее сейчас право на коммерческую тайну, то есть не обязана будет раскрывать перед проверяющими органами все детали своей деятельности. Тогда и на заявления прессы можно будет реагировать спокойнее.
       Впрочем, обо всем этом, а также о развитии табачно-алкогольного дела можно будет узнать из отчетов начинающего завтра свою работу Синода.
       
       ИГОРЬ ТОЛОКОННИКОВ
       
Комментарии
Профиль пользователя