Коротко


Подробно

Призрак эпохи

Умер Николай Олялин

Некролог

Вчера на 69-м году жизни в Киеве умер актер Николай Олялин, оставшийся в истории гибнущим в затопленном берлинском метро капитаном Цветаевым из эпопеи Юрия Озерова "Освобождение" (1968-1971). Его уникальное лицо придавало трагический, почти религиозный смысл любой, самой официозной роли.


Актерам, играющим призраков, не веришь. Николай Олялин исключение. В "Беге" (1971) Александра Алова и Владимира Наумова вестовой Крапилин, преследующий своего палача, врангелевского генерала-вешателя Хлудова, натуральный выходец с того света, безжалостно недоумевающий, за что его убили. По большому счету это был архетип любой военной роли: отвоевав свое, солдат получает право призвать к ответу тех, кто послал его на смерть.

Но даже играя живых военных, неуклонно растя в званиях, от летчика-истребителя Болдырева в "Днях летных" (1966) до полковника Павлова в фильме Георгия Николаенко "Шел четвертый год войны" (1983) и савинковца Павловского в "Синдикате-2" (1981) Марка Орлова, Олялин всегда был сожженным войной мертвецом, продолжающим сражаться в вечной увольнительной. Святым маньяком, как майор Топорков в "Обратной дороги нет" (1971) Григория Липшица, невиданно жесткой для СССР истории партизанского обоза, везущего не оружие, как думают герои, а ящики с кирпичами, отвлекая на себя карателей. Религиозный подтекст истовости прозвучал вслух в "Пропавшей экспедиции" (1975) и "Золотой речке" (1976) Вениамина Дормана, где Олялин был Силантием, старообрядцем и душегубом, для которого двуперстие и топор были равноценны.

Проступающие сквозь кожу кости черепа, впалые щеки, горящий взгляд на изможденном лице. Сюжет мог быть фальшив — Олялин придавал ему правду страдания. Поневоле веришь, что ветераны, узнав его на улице после премьеры "Освобождения", плакали и тащили в шалман: "Да я же, как ты, на Курской дуге помирал". И даже лощеный, но боевой генерал Орел, консультант "Освобождения", возмущался: "Да как же так, что ты утонул, да я режиссеру скажу, пусть выведет тебя из проклятого метро через какой-нибудь люк". Хотя родился актер ровно за месяц до 22 июня в вологодской деревне и войну, на которую ушел отец-портной, уже нахлебавшийся горя на финской войне, не помнил, а помнил только солдат, тянувшихся через Опихалино по домам: безногих, безруких, пьяных и плачущих.

Сам Олялин знал за собой и комический дар: недаром же великий Николай Акимов звал выпускника Ленинградского театрального института, который Олялин предпочел рекомендованному отцом военно-топографическому училищу, в свой Театр комедии. Но выпало распределение в Красноярский ТЮЗ, ожесточенный разлад с главным режиссером, утаившим от актера приглашения на съемки в такие культовые ныне фильмы о войне, как, например, "Щит и меч": причиной разлада, кстати, была охальная и до сих пор живущая в актерском фольклоре эпиграмма на главного. С 1970 года — работа на студии имени Довженко, слава в 1970-х, забвение в 1990-х.

Впрочем, в 1990-х Олялину повезло больше, чем многим его коллегам. Речь не об Инквизиторе, скорее, манекене, чем персонаже "Дозоров" (2004-2005) Тимура Бекмамбетова, хотя тоже отмеченном той же религиозной жестокостью, не о сериалах, пусть и приличных, как "Охота на изюбря" (2005). Олялин сыграл Кольку Полуянова, одного из главных героев "Окраины" (1998) Петра Луцика, одного из лучших фильмов эпохи, притчи об обездоленных сатанинским олигархом крестьянах, в своей непреклонной жажде справедливости доходящих по трупам до самой Москвы и покидающих ее охваченной пламенем. Это был, конечно, своего рода постмодернизм, игра пусть не с буквой, а с самим духом советского кино, хотя бы фильмов Александра Довженко, но присутствие Олялина придавало этой игре беспощадную серьезность "гибели всерьез".

Михаил Трофименков


Для просмотра необходимо установить последнюю версию Adobe Flash Player

Get Adobe Flash player


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение