Коротко


Подробно

Банки не хотят проблем

Коллекторские компании выкупают у кредитных учреждений "плохие" кредиты

Беспрерывный рост объема проблемных кредитов заставил банки избавляться от плохих должников: за последние четыре месяца они продали коллекторским и факторинговым компаниям свыше 1,5 млрд грн таких кредитов за 1-11% от их номинальной стоимости. Коллекторы отмечают, что фактическое создание прибыльного рынка купли-продажи долгов стало возможным после введения в августе налоговых льгот для этих операций. В 2010 году участники рынка ожидают падения цен, так как банки могут им продать более $1,5 млрд долгов.


Экономия на долге


Закон #1617-VI "О внесении изменений в некоторые законы относительно особенностей проведения мер по финансовому оздоровлению банков", вступивший в силу 5 августа, создал бум на рынке купли-продажи кредитных долгов. Документ позволил банкам включать в расходы сумму списаний, возникающую при продаже долгов с дисконтом, избегая уплаты налога на прибыль. "Рынок ожил после принятия 24 июля закона, снимающего чрезмерное налоговое бремя с банков при продаже проблемных активов",— отметил директор коллекторской компании (КК) "Европейское агентство по возврату долгов" Александр Ильчук. "В начале года не было активных продаж, а сейчас многие банки активизировались, желая улучшить годовую отчетность и продать 'плохие' портфели",— подтвердил руководитель департамента продаж и работы с клиентами КК "УкрФинансы" Андрей Нижник.

До принятия закона коллекторские компании, начавшие появляться еще в 2006 году, в основном брали банковские долги на аутсорсинг, получая с них комиссию. Если банк продавал проблемные кредиты, то только аффилированным компаниям, как правило — страховым, и такие сделки были непубличными. "Банки продают беззалоговые кредиты, по которым заемщики не платят больше года, и мы активно участвуем в покупках,— сказал генеральный директор КК 'Эколл' Валерий Светлов.— Стоимость продажи, как правило, составляет 3-7% от номинального размера портфеля проблемных кредитов. С августа по декабрь было продано долгов на сумму более 1,5 млрд грн".

Низкую стоимость долгов коллекторы объясняют высоким уровнем мошенничества по продаваемым банками кредитам (до 20-50%) и дефицитом информации о заемщиках. Самой дешевой и крупной сделкой считается покупка Credit Collection Group (CCG), первой украинской коллекторской компанией, кредитов, выданных в 2006-2007 годах Правэкс-банком. За кредиты на 930 млн грн CCG заплатила около 3,7 млн грн (см. Ъ от 17 ноября).

Осторожный интерес


По информации коллекторов, тендеры на продажу долгов, помимо Правэкс-банка, проводили ИНГ Банк Украина, Кредит Европа Банк, Индэкс-банк, СЕБ Банк, ОТП Банк, БТА Банк, Кредобанк, банк "Ренессанс Кредит", УниКредит Банк, Платинум Банк, а также Хоум Кредит Банк, который продавал небольшие портфели по 8-30 млн грн. Основными покупателями долгов выступают коллекторские компании CCG, "УкрФинансы", "Эколл", CredEx и "УкрБорг". "Мы купили у ряда банков долги на общую сумму свыше 600 млн грн,— сообщил Ъ господин Нижник.— В продаже проблемных долгов заинтересованы все банки из топ-20, занимавшиеся розничным кредитованием, есть интерес и у мелких банков". В CredEx, которые купили в сентябре долги на 280 млн грн, в ноябре привлекли 100 млн грн в фонд по выкупу долгов. По данным КК, переговоры о продаже долгов активно ведут банк "Финансы и Кредит", Фольксбанк, ВТБ Банк, УкрСиббанк и больше двух десятков небольших банков.

Однако одного желания избавиться от долгов до конца года и расформировать резервы мало, так как банки не соглашаются на низкую цену. По словам коллекторов, менеджеры Кредобанка выставили на аукцион кредиты на 300 млн грн, но отказались назвать победителя, так как их изумила предложенная цена — 9-15 млн грн. "Мы реально оценивали возможность взыскания, хотя это были даже залоговые кредиты,— рассказал один из коллекторов.— Какую можно было предложить цену, если заемщики находились в селах, а залог — земля, которая неизвестно как оценивалась и сколько сейчас стоит? Нет централизации заемщиков, и нотариальное оформление участков надо проводить в каждом районном центре. По сделкам необходимо платить 1% госпошлины, что может привести к большим затратам". В Кредобанке не комментировали Ъ тему долгов, впрочем, как и в других опрошенных банках.

Максимальную цену — 18% от номинальной стоимости — удалось получить от CCG за свои активы ИНГ Банк Украина, который закрывал розничное подразделение, но далеко не все его должники были проблемными. За просроченные на год кредиты КК готовы платить до 7%, если получают полную информацию не только о заемщике, его финансовом состоянии, фактическом месте жительства, работы, но и о родственниках должника. Цена портфеля снижается при потере кредитных дел. "Когда молодые люди берут кредиты на телефоны и недорогую технику, они договариваются с сотрудниками магазинов о получении фиктивной справки для покупки техники, а деньгами делятся,— отметил глава одной из КК.— Когда мы получаем базу, то сразу видим пол клиента, возраст, на что пошли деньги, и понимаем, реально ли взыскать их исходя из опыта работы с похожими кредитами".

Свободу резервам


Продажа долгов позволяет банкам списать невозвратные кредиты, освободить сформированные под них резервы и уменьшить убытки. По данным НБУ, за 10 месяцев банки направили в резерв 56,97 млрд грн, что стало одной из основных причин получения 23,57 млрд грн убытка. Поэтому коллекторы ожидают, что банкиры станут активнее продавать негативно квалифицируемые активы — не только беззалоговые потребительские займы, но и автокредиты, и ипотеку. "Мы считаем, что в 2010 году крупные банки продадут около $1 млрд долгов со средним дисконтом 5-10%",— сказал господин Светлов. С учетом продажи долгов более мелких учреждений, по мнению коллекторов, будет реализовано более 12 млрд грн кредитов.

Эта сумма может вырасти минимум вдвое, если Нацбанк поможет избавиться банкам от "проблемки", которая, только по официальным данным, к 1 ноября выросла втрое — до 60,88 млрд грн. "Проблема в том, что со стороны регуляторов — НБУ, Госфинуслуг, Минюста и ГНАУ — нет однозначной позиции по факторинговым операциям, по их нюансам, связанным с бухгалтерским учетом, налогообложением, проведением валютных операций, продажей залогового имущества. Изменения в законодательство вносятся каждый месяц, и они не всегда предсказуемы",— отметил Андрей Нижник. Коллекторы жалуются, что не могут взять в НБУ валютные лицензии, которые дадут им возможность получать от банков кредиты, выданные в иностранной валюте, и поэтому пока ограничены взысканием гривневых займов.

Крупные перспективы


Выкупать кредиты юридических лиц коллекторы не готовы. "Альтернативой для коллекторских компаний при работе на комиссионной основе может стать работа с должниками-юрлицами,— подчеркнул Александр Ильчук.— Это весьма перспективное направление, отличное от работы с населением. В этом сегменте объемы каждого такого кредита намного выше, значит, и комиссию можно получить большую". Но для ведения таких проектов КК необходима достаточная ресурсная база.

Увеличение объема продаваемых долгов будет происходить вместе с ростом количества игроков рынка. Сейчас работает свыше 25 крупных КК, а в 2010 году их появится еще не меньше 10. По мнению господина Ильчука, покупатели начнут предлагать цены от 0,1%. Но небольшие коллекторы могут закрыться из-за отсутствия средств на покупку портфелей или оказаться поглощенными крупными игроками — на рынке останется 5-6 КК. Коллекторы ожидают в Украине ситуации, которая наблюдалась в Польше и Чехии, когда западноевропейские КК скупили местных игроков. Это произойдет у нас не позже чем через год, уверены в CCG.

Руслан Черный




"Я не помню такого, чтобы мы простили долг"


Гжегож КопаниажCredit Collection Group

Гжегож КопаниажCredit Collection Group

генеральный директор Credit Collection Group Гжегож Копаниаж

— Почему Credit Collection Group купила портфель кредитов Правэкс-банка всего за 0,4% от номинала?

— Те, казалось бы, копейки, которые мы заплатили за этот портфель, стали самой высокой ценой, предложенной за него на рынке. Когда я обсуждаю с правлением какого-либо банка покупку портфеля, то слышу: это же нормальные должники, какой дисконт мы вам должны — 5% или 10%? Я говорю: 5% портфеля — это максимум, который я могу оплатить, а дисконт — 95%. Отдавайте нам самых плохих заемщиков, а с себя вы спишете 100% проблемных кредитов, расформируете резервы, загрузите сотрудников профильным делом.

— Насколько банки готовы к таким условиям?

— В работе с проблемными кредитами нет идеальных, золотых решений. За этим всегда стоят сложные переговоры. Банки оценивают, что для них полезнее — управлять плохими активами, строить свою структуру и пытаться собирать долги, либо получить деньги сразу, без содержания собственной коллекторской структуры, потери времени и средств. Для банка это всегда сложный процесс, но решение продать проблемные долги сразу улаживает все связанные с ними проблемы.

— А как поступают банки, у которых есть своя служба по работе с должниками?

— Сейчас даже они готовятся продавать долги, потому что все хотят красиво закрыть отчетный год, снизить резервы, избавиться от плохих активов и долгов. Когда у банка, скажем, 200 тыс. должников, он проводит сегментацию: себе оставляет тех, с кем еще может работать, а нам отдает самых плохих, безнадежных с точки зрения банковской модели. Долги потому дешевые, что вероятность их возврата для банков равняется нулю. Первые 90 дней работают внутренние структуры банка, его call-центр. Не получилось — их передают на три месяца коллекторскому агентству, чтобы до истечения 180 дней, когда нужно сформировать полные резервы, долг был лучше отработан. После этого следует либо оставлять долги, либо продавать их. Для Украины это новшество, и все сделки революционны.

— Какими должниками вы занимаетесь?

— 10-15% — это мошенники, около 70% — обычные люди, потерпевшие социальный дефолт, потерявшие работу.

— А остальные 15%?

— Остальные — интересная группа, которой я не видел в других странах. Приведу пример. Мы нашли квартиру в "непростом" доме на бульваре Леси Украинки в Киеве. Перед подъездом стоят Bentley, Mercedes, а на дверях висит список квартир, владельцы которых не оплатили коммунальные услуги. Человеку должно быть стыдно, что все знают, кто живет в этой квартире и не платит. Это же вопрос престижа, уважения. Как можно не платить? Но в Украине, оказывается, можно.

— Сколько времени вы намерены работать с портфелем Правэкс-банка?

— Модели сбора долгов, которые мы реализовываем в Украине, рассчитаны на два года.

— Затем вы "простите" должникам оставшиеся займы?

— Я не помню такого, чтобы мы простили долг. Когда не получалось договариваться, мы подавали в суд.

Интервью взял Руслан Черный




"Сделок по продаже кредитов будет больше"


Алексей Дидковскийуправляющий партнерюридической фирмы «Астерс»

Алексей Дидковскийуправляющий партнерюридической фирмы «Астерс»

управляющий партнер юридической фирмы "Астерс" Алексей Дидковский

— Что, по вашему мнению, стало причиной массовой продажи банками своих долгов коллекторским компаниям?

— Продажа долгов стала возможной только благодаря принятию закона #1617-VI. До этого момента банки не имели законодательных оснований для проведения таких операций.

— Какая норма закона так изменила ситуацию?

— Закон предоставил банкам значительные преимущества. Во-первых, продавая кредиты, у банков пропадает необходимость в резервировании. Во-вторых, особенность в налогообложении плохих кредитов. Теперь, продавая кредит по цене меньше номинала, банк может отнести разницу на валовые расходы. Например, при продаже за $5 долга на сумму $100, банк относит $95 на валовые расходы, и такая операция не приносит убытков.

— Не мешает заключению таких договоров то, что долги продаются с дисконтом до 99%?

— Банки пока готовы продавать потребительские долги. Что касается ипотечных кредитов, то банки рассчитывают на гораздо меньший дисконт, так как такие долги обеспечены недвижимостью.

— Какие проблемы могут возникнуть у коллекторов, когда они получают обеспеченные кредиты?

— Главная проблема в работе с ипотечными кредитами — отчуждение квартир. Ведь если человек приобрел квартиру в кредит, а потом его из этой квартиры выселяют, он сделает все, чтобы помешать этому. Есть проблема и практической продажи залога, ведь сейчас не так много покупателей квартир.

— Насколько законным является взыскание долга компанией, которая не подписывала никаких документов с заемщиком?

— Это вопрос имплементации договорных отношений банка с заемщиком на третьих лиц. Если договоры составлены правильно, то присутствует правомерная возможность такого взыскания. А договоры банков, как правило, предусматривают передачу долга заемщика третьей стороне.

— Много ли подано исков от заемщиков, от которых коллекторы требуют вернуть долги?

— Такие иски есть, но это не массовое явление.
— Станет ли подобных исков больше?

— Конечно, сделок по продаже кредитов будет больше потому, что банки могут расформировать резервы, но количество исков не будет увеличиваться в геометрической прогрессии.

— Часто ли доходят до судов претензии коллектора к физлицу, под паспорт которого кредит мог взять мошенник?

— Нет. Если претензии коллектора к человеку могут оказаться необоснованными, он постарается решить проблему в досудебном порядке. Такая работа более эффективна, чем судебные процедуры.

— Сформировалась группа обеспеченных людей, которые не хотят платить по кредитам. С ними лучше не судиться?

— Такая же проблема была и в других постсоциалистических странах — например, в Польше и Чехии. В каждом таком случае необходима индивидуальная работа специалиста-коллектора по выбору наиболее действенного механизма взыскания. Например, на кого-то можно повлиять психологически через его друзей.

Интервью взял Руслан Черный




Александр Паращий


СТАРШИЙ АНАЛИТИКBG CAPITALАЛЕКСАНДР ПАРАЩИЙ

СТАРШИЙ АНАЛИТИКBG CAPITALАЛЕКСАНДР ПАРАЩИЙ

старший аналитик BG Capital

Коллекторские компании, готовые выкупать на себя часть безнадежных кредитов банков, сами по себе не могут служить панацеей для стабилизации банковского сектора. Тем не менее сегодня их роль как неких санитаров банковской системы важна как никогда ранее.

Помимо простого снабжения банковской системы живыми деньгами "уже сейчас", коллекторы разделяют риски самих вкладчиков банков, помогая поддерживать стабильность банковской системы. Собственники банков готовы поделиться своими будущими прибылями именно за "услугу" разделения риска — размер этого рынка может составить до $2 млрд. Подобной деятельностью могут заниматься и сами акционеры банков, создавая коллекторские компании, более активно разделяя риски собственных вкладчиков.

Важным результатом появления рынка проблемных кредитов станет приведение их стоимости к рыночной, диктуемой спросом и предложением, а не регуляциями НБУ. В свою очередь это может способствовать уменьшению убытков банковской системы, вызванных неэффективным регулированием. Услуги коллектора будут полезны, если по регуляторным причинам банк должен сформировать 100% резервов по кредиту, то есть практически списать его с баланса, но сами банкиры видят ненулевую вероятность возврата этого кредита. Коллекторы, не стесненные требованиями НБУ, могут выкупить такой долг, что равнозначно отображению такого кредита на балансе банка не по регулируемой стоимости (т. е. ноль), а ближе к реальной за вычетом прибыли коллекторов.

От такого приведения кредитного портфеля к реальности выигрывает в первую очередь банк — его капитал будет менее подвержен возможным регуляторным перекосам, что увеличивает его способность выдавать новые кредиты. Главное, чтобы рынок коллекторских услуг рос медленнее, чем объемы кредитования.



Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ Украина" №214 от 08.12.2009, стр. 6
Комментировать

Наглядно

обсуждение