Коротко


Подробно

КоммерсантЪ-Daily
Компании и Рынки
Номер 027 от 21-02-96
Полоса 010
 Ситуация на рынке академий наук

Академики в сопоставимых ценах

       На фоне российских ученых, только что громко напомнивших (см. Ъ от 15 февраля) руководству страны о своих проблемах, абсолютно ничем не проявили себя представители целого ряда организаций, тоже именующие себя "академиками", то есть людьми науки. Быть может, у них нет проблем? Или же просто нет возможности о них громко заявить? Или еще проще — нет самой науки? Чтобы получить ответы на эти вопросы, корреспондент Ъ исследовал деятельность нескольких академий. Тем более что одна из них весьма заинтересовала Ъ еще в прошлом году: в октябре Международная академия наук о природе и обществе (МАНПО) предприняла попытку наградить газету своей серебряной медалью на условиях... стопроцентной предоплаты.
       
Две стороны не слишком дорогой медали
       Соответствующее письмо академиков в Ъ гласило: "...Отмечая Ваши заслуги в деле возрождения России, научно-экспертная комиссия рекомендует Президиуму наградить Вас дипломом и памятной серебряной медалью, посвященной великому преобразователю России — Петру I. Для оплаты организационных расходов и стоимости изготовления диплома и медали следует перевести на счет Ассоциации ученых-ветеранов академии 254 тысячи рублей..."
       Корреспонденту Ъ, которому это оставшееся без ответа послание попало в руки, текст показался противоречивым: было не вполне ясно, кто именно, кого, чем и, главное, за что должен наградить. Можно ли считать наградой нечто, за что награждающий хочет получить вознаграждение от награждаемого?
       Однако г-н Тыминский, ученый секретарь Академии естественных наук (так она сейчас называется), к которому корреспондент Ъ обратился с просьбой разрешить выявившееся противоречие, счел просьбу обидной и был предельно лаконичен: "Все, кого мы выдвигали на награждение, до сих пор принимали наше предложение. Специальной статистики по отказам от наград не ведется, но из 300 награжденных вы первые, кто задает такие меркантильные вопросы".
       Кстати сказать, Российская академия наук (РАН), которая, в отличие от негосударственной Академии естественных наук, изучает естественные науки еще со времен Ломоносова, на меркантильные вопросы отвечает гораздо более охотно и, как показали недавние волнения ученых, иногда сама же их и ставит. Таким образом, между двумя различными видами российских академий обнаруживаются уже по меньшей мере две большие разницы. Что, в общем-то, неудивительно.
       Но есть и третье, не столь заметное, как первые два, но тоже четкое отличие.
       Ведь о каком всемирно известном зарубежном деятеле чаще всего вспоминают в институтах РАН, когда дело касается меркантильных вопросов? Очевидно — о финансисте-меценате Джордже Соросе. А в негосударственных академиях? Это уже менее очевидно, но все же — о Бутросе Бутросе Гали, генеральном секретаре Организации Объединенных Наций.
       Предположение это возникло у корреспондента Ъ сразу же, как только он узнал, что генсек ООН тоже значится в списках лауреатов медали МАНПО и, если верить ученому секретарю, от награды не отказался. Платил ли при этом Бутрос Гали или нет, корреспондент Ъ интересоваться не стал. Тем более что проверка версии выглядела делом не менее интересным. И, как выяснилось несколько позже, необычайно простым.
       Достаточно было обратиться в Мосгорсправку, как адрес еще одной негосударственной академии, к которой генсек ООН имеет отношение, был корреспондентом Ъ немедленно получен.
       
Место, где посылают в космос
       Причем надо заметить, что добраться до штаб-квартиры этой академии, минуя Мосгорсправку, никакой корреспондент не смог бы даже в принципе. Потому что адрес у этой академии точь-в-точь такой же, как у самой Мосгорсправки.
       Прибыв на место, корреспондент Ъ обнаружил, что и выросла эта академия, собственно, из той же Мосгорсправки. Да и президент ее — человек Мосгорсправке не чужой. Бывший директор. Иван Юзвишин. Международную академию информатизации (далее — МАИ) создал он и его единомышленники.
       В день прибытия корреспондента Ъ в МАИ президента на месте не было, и потому об академии и ее деятельности рассказал вице-президент (он же, кстати, президент еще одной академии — Академии средств массовой информации) — Владислав Шинкаренко. Из его слов и ряда внутренних документов академии явствовало, что с момента своего основания (1990 г.) МАИ прошла беспрецедентно славный путь. За каких-нибудь пять лет — от нуля до аккредитованной при ООН "независимой международной общественно-научной самоуправляемой организации интеллектуалов, способствующих... созданию единого информационно-сотового общества и поиску внеземных цивилизаций". И проекты у МАИ под стать уставу, даже у "Газпрома" таких нет: строительство Мировых Сот и Информационных Киосков Нового Поколения, прием заявок на регистрацию Информационно-Интеллектуальной Новизны, обращение в ООН с предложением запретить на год все войны на Земле...
       В академиках МАИ числятся такие маститые ученые, как физик Юлий Харитон и биолог Игорь Петрянов-Соколов, а также мэр Москвы Юрий Лужков и, как мы и обещали выше, Бутрос Бутрос Гали со своим замом. Общее же количество интеллектуалов, способствующих поиску внеземных цивилизаций, по данным МАИ, уже перевалило за 6000. Правда, один из сотрудников РАН, просивший не упоминать его имени, в беседе с корреспондентом Ъ прямо сказал, что "большинство так называемых академиков Международной академии информатизации даже не догадываются, что они ее академики".
       
Зубы и кони для сторонних инвесторов
       Между тем в МАИ начисто отвергают какие бы то ни было намеки на ее несерьезность.
       "Журнал по новейшим банковским технологиям, который мы издаем, входит в пятерку лучших российских журналов по банковским технологиям", — заявила корреспонденту Ъ помощница вице-президента. Шестьдесят черно-белых страниц формата А5, издаваемых не каждый месяц тиражом 1500 экземпляров — именно так выглядит, как выясняется, один из пяти лучших банковских журналов России.
       Впрочем, сам по себе факт неказистости еще ничего не говорит об уровне издания, и корреспондент Ъ погрузился в чтение, рассчитывая узнать что-нибудь свеженькое об игре на коротких кредитах, фьючерсах или, к примеру, ГКО. Но ничего подобного в журнале, увы, не оказалось. Впрочем, кое-что новое в разделе "Инвестиционная биржа" почерпнуть удалось. В частности, весьма подробные сведения сразу о трех сферах применения свободного финансового капитала, еще ни одним российским комбанком не занятых.
       "Аэростатическое транспортное средство (АТС) конструкции А. И. Филимонова. Разработан проект создания уникального АТС большой грузоподъемности, до 1000 тонн. АТС представляет собой гибрид дирижабля, самолета, вертолета и судна на воздушной подушке. Приемлемы любые формы финансирования. Объем финансирования — $10 млрд".
       "Коннозавод рабочих лошадей и сопутствующих предприятий на псковских землях в России. Организатором проекта является Афанасьев Платон Сократович. Дворянин. Он является самым крупным землепользователем в теперешней России (708 га), на землях которого создается коннозавод на 500 лошадей торийской породы (Эстония). Одновременно создаются сопутствующие предприятия для быстрого оборота капитала: мебельное, пивоваренное... Оборот капитала от коннозавода ожидается через 5 лет. Для осуществления замысла необходим бюджет 103,8 млрд руб. Это абсолютно уникальный проект для России, который будет воплощен на Псковщине".
       "Бизнес-план по созданию в России АОЗТ для изготовления искусственных зубов из пластмассы и реализации их на рынках России и СНГ. АОЗТ имеет целью обеспечение широких слоев населения России и стран СНГ искусственными зубами из пластмассы по доступным ценам. Потребность в искусственных зубах из пластмассы составляет 30-40 млн штук в год или 1,07-1,43 млн гарнитуров по 28 зубов в каждом. Регламентирующий фактор: фирме необходимо зарегистрировать в Минздраве России зубы, которые она будет производить".
       Стоит, видимо, еще добавить, что пометок "на правах рекламы" возле этих почти дословно процитированных нами сообщений в "журнале по новейшим банковским технологиям" нет. Может быть, именно поэтому полугодовая подписка на него стоит ни много ни мало $160 плюс НДС и спецналог?
       
Брильянты для диктатуры академиков
       Но это все-таки вопрос не самый интересный. Главное — попытаться найти в использовании академиками имени Бутроса Гали хоть какую-нибудь логику. Иначе можно подумать, что желание сразу двух академий наградить чем-нибудь генсека ООН — чисто случайное совпадение.
       Более или менее вероятных объяснений феномену можно было придумать немало, но вот какие из них "более", а какие "менее" — сказать, видимо, нелегко. Во всяком случае, никто из собеседников корреспондента Ъ делать этого не стал.
       Начнем с наиболее "меркантильного", раз уж их так не любят, объяснения. Дело в том, что помимо уже упомянутого издания, сделанного словно нарочно так, чтобы ни один чужой человек никогда его не купил и не прочитал, а уж если купил и прочитал, то абсолютно ничему не поверил, МАИ издает еще два журнала: "Информатизация Вселенной" и "Драгоценные металлы. Драгоценные камни". И еще две газеты: "Информатизация общества" и "АлмаЗолото". При этом информации о драгоценностях полным-полно и в чисто "информатизаторских" изданиях. А из 16 подразделений МАИ чисто информатизаторских 14, еще одно — "Русский институт семьи", а еще одно — институт "Алмаззолоторынок". Наконец, в числе коллективных членов МАИ — АО "Лензолото", в числе партнеров — несколько комбанков, обслуживающих аффинажные заводы и старательские артели, а не заводы по производству коней и зубов.
       А теперь вообразим себя на месте Мосгорсправки: захотелось бы нам, будь у нас такие партнеры, отслеживать информацию не только о Москве и москвичах, но и о том, что происходит в России и за рубежом с российскими драгметаллами и драгкамнями? Наверное, да. Но тогда нужно наладить обширнейшие международные связи, а это, понятно, удобнее всего сделать там, где представители десятков самых разных наций регулярно собираются на совещания. И не удобно ли придумать для всех, с кем должные связи налажены, единый и мало у кого вызывающий подозрения пароль, простите, статус академика информатизации? А если кто в чудеса информатизации не верит — пожалуйста, считайте нас помешанными на зеленых человечках учеными чудаками. Которые исключительно в силу свойственной им мании величия сами записали себе в коллеги Бутроса Бутроса Гали и зачем-то распространяют по миру фотографии, где то один, то другой информакадемик соседствует с президентом то одной, то другой великой державы...
       Разумеется, подобная трактовка происходящего в МАИ может быть ошибочной от начала до конца. Что тогда остается: неутолимая жажда информатизировать Вселенную? болезненная страсть к ученым титулам? Или все объясняется такой прозой, как желание хоть что-то зарабатывать на брошюрах формата А5 и каталогах элиты рынка золота с сопутствующим этому делу надуванием щек?
       Такое впечатление, что не исключен ни один из перечисленных вариантов. Рассмотрим последний, поскольку из "меркантильных" вариантов остался, кажется, только он. Так вот, "драгоценные" партнеры академии вполне могли попросту скинуться на издание трудов по информатизации в обмен на то, что среди прочего академия будет издавать что-нибудь полезное для них самих. Тогда и впрямь нет в этом деле никаких тайн, одни только "щеки".
       Против "масонской" версии говорит и тот факт, что связь МАИ с драгпартнерами не только не скрывается, но и, напротив, даже пропагандируется ею. (Если только не принимать во внимание, что необычное, скажем так, содержимое пропагандистских журналов поступает подписчикам за не менее необычную цену.)
       Подтвердил наличие в системе чисто издательского партнерства и Владислав Шинкаренко, заявивший корреспонденту Ъ, что гендиректор "Лензолота", например, став когда-то членкором МАИ, издал при помощи академии книжку, а "теперь они наши услуги не оплачивают, и от них нет никакой пользы".
       
— А каковы отношения МАИ с Мосгорсправкой?
       — Ну, это такой вопрос, на который мы обычно отвечаем налоговой инспекции. Могу сказать, что мы умеем правильно отвечать. Еще вопросы? Вообще, отношения между партнерами не должны быть предметом обсуждения. Понимаете, у нас партнерские отношения. Академия не имеет имущества, не имеет территории. Дело в том, что я работаю в Мосгорсправке и являюсь одним из руководителей издательской деятельности Мосгорсправки. И таких людей много, которые работают в Мосгорсправке, а на общественных началах — в Академии.
       
       Интересно, откуда так много энтузиастов общественной работы в одной организации — между прочим, вполне серьезной, владеющей, как уже говорилось, всей адресной и телефонной информацией о каждом физическом и юридическом лице Москвы?
       И как этой организации, то есть на самом деле не этой, а ее партнеру в лице МАИ, удалось по рекомендации Комитета неправительственных организаций ООН получить консультативный статус #1 в Экономическом и Социальном совете ООН? Версия самой академии, изложенная в ее рекламном буклете: благодаря "международному авторитету".
       Ну а что скажут об этом удивительном факте подчиненные Бутроса Бутроса Гали? Корреспондент Ъ обратился за комментариями к заместителю директора московского бюро Департамента информации ООН Юрию Шишаеву.
       
— Что связывает МАИ и ООН?
       — Академия обратилась к нам как неправительственная организация с просьбой ходатайствовать о предоставлении статуса ассоциированного члена. Просьба была нами удовлетворена, и статус академии был предоставлен. Что же касается предоставления статуса #1 при совете, то для нас это было неожиданностью. Мы другой департамент и не можем ничего говорить о совете и о статусе, полученном МАИ. Этот статус весьма высок, это нечто экстраординарное. ООН всегда очень тщательно подходит к вопросам предоставления статуса, который предполагает определенные возможности для получающей его организации. Будучи ООНовским подразделением, имеющим мандат на распространение информации, мы являемся той структурой, с которой ООН вполне могла бы посоветоваться. Такого рода консультации проведено не было.
       — Как бы вы охарактеризовали деятельность Академии информатизации как ассоциированного члена?
       — В принципе это не входит в наши обязанности — контроль за дальнейшей активностью организации, получившей статус ассоциированного члена. Да у нас для этого и не так много возможностей. Однако имеется определенное, небольшое, число активных членов, которые активно с нами сотрудничают. О МАИ мы в этом плане не можем сказать почти ничего.
       
       Услышав слова "не можем сказать ничего", корреспондент Ъ спохватился: обещал ведь рассказать о самых разных академиках, а про военные-то академии ничего не сказал!
       А может быть, именно о них и был весь рассказ?
Впрочем, гадать бессмысленно: если уж ООН не знает...
       
Рассвет, закат
       Ясно, пожалуй, лишь одно: если звание действительного члена Российской академии наук будет и далее обесцениваться быстрее национальной валюты, в стране появится еще не один десяток псевдоакадемий с никому не известными целями. До сих пор звание обесценивалось быстрее. И это нетрудно доказать.
       Если 10-15 лет назад действительный член Академии наук СССР ежемесячно получал прибавку к жалованию в размере 500 руб. и в "Литературке" даже устраивались диспуты на тему "не слишком ли много по сравнению с писателями", то сегодня означенная "дельта" к базовой зарплате академика в миллион рублей подчас не превышает 200 тыс. руб. Что в сопоставимых ценах едва ли тянет даже на четвертак образца 1961 года.
       ИВАН Ъ-СИДОРОВ
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" №27 от 21.02.1996, стр. 10

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение