Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 12

 Компания FIAT Spa


И мир, и справедливость

       В прошлом году крупнейший промышленный холдинг Италии FIAT SpA снова добился рекордного роста оборотов и прибылей. Контролирующая FIAT семья Аньелли принимает активное участие в сложном процессе политических и экономических реформ Италии. Проходящая в правлении FIAT смена поколений имеет большое значение для формирования нового курса концерна.
       
Эгоизм как национальная святыня
       Компания FIAT была основана в 1899 году в Турине, центральном городе мощной в промышленном отношении провинции Пьемонт. Название FIAT является аббревиатурой от Fabbrica Italiana Automobili Torino. Одновременно слово fiat приблизительно можно перевести с латыни как "да будет!". Пьемонтцы не преминули усмотреть в названии компании созвучие с популярной в середине XIX века фразе австрийского кайзера Фердинанда I "Fiat iustitia et pereat mundus!". Как известно, до 1860 года австрийские и французские войска оккупировали большую часть Италии, что оказывало не слишком позитивное воздействие на итальянское самосознание, зато содействовало промышленному развитию Пьемонта, расположенного в треугольнике между Францией, Швейцарией и Австрией. Когда стараниями итальянских патриотов и европейских анархистов австрийцы и французы были изгнаны и в Риме утвердился итальянский монарх, Пьемонт сохранил специфические отношения с франкоязычными и особенно немецкоязычными регионами Европы, которые отчасти предопределили будущее развитие королевства.
       Соучредителем и "главным идеологом" FIAT был сын крупного пьемонтского землевладельца Джованни Аньелли (1866-1945), который считается одной из самых колоритных фигур в европейской истории XX века. Вторым лидером FIAT был гениальный организатор и финансист Витторио Валетта, который (в отличие от Аньелли) отличался похвальным идеологическим иммунитетом. В юности Аньелли хотел стать офицером и даже окончил военную школу, но уже в 1892 году покинул армию. Его стараниями FIAT за десять лет превратился в самую крупную промышленную компанию Италии. Перед первой мировой войной на заводах в Турине работали около 30 тыс. человек. Концерн производил автомобили, дизельные двигатели, самолеты, железнодорожную технику и различные виды вооружения.
       Как известно, искусным политикам Италии удалось вступить в первую мировую войну на одной стороне, а закончить ее на противоположной. В мае 1915 года Рим в одностороннем порядке разрывает заключенный в 1882 году тройственный договор с Веной и Берлином и объявляет войну габсбургской Австро-Венгрии. Премьер-министр Антонио Саландра незамысловато обосновал это грандиозное сальто-мортале соображениями sacro egoismo итальянской политики — поскольку альянс с Лондоном и Парижем показался Риму более перспективным, чем выполнение известных союзнических обязательств по отношению к Вене и Берлину. Очаровательные амбивалентность и гибкость итальянского менталитета до сих пор оказывают большое влияние на политико-экономическое развитие страны.
       Так уж получилось, что победы стран Антанты не принесли Риму (и Турину) тех территориальных приобретений, на которые они рассчитывали. В начале двадцатых годов Италия (а с ней и FIAT) переживала тяжелый экономический кризис. Джованни Аньелли продемонстрировал в этой ситуации большую гибкость. Он превратился в идеолога так называемого интеллигентного социализма и разработал своеобразную промышленную модель, сочетающую в себе элементы социалистической и индустриально-капиталистической экономики. Особую роль в этой системе занимала автомобильная промышленность, в развитии которой технократ Аньелли видел важную предпосылку для стирания прискорбных различий между богатыми и бедными. На модные тогда в Италии бурные протесты коммунистов и профсоюзов Аньелли реагировал с поразительной для капиталиста философичностью. Когда в 1921 году вдохновленные примером большевистской России туринские рабочие захватили заводы FIAT и развесили там красные коммунистические флаги, Аньелли заявил, что если общественности угодно, то он уходит с поста шефа и предоставляет пролетариату право делать на его заводах все что заблагорассудится. Столь нестандартная реакция классового врага так поразила коммунистов, что через некоторое время свыше 3 тыс. человек устроили перед домом "барина" демонстрацию с просьбой вернуться в коллектив.
       
Фашистская промышленная революция
       Джованни Аньелли был одним из главных разработчиков промышленной модели фашистской Италии. С начала двадцатых годов он активно поддерживал Бенито Муссолини. Когда дуче пришел к власти в 1922 году, он в знак благодарности ввел своего "спонсора" в сенат. Итальянский фашизм имел сложную природу. Многие западные исследователи считают его главной целью борьбу против социализма, а его главными врагами — организованное рабочее движение и прежде всего профсоюзы, которые рассматривались фашистами как "большевистская пятая колонна". В отличие от консервативных партий, фашисты добивались не сохранения прежних классовых градаций с их устоявшейся системой привилегий, а отмены всех классовых различий вообще — ради создания некого мифического "народного единства". Поэтому фашисты опирались на те слои общества, которые чувствовали себя ущемленными как капиталистами, так и социалистами: мелких ремесленников, крестьян, прислугу, госчиновников, а также часть рабочего класса (далеко не самую квалифицированную и грамотную). Фашизм всегда антилиберален и борется против любых свобод — не только партийных или парламентских, но и против свободы вероисповедания, слова, передвижения, сексуальных отношений. Вместо них фашисты требуют создать сильное и авторитарное государство, ибо в нем (по их мнению) заключена "душа нации". Управлять госаппаратом должен, соответственно, "сын народа", который имеет на это право не по рождению (как при монархии) или в силу победы на выборах (как при демократии), а в силу присущих ему лидерских качеств, каковые и есть признак приобщенности дуче к "народной душе". Таким образом, народ избирает вождя демократическими методами — с тем, чтобы тот взял на себя ответственность за строительство "здорового общества" посредством демонтажа "нездоровой демократической вседозволенности". Хотя антикапиталистические лозунги составляли основу фашистского вокабуляра, в действительности фашисты даже защищали интересы национальной буржуазии — разгоняя оппозицию и профсоюзы и запрещая забастовки. Фашистский лозунг "авторитет — ответственность — дисциплина" как нельзя лучше соответствовал интересам FIAT и других крупных концернов Италии, а Fasci di combatimento (боевые союзы) Муссолини берегли капиталистов от нападок классовых врагов. В результате промышленность была реорганизована по так называемым корпоративным принципам, с созданием мощных картелей и монополий по основным направлениям производства. При формальном равноправии работодателей и работополучателей настоящими королями концернов стали несколько промышленных семей, которые действовали в тесном контакте с госаппаратом.
       Общественная жизнь была лишена плюралистической "анархии" и "бестолковости", что привело к бурному росту ностальгии по временам Великой Римской империи, когда "был настоящий порядок, не то что сейчас". В принципе затаенное желание обрести подобный "порядок" и "смысл жизни" присущи определенным кругам любого общества. Под влиянием идей дуче возникло целое поколение фюреров, вождей, генералов и полковников в других странах: Испании, Португалии, Греции, Албании, Болгарии, Румынии, Югославии. Некоторое время фашистские движения были сильны в Польше, Латвии, Литве, Эстонии, Венгрии, Турции, Норвегии, Швеции, Голландии, Бельгии, Франции, США, странах Латинской Америки и даже Великобритании, где в тридцатые годы влиятельной общественной силой стал British Union of Fascits сэра Освальда Мосли.
       3 октября 1935 года Италия первой из фашистских стран нарушает установленные границы и вторгается в Абиссинию, а 7 апреля 1939 года — в Албанию. Италия принимает активное участие в поставках оружия в Испанию для войск фашистского генерала Франциско Франко. 27 сентября 1940 года Германия, Италия и Япония заключают пакт о политической, экономической и военной взаимопомощи, к которому тут же примыкают Венгрия (20.11.1940), Румыния (23.11.1940), Словакия (24.11.1940), Болгария (1.03.1941) и Хорватия (15.06.1941). 10 июня 1940 года Италия вступает во вторую мировую войну на стороне Германии. Главным координатором развития ВПК и тем самым всей промышленности Италии был шеф FIAT Аньелли. Дела у военной промышленности Италии шли великолепно, экономика страны переживала бум, острый политический кризис двадцатых годов был преодолен.
       
Антифашистская промышленная революция
       Италии снова повезло. Исконная жизнерадостность итальянского национального характера, склонность не придавать слишком большого значения законам и договорам спасли Италию от самого худшего мутанта фашизма — государственного геноцида. На него оказалось способно лишь германское общество — из-за свойственной немцам твердолобой законопослушности и чудовищной способности доводить до конца любое указание начальства, каким бы оно ни было.
       24 июля 1943 года Муссолини был смещен, а на следующий день арестован по приказу короля. Римское радио оптимистично известило трудящихся, что начавшийся два года назад "неприятный период" в итальянской истории закончился. Новое правительство тут же подписывает перемирие с американцами и охотно соглашается сдаться им в плен. Однако когда союзники высаживаются в Калабрии, они наталкиваются на ожесточенное сопротивление германских войск. Лишь 4 июня 1944 года, потеряв свыше 107 тыс. человек, американским войскам удается занять Рим, который вермахт покинул без боя.
       Верная заветам святого эгоизма итальянская общественность приобрела прекрасную возможность "списать" преступления режима Муссолини, агрессию в Северной Африке, Восточной Европе и России на "германо-австрийских оккупантов и бандитов". Эта гибкость мышления привела к тому, что Италия избежала тотального краха государственной системы (как в Германии) и коренных общественных перемен (как в Японии). Ничего подобного Токийскому и Нюрнбергскому трибуналам Италия не знала. Более того, после 1945 года в Италии объявилось такое восхитительное количество ревностных антифашистов, что непонятно, с кем же так долго воевали американская и британская армии в Северной Африке, а Красная Армия — на Украине. Заслуги итальянского движения сопротивления в победе над фашизмом (как, кстати, и аналогичные достижения французского Resistance) сомнительны. Главную роль в разгроме оси Берлин--Рим--Токио сыграли народы СССР, США и Великобритании. Тем не менее в Италии до недавнего времени процветала мифология беззаветной борьбы отважных итальянцев с "исчадиями ада" из Германии и Австрии. Лишь недавно итальянские историки добились публикаций исследований, которые разоблачают массовые антифашистские фальсификации послевоенного времени. Нежелание итальянского общества трезво проанализировать историю во многом объясняет теперешние трудности страны. Промышленные боссы Италии быстро освоились в новых условиях и снова стали рассматривать итальянский рынок как свою "вотчину", всячески противясь проникновению сюда иностранцев. В Италии возникла новая "монополия на власть" — только уже не фашистской, а христианско-демократической партии. Новый госаппарат тут же установил прочные связи с прежними промышленными воротилами.
       Что касается FIAT, то лишь в апреле 1945 года Итальянский комитет национального освобождения сместил Джованни Аньелли с поста шефа концерна. Умер этот измученный конфликтами между интересами Италии, дуче, семьи, персонала фирмы и общественности человек в декабре 1945 года. Это не помешало членам клана Аньелли продолжать принимать деятельное участие в управлении концерном, а в 1969 году семья снова добились финансового контроля над FIAT.
       Такая "реставрация старых порядков" привела в восторг далеко не всех в Италии. В семидесятые годы бизнес FIAT страдал от массовых забастовок и террористических акций Красных бригад. Члены клана Аньелли снова продемонстрировали выдающиеся личные качества и не только успешно преодолели сложные конфликты с левоэкстремистским движением Италии, но и восстановили былую промышленную мощь FIAT. Апофеозом нового мышления в старых категориях стал сенсационный альянс с ливийским диктатором Каддафи, который купил в 1976 году 10% акций FIAT и инвестировал крупные суммы в модернизацию концерна (в 1979 году он был преобразован в холдинг). Как известно, с Ливией Италию соединяют весьма своеобразные отношения. Для итальянского фашизма был характерен большой интерес к исламу. Римская пропаганда одно время даже выставляла Муссолини "покровителем мусульман всего мира", что весьма облегчило военно-политическую экспансию Италии в Северной Африке. После резкого обострения отношений между Ливией и США в 1980 году альянс Аньелли--Каддафи стал причиной бесконечных конфликтов между Римом и Вашингтоном.
       Не в последнюю очередь благодаря деньгам Джамахирии FIAT шел от успеха к успеху. К 1986 году FIAT превратился в мощную автоимперию, в которую вошли именитые фирмы Alfa Romeo, Ferrari, Lancia, Iveco и др. Кроме автомобильного бизнеса, 20% оборота FIAT обеспечивают подразделения атомной энергетики, авиации, строительства, издательского дела, биотехнологий, космической, сельскохозяйственной, железнодорожной и медицинской техники. В 1994 году FIAT SpA стоял на 12-м месте в списке самых крупных компаний ЕС, его оборот вырос на 14% и достиг DM65,36 млрд.
       
       Основные показатели FIAT (в млрд лир)
       

1994 г. 1995 г.
Общий оборот 65 842 75 500
Оперативная прибыль 2676 340
Чистая задолженность 2031 2500
Инвестиции 4552 4500
Затраты на новые проекты 1928 2000
Экспортные прибыли 10 700 12 500
(итальянских фирм)
Персонал (чел.) 248 180 236 800
       
       
Источник: Neue Zuercher Zeitung.
       
Главный заступник Италии
       Большая заслуга в новых успехах семейного дела принадлежит Джованни (Джанни) Аньелли — внуку и тезке учредителя FIAT. Вообще говоря, патриарх внука не жаловал, так как Джанни, презрев волю деда (отец Джованни Эдуардо погиб в 1935 году в авиакатастрофе) поступил в кавалерийскую школу и стал офицером. В годы второй мировой войны синьор Аньелли воевал в танковых частях в России и Тунисе, за что был награжден крестом за заслуги перед Италией. После войны Аньелли закончил университет и стал доктором права. Хотя Витторио Валетта и добился от Джованни участия в управлении FIAT, молодой человек больше интересовался яхтами, гоночными машинами и красивыми дамами. Несколько взялся за ум он только в 1952 году, после тяжелой автокатастрофы.
       В 1953 году Джованни женится на неаполитанской красавице принцессе Марелле Карачиоло ди Кастаньето. Матерью Джованни была принцесса Виргиния Бурбон дель Монте, так что женитьба еще более упрочила связи клана Аньелли с аристократическими домами Европы. По словам господина Аньелли, брак кардинально изменил его жизнь: "Я понял, что частная жизнь отныне не имеет для меня значения. Главное — служение делу FIAT. Хотя у меня по-прежнему было много самых разных желаний, в моей жизни не осталось для них ни времени, ни места". Впрочем, знакомства времен бурной молодости ему отнюдь не помешали. Среди его друзей были семьи Кеннеди, Рокфеллеров, Иглбергеров, князей Монако и др. Личные знакомства на самом высоком уровне он поддерживал и в СССР. Как известно, FIAT стал единственным западным концерном, который добился громадных успехов на автомобильном рынке СССР. Белый дом оказался бессилен против "святого эгоизма" и вынужден был одобрить концепцию "мирной торговли на благо мира", разработанную такими талантливыми и обаятельными итальянцами.
       
       Аньелли стремительно проходит путь от менеджера, через управляющего и главного управляющего до президента FIAT. За последние 20 лет Аньелли успешно вывел концерн из двух тяжелых кризисов. Несмотря на преклонный возраст, он остается некоронованным промышленным королем Пьемонта, да и всей страны. В Италии его уважительно называют avvocato ("адвокат" или даже "заступник"). В 1981 году он был избран пожизненным сенатором Италии. Он входит в правления и контрольные советы многих фирм (нефтяного концерна Petrofina, газеты La Stampa, американского банка Chase Manhattan и др.). Среди прочего, он вице-шеф ассоциации по созданию валютного союза ЕС, шеф Instituto Finanzario Industriale, Fondazione Giovanni Agnelli и т. д. Как шеф FIAT Аньелли не может не принимать активного участия в финансировании знаменитого туринского футбольного клуба Juventus (годовой бюджет около 100 млрд лир).
       Брат Джованни Умберто Аньелли также занимает видное место в промышленной жизни Италии. С 1980 по 1990 год он руководил автомобильным бизнесом концерна FIAT Auto SpA. Он кавалер Ордена почетного легиона Франции, высших орденов Италии, входит в контрольный совет крупнейшего страхового концерна Европы Allianz Versicherung AG (ФРГ), европейское правление американской Rockwell Corp. и т. д. Сестра Джованни и Умберто Сузанна Аньелли стала в 1976 году членом парламента Италии, в 1981 году была избрана в Европарламент, в 1983 году — сенатором Италии. В 1986-1991 годах синьора Аньелли сделала успешную дипломатическую карьеру, а с января 1992 года занимает пост министра иностранных дел Италии.
       
Консервативная промышленная революция
       Распад коммунистического блока Восточной Европы привел в Италии к переменам, которые по значимости сравнимы с объединением Германии. Туринский профессор философии Джанни Ваттимо назвал их главным событием в истории Италии после краха фашизма. Профессор истории Эрнесто Галлаи делла Лоджиа усматривает в них "обретение подлинной идентичности, которой Италия была лишена в течение 40 лет". Продолжавшаяся почти 50 лет монополия на власть христианско-демократической партии (DC) рухнула. Во многом эта "однопартийная диктатура" объяснялась негативным отношением итальянцев к коммунистам, так люди часто голосовали не за DC, а против "красных" и "коричневых". Сильно облегчает реформы позиция католической церкви, которая при польском папе Иоанне Павле II практически перестала вмешиваться в политическую жизнь и превратилась для реформаторов в духовно-нравственную инстанцию. Как известно, Ватикан уже в середине тридцатых годов осудил как коммунизм, так и национал-социализм, после чего находился в очень сложной позиции между двумя этими блоками.
       Дискредитация коммунистического движения, развенчание мифологии сопротивления привели к общему усилению правых сил, которое соответствует резкому крену вправо всей Западной Европы. В 1993 году внучка Муссолини Алессандра Муссолини победила на выборах в Неаполе. Итальянские газеты принялись нахваливать гитлеровскую Германию за ее "героическую попытку освободить Европу от коммунистического империализма", а сопротивление фашизму именовать "блефом" (формулировка газеты Il Giornale, принадлежащей бывшему премьер-министру Сильвио Берлускони). Даже бывший рупор компартии L`Unita публикует тексты, в которых доказывает, что дуче был-де вовсе не трусом, а отважным воином и прямо-таки героем. Праворадикальные и неофашистские силы вокруг Alleanza Nazionale (AN) восхваляют дуче как "самого великого государственного деятеля века". Многие аналитики видят в AN самую мощную политическую силу страны. Впрочем, преувеличивать опасность AN тоже ни к чему. Она не требует восстановить фашистскую диктатуру, да и традиции "святого эгоизма" итальянского общества отнюдь не канули в лету.
       Общая демократизация Италии привела к движениям протеста против так называемой tangentopoli — бесконтрольной системы "блата" между крупными партиями страны и фирмами, которых политики обеспечивали госзаказами. Только в восьмидесятые годы фирмы выплатили партиям и политикам свыше DM35 млрд. Ведущей силой политического и экономического обновления выступает общественность двух самых мощных в промышленном отношении северных провинций Италии Ломбардии и Пьемонта (с центрами Миланом и Турином). Следователи миланской прокуратуры ведут расследования преступлений многих видных политиков и предпринимателей страны. Крах системы Partiocrazia привел к кризису всего послевоенного неокорпоративизма и семейного капитализма Италии.
       Вот только несколько примеров. После громких скандалов рухнули мощные семейные империи Ferruzzi и Montedison, их шеф Рауль Гардини покончил с собой. Его злейший конкурент, президент государственного холдинга ENI Габриэле Кальяри покончил с собой в миланской тюрьме. Сальваторе Лигрести недавно отказался от президентства в перегруженной долгами компании Premafin в пользу санирующих ее банков. Клан стальных королей, контролирующий концерн Falck, также переживает кризис и пошел на резкое сокращение производства. Концерн Olivetti балансирует на грани банкротства, доля клана Карло де Бенедетти в капитале фирмы упала с 37% до 15%.
       Из крупных промышленных семей только Аньелли сохранили хорошую репутацию в бесконечных политических скандалах последних лет. Хотя миланские следователи арестовали нескольких видных менеджеров FIAT, Джованни Аньелли по-прежнему вне подозрений. Со своей стороны, шеф FIAT признал "деформированность" итальянской системы и заявил, что FIAT "внесет свой вклад в нравственное возрождение страны". Он разработал своеобразный "моральный кодекс", который обязаны подписать все сотрудники FIAT и который предусматривает немедленное увольнение за любую форму взятки.
       
Банкиры не любят революционеров
       Острая политическая конфронтация привела к тому, что промышленная элита Италии пошла на ослабление влияния государства и прекращение политики самоизоляции от международных финансовых рынков ради повышения конкурентоспособности национальной промышленности. В 1993 году (под давлением ЕС) ЦБ Италии разрешил местным банкам торговать крупными пакетами акций промышленных компаний. Раньше этой привилегией пользовались лишь несколько специализированных банков. Реформа привела к финансовому буму. По данным Banca d`Italia, за два последних года пакеты промышленных акций, принадлежащих банкам, выросли с 3,7 трлн до свыше 12 трлн лир. Сейчас банки контролируют около 70% санированного концерна Ferruzzi-Finanziaria, 50% Premafin, около 20% финансового капитала компании GIM (клан Орландо), 14% Gemina, 12% Pirelli, около 20% информационного холдинга Mediaset экс-премьера Берлускони и около 10% FIAT.
       В абсолютного финансового лидера Италии превратился миланский банк Mediobanca (работающий в альянсе с Credito Italiano и Banca Commerciale). Влияние и авторитет Mediobanca намного превышают его официальные успехи. При активах свыше DM25 млрд и всего 300 сотрудниках банк ежегодно приносит DM500 млн чистой прибыли. Mediobanca играет роль важнейшей "финансовой связки" страны, координирует бизнес многих промышленных кланов, акции которых он имеет обыкновение предлагать своим клиентам или партнерам. В 1985 году началась приватизация Mediobanca, в ходе которой его акции были предоставлены (не слишком) большому количеству частных инвесторов, что упрочило статус Mediobanca как salotto buono промышленной аристократии Италии. Тогда же пакет акций Mediobanca купил германский Allianz (через свою итальянскую дочь Ras). Такая стратегия Mediobanca отнюдь не бесспорна. Правые силы Италии возмущены тем, что в Милане заправляют все те же старые капиталистические кланы, которые лишь изменили форму своего бизнеса.
       
       Тайным королем Милана считается многолетний шеф Mediobanca 88-летний Энрико Кучча. Хотя в 1988 году он отошел от дел и сохранил за собой лишь пост почетного президента, влияние его огромно. Именно ему приписывается главная заслуга в сказочной метаморфозе Аньелли из плейбоя в предпринимателя. Он же открыл и воспитал Чезаре Ромити — "номер два" на FIAT. Как отмечает германская Frankfurter Allgemeine, "даже в своем преклонном возрасте синьор Кучча сохраняет блеск интеллекта, нравственную стойкость и стоическое терпение, особенно заметные на фоне общего маразма итальянской политики. Он счастливо соединяет в себе перфекционизм уроженца Центральной Европы с традиционными ценностями южного итальянца, который все сделает для своей семьи и для которого данное слово дороже любого договора".
       В свое время Кучча добился стратегической кооперации с крупнейшим банком ФРГ Deutsche Bank AG, который купил пакет акций FIAT. Под нажимом новых акционеров Аньелли распрощались с (мягко говоря) авантюристическим правительством полковника Каддафи. Боссы Mediobanca Assicurazioni Generali и Deutsche Bank приняли участие в разработке и финансировании новой стратегии FIAT (девиз "Лучше медленно, но солидно").
       
Новое глобальное мышление
       Самым тяжелым годом в вековой истории FIAT стал 1993-й, когда битва на уничтожение достигла на европейском авторынке своего пика. FIAT с честью преодолел трудности. Чистые убытки 1993 года (DM2 млрд) превратились в 1994 году в DM1 млрд прибыли. В 1995 году оборот холдинга FIAT вырос на 17% до DM75 млрд, а прибыль подскочила в два раза. По результатам 1995 года, с прибылью действовали все подразделения концерна. На автомобильный бизнес приходятся свыше 50% оборотов FIAT. Обороты концерна FIAT Auto выросли на 16,6% до 38,7 трлн лир. В автосекторе работают 120 тыс. из приблизительно 240 тыс. сотрудников концерна. Две новые базовые модели FIAT получили международное признание и титул "автомобиль года". Производство новых моделей Punto, Bravo и Brava считается образцовым в технологическом отношении. С 1989 по 1993 год FIAT инвестировал в автобизнес DM40 млрд. Главное значение уделялось строительству нового завода в Южной Италии — "секретному оружию" FIAT. На недавней встрече 500 менеджеров FIAT в Турине Чезаре Ромити патриотично сообщил, что "прошли времена, когда мы, как обезьяны, подражали немцам и японцам, теперь им не помешало бы поучится кое-чему у нас, итальянцев".
       Новые мощные инвестиционные программы обеспечили FIAT спокойное существование до конца века. Чтобы выстоять в мировой конкуренции, FIAT должен действовать глобально. Хотя доля FIAT на авторынке ЕС находится на высоком уровне 11%, этот показатель обеспечен прежде всего продажами в Италии (50% общего сбыта), рынок который Рим практически закрыл для мощных японских конкурентов до 2000 года. По данным гамбургского еженедельника Die Zeit, Турин активно готовит программы реконструкции и глобальной экспансии концерна, в который входят 800 фирм и 240 заводов в 60 странах мира. 40% производства FIAT уже осуществляются вне Италии. На иностранных рынках FIAT реализует 6 из 10 моделей своих легковых автомобилей, 7 основных моделей грузовиков, 9 из 10 моделей тракторов. Главное внимание FIAT уделяет экспансии в Латинской Америке и Азии. В Бразилии FIAT стоит на втором месте после германского Volkswagen и ежегодно производит свыше 1 млн автомобилей. Чтобы обеспечить себе надежные позиции в жесткой конкуренции с Volkswagen и General Motors именно в Бразилии этой весной FIAT представит новую перспективную автомодель — так называемую worldcar (итальянское название Palio). FIAT остается лидером автомобильного рынка Польши и Турции. В КНР FIAT учредил СП с компанией Nanjing Auto Works, которое будет производить 60 тыс. малых грузовиков в год. Ъ уже рассказывал об украинском СП FIAT, где итальянцы (совместно с КрАЗом) хотят выпускать легковые автомобили и дизельные моторы. И все же главной целью FIAT остается рынок Северной Америки, где 40 лет назад итальянцы были вынуждены полностью свернуть бизнес.
       
Смена поколений
       В декабре 1995 года, в день 50-й годовщины смерти основателя FIAT на поминальную мессу в Villa Perosa под Турином собрался весь клан Аньелли, в который сейчас входят более 100 человек (среди них представители родов Фюрстенбергов, Раттацци, Кампелло, Брандолини и других аристократических домов Европы). На семейном совете Джованни Аньелли объявил, что 12 марта (когда ему исполнится 75 лет) он официально уйдет с поста президента FIAT и останется лишь шефом семейного холдинга IFI. Президентское кресло FIAT должен занять 72-летний Чезаре Ромити, новым главным управляющим концерна станет шеф автоподразделения Паоло Кантарелла, а шефом FIAT Auto — Роберто Тесторе, который ранее возглавлял компанию по производству промышленных роботов Comau. В новые лидеры семейного холдинга, а затем и FIAT патриарх прочит своего 31-летнего племянника Джованни Альберто Аньелли, сына Умберто Аньелли и Антонеллы Беки Пьядджо. Собственный сын Джованни Эдоардо предпочитает бизнесу решение философских проблем. Однако одного волевого решения патриарха уже недостаточно для назначения шефа концерна. За последние 10 лет доля клана Аньелли в акционерном капитале FIAT упала с 40% до 25%, так что многое зависит от позиции акционеров, и прежде всего крупных европейских банков и страховых компаний. От курса нового руководства крупнейшего концерна Италии во многом зависит развитие всей Европы.
       РОДИОН Ъ-ВОДИН
       

Комментарии
Профиль пользователя