Коротко

Новости

Подробно

Чудеса, да и только

На аукционе Only Watch в Монако побывала Екатерина Истомина

"Стиль Часы". Приложение от , стр. 48

Очередной Only Watch, часовой аукцион, который провели 24 сентября в Монако Освальдо Патрицци и его дом Patrizzi & Co Auctioneers,— не менее важное событие в часовой жизни, чем салоны и премии. В определенной мере Only Watch стоит сравнивать с инновационной часовой серией Opus Harry Winston. Как для Opus, так и для Only Watch часовщики и ювелиры специально придумывают особенные часовые объекты. Марки абсолютно свободны, они делают что хотят. Они даже не озабочены собственными прибылями, потому что 100% выручки уходит в фонд, который поддерживает детей, больных мышечной дистрофией Дюшенна.

Поэтому Only Watch — поле чисто спортивного соревнования самых видных часовых марок. На призыв Альбера II и Освальдо Патрицци откликнулись 34 часовые компании. И среди них цвет индустрии: Audemars Piguet, Blancpain, Bovet Fleurier, Breguet, Cartier, Chanel, Chaumet, Gerald Charles, Girard-Perregaux, Corum, Hermes, Hublot, Jaquet Droz, Omega, Patek Philippe, Piaget, TAG Heuer, Ulysse Nardin, Vacheron Constantin, Van Cleef & Arpels, Zenith. К именитым старикам присоединилась и молодежь — Bell & Ross, Cabestan, De Bethune, De la Cour, Franc Vila, MB&F, Louis Vuitton и дом Montblanc, позиционирующий себя на часовом рынке с 1997 года. Но соревнуются марки не между собой (для этого они в слишком разном весе), а с собственным эстимейтом, предварительно определенной ценой.

Аукцион Only Watch традиционно вписан в программу Monaco Yacht Show, традиционно собирающего состоятельных поклонников всевозможной водоплавающей роскоши, поэтому торги состоялись в павильоне, примыкающем к причалам порта Эркюль. Зал торгов, довольно большой, был оккупирован интернациональными маньяками luxury goods. Более бедные и воспитанные поклонники часов могли следить за движением торгов по экранам, расставленным по периметру.

А движение было быстрым: всего за полтора часа в фонд Дюшенна поступило €2 285 500 — такова была выручка Only Watch. Несмотря на оригинальность аукционной концепции, наибольшей популярностью пользовались традиционные продукты. Так, астрономическая модель Patek Philippe ушла за €535 тыс. при эстимейте в €180-320 тыс., в то время как инновационный и давно ожидаемый Cabestan при начальной цене в €280-350 тыс. продали за €220 тыс. Monaco V4 TAG Heuer при эстимейте в €70-90 тыс. был куплен за какие-то €55 тыс. Громкого успеха не добились и в Confrerie Horlogere: молодая марка взяла уникально самонадеянную планку в €350-500 тыс. (чего не позволили себе даже в Patek Philippe), но в итоге добралась лишь до €280 тыс.

Стойко стояли "классики". Женевский Vacheron Constantin за модель Quai de l`Ile выручил €50 тыс. (старт — €25-35 тыс.). Всего "трешку" не дотянул до высшей планки эстимейта Ulysse Nardin, торговавший Freak Black Out (часы проданы за €87 тыс.). Рвущиеся в классики тоже не дремали: так, всего €2 тыс. не хватило и MB&F ("часовая скульптура" ушла за €58 тыс. при высшем эстимейте в €60 тыс.). Марка Montblanc, стремящаяся ворваться в премиум-класс сложных механических часов, попросила за модель Star Nicolas Rieussec €45-60 тыс. Публика этого как-то не поняла и согласилась купить новинку за €39 тыс.

Не иначе как грандиозным обаянием харизматика Жан-Клода Бивера можно объяснить успех его модели Hublot King Power Foudroyante All Black: это €31 тыс. при старте в €15-25 тыс. А вот личное присутствие на Only Watch часового гуру прошлых лет Джеральда Дженты не помогло. Цветастая живопись создателя моделей Royal Oak, Nautilus, Bvlgari-Bvlgari ушла за €10 тыс. (то есть по стартовой цене), а очаровательные ювелирные часы, сделанные под брендом Gerald Charles, при эстимейте в €35-50 тыс. продались за €28 тыс.— обидные, на наш взгляд, если учитывать высочайший статус классика Дженты и его вклад в часовой дизайн XX столетия.

Ювелиры и fashion-дома, делающие часы, обошлись скромными взносами. Van Cleef & Arpels за коктейльную модель Midnight in Monaco просил €70-90 тыс., но в итоге довольствовался всего €50 тыс. У дома Chaumet авангардные Dandy Black Azure из новой серии Dandy Edition Art торговались за €25-35 тыс. К сожалению, блистательная красота с Вандомской площади была продана всего за €18 тыс. За хронограф J12 Joaillerie ювелиры Chanel хотели выручить от €50-60 тыс., но взяли лишь €30 тыс. Часовщики Cartier удовлетворились €70 тыс. за Santos Triple 100. А Louis Vuitton просил за Tambour Case Monogram от €60 тыс. до €90 тыс. Получил €45 тыс.

Дом Hermes выставил на аукцион оригинальные настольные часы с корпусом из красной крокодиловой кожи и оценил свое изделие в духе ар-деко в €20-30 тыс. Фокус не удался: итог — €17 тыс. А вот настольный золотой с серебром "брегет", вещь симпатичная и стильная, весьма легко забрал €80 тыс. (нижняя планка стартовой цены).

Несмотря на то что многие лоты даже не смогли перепрыгнуть планки стартовых цен, настроение у собравшихся на торги было подчеркнуто хорошим. Скорее этот аукцион при всей своей концептуальности носил психотерапевтический характер. Мол, кризис кризисом, но есть еще порох в пороховницах. Не стоит промышленность. Работают мозги и руки. Капают понемножку денежки. Поэтому очередной громкий рекорд мануфактуры Patek Philippe был по сердцу решительно всем участникам, даже не добравшимся до эстимейта. Громкие аплодисменты, переходящие в овацию, длились несколько минут.

Комментарии

Рекомендуем

наглядно

обсуждение

Профиль пользователя