Коротко


Подробно

 Борьба с наркобизнесом в России


Горе от ума

       Головинский нарсуд Москвы приступил к рассмотрению уголовного дела группы студентов, занимавшихся в 1990-1992 годах крупномасштабным подпольным производством сильнодействующих синтетических наркотиков. Молодые химики не смогли устоять перед посулами азербайджанского наркодельца Актая Бабаева. Сейчас студенты раскаиваются в содеянном и пишут в СИЗО научные работы. В заключении находятся и распространители продукции, произведенной химиками. Среди них теневой король Даниловского рынка столицы Джамиль Садиков. Милиция изъяла наркотиков на 70 млрд руб.
       
Новый наркотик на столичном рынке
       В сентябре 1991 года Главное управление МВД России по расследованию особо опасных преступлений получило информацию о поступлении в Москву значительного количества синтетического наркотика триметилфентонила в ампулах. Долгое время милиции не удавалось выйти на след преступников. 23 апреля 1992 года по подозрению в незаконных операциях с наркотиками была задержана некая Трения Квабзеридзе. При обыске у нее в квартире было изъято 0,918 г раствора триметилфентонила. Расследованием дела Квабзеридзе занялся Следственный комитет МВД, но узнать что-либо о производителях наркотика тогда не удалось. Тем временем количество триметилфентонила на черном рынке постоянно увеличивалось.
       4 августа 1992 года за незаконное хранение оружия в Москве был задержан житель Гянджи (Азербайджан), некий Ширинов. В ходе следствия он подробно рассказал милиционерам о наркоторговце Актае Бабаеве, специализирующемся на синтетических наркотиках. Бабаев через своего сына Умуда (студента Московской медицинской академии) познакомился со студентами-химиками МГУ и Казанского университета. Студенты, по данным Ширинова, синтезировали сильнодействующие наркотики, которые Бабаев поставлял в Азербайджан и Москву.
       Арестовать Бабаева удалось 14 января 1993 года в Москве. Вместе с ним был задержан один из производителей триметилфентонила — студент Химического факультета МГУ Андрей Гаврюшин (Энди). У Бабаева и Гаврюшина были изъяты ампулы с триметилфентонилом. После этого следователям удалось выйти на подпольную лабораторию в Казани и арестовать работавших там студентов Первого московского мединститута, а также Московского и Казанского университетов.
       
Диссертации в СИЗО
       В ходе следствия было установлено, что группа начала преступную деятельность еще в 1989 году. Тогда в азербайджанский город Алмалых в гости к вышеупомянутому Умуду приехал его сокурсник Вадим Друх. Бабаев-старший, узнав, что Друх — призер всесоюзных и российских олимпиад по химии, предложил студенту за "большие деньги" заняться производством синтетических наркотиков. Стесненный в средствах Друх не устоял перед посулами наркодельца и согласился. Для производства наркотиков студент привлек своих знакомых — Данира Байрамова, Евгения Закурдаева, Александра Кузенкова, Федора Алексеева, Рената Нефтахова, Рустама Зайдулина, Эльдара Шамсутдинова и Дмитрия Поликарпова. Со всеми он познакомился на олимпиадах по химии.
       Сперва Бабаев предложил химикам синтезировать методон, для чего передал им "контрольный образец". Зимой 1991 года Друх, Байрамов, Гаврюшин и Закурдаев в помещении школьной лаборатории в Уфе синтезировали первые партии наркотика. Бабаев остался доволен и поручил студентам изготовление эдорфина, фенодоксона и триметилфентонила, которому отдавалось предпочтение. Для этого на частных квартирах в Гяндже и Казани были организованы подпольные лаборатории. При обысках в этих лабораториях было обнаружено 454 ампулы триметилфентонила и более 177 г сухой фракции этого наркотика, что достаточно для изготовления более 255 литров раствора. Было изъято также 35 тыс. ампул бупринорфина.
       Прибыль от торговли синтетическими наркотиками Бабаев вкладывал в различные коммерческие структуры, кроме того, часть денег он тратил на кокаин, маковую соломку и другие наркотики, которые покупал для собственного потребления и перепродажи.
       Отношения студентов с Бабаевым складывались непросто. Студентов, по их словам, мучила совесть, и они периодически высказывали желание прекратить преступный промысел. Бабаев, естественно, этого не хотел и всеми средствами пытался поставить их в зависимость от себя. Например, в июне 1991 года он заявил, что синтезированный студентами фенодоксон "оказался плохим", и после его употребления умер человек. Родственникам умершего, по словам Бабаева, были заплачены "крупные деньги", которые студенты должны возместить новыми поставками наркотиков. Химики согласились, но через некоторое время некоторые из них снова заговорили о прекращении производства. Тогда Бабаев сообщил студентам, что выйти из дела нельзя, так как за ним "стоят большие люди", которые готовы расправиться с непокорными. При этом он уточнил, что при всем желании "не сможет обеспечить безопасность химиков". Студенты испугались и продолжали работу вплоть до ареста.
       Большинство студентов-химиков, попав в СИЗО, раскаялись в содеянном. Некоторые из них, находясь в заключении, написали работы, достаточные для защиты кандидатской диссертации.
       
Наркоторговцы с Даниловского рынка
       Сотрудники СК МВД искали не только производителей наркотиков, но преступников, распространявших триметилфентонил. В конце 1992 года следствие установило, что основной распространитель этого наркотика в столице — Джамиль Садиков, теневой король Даниловского рынка. Он был связан со своими земляками, уроженцами села Захмет Масисского района Армении Надиром Исмаиловым, Джаббаром Гасановым и Сафаром Мамедовым. Все они знали друг друга со школьных лет. В 1983 году Садиков перебрался в Москву. Женившись на москвичке, он устроился на работу в кафе "Серпуховская застава", расположенное на территории Даниловского рынка. В 1991 году Садиков занял должность директора кафе и преобразовал его в МП "Даяна", а позже в ТОО "Руслан".
       Как было установлено в ходе следствия, идея продавать наркотики в Москве принадлежала Мамедову, Гасанову и Исмаилову. Они связались с Садиковым, предложив ему заняться торговлей триметилфентонилом. Земляки пояснили, что этот наркотик в больших количествах и по низким ценам можно закупать в Гяндже (куда, как было установлено следствием, наркотик доставлялся из Казани под руководством Бабаева). Гянджинский рынок уже насыщен, поэтому нужно наладить сбыт триметилфентонила в Москве. Садиков согласился финансировать закупку наркотиков, пообещав свое покровительство. Триметилфентонил хранился главным образом на квартире Сафара Мамедова, который жил на Большой Серпуховской улице. Исмаилов и Гасанов, а также ряд неустановленных лиц помогали ему распространять наркотики.
       За квартирой Мамедова была установлена слежка, и 26 декабря в подъезде его дома был задержан Исмаилов, у которого изъяли 150 ампул триметилфентонила. Затем был проведен обыск в квартире Мамедова, где нашли еще около 400 ампул наркотика. Самого хозяина во время обыска дома не было. На некоторое время Мамедову удалось скрыться от следствия.
       В конце мая 1993 года Мамедов и Гасанов были задержаны в Москве. Через несколько дней был арестован и главарь наркоторговцев — Садиков. При обыске у них было изъято 620 ампул триметилфентонила.
       В ходе следствия задержанные не признали свою вину. Исмаилов, например, утверждал, что не знал о содержимом ампул, считая, что в них находится антибиотик, предназначенный для его друзей, воюющих в Нагорном Карабахе. Остальные заявляли, что наркотики им подбросили во время обысков. Однако эти версии следствие не сочло убедительными, и всем задержанным было предъявлено обвинение в хранении и торговле наркотиками. Сейчас расследование этого дела завершено и передано в Мосгорсуд.
       Об итогах судебного разбирательства по уголовным делам студентов-химиков и наркоторговцев Ъ сообщит после вынесения приговора.
       
       АЛЕКСЕЙ Ъ-ГЕРАСИМОВ
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение