Коротко

Новости

Подробно

Газопровод через Финляндию пройдет лесом

Владимир Путин и Матти Ванхонен обменялись обещаниями

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

В Петербурге вчера председатель правительства России Владимир Путин договорился со своим финским коллегой о том, что повышение экспортных пошлин на российский лес будет заморожено точно на весь следующий год, а возможно, и на 2012-й тоже. А Матти Ванхонен пообещал, что правительство Финляндии в начале ноября одобрит строительство финского участка газопровода Nord Stream ("Северный поток"). Специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ считает, что было бы очень странно, если бы эти события оказались никак не связаны друг с другом.


Финский премьер приехал в "Ленэкспо" позже своего коллеги Владимира Путина, тем самым блестяще подтвердив все самые смелые легенды и мифы про неторопливых финских парней: чтобы приехать куда-нибудь позже Владимира Путина, нужна не то что гражданская смелость, а больше того — это должно быть в крови, причем твоих предков.

Российский премьер ждал финского на входе в седьмой зал "Ленэкспо", где висел плакат "Рашен-Финниш саммит", при этом в слове "Финниш" одно "н" было, по-моему, лишним.

Пока в зал заседаний не зашли два премьера, здесь шла дискуссия на уровне министров. Модератор Виктор Христенко представил госпожу Скрынник — да так, что рядом вздрогнули мои финские коллеги: "Елена Скрынник, мисс Сельское хозяйство России".

— Может быть, все-таки "миссис"? — недоуменно переспросила меня русскоговорящая финская журналистка.

Я попробовал объяснить ей, что Виктор Христенко, наверное, произнес не "мисс", а "министр", но просто неразборчиво, однако, кажется, не убедил,— в том числе и самого себя.

Господин Путин в своем вступительном слове заявил то же, что говорит на такого рода встречах постоянно: Россию не может устраивать роль поставщика сырья на мировые рынки, "в данном случае кругляка (необработанной древесины.— "Ъ")".

— Мы не отказываемся от планов понижения удельного веса кругляка в нашем экспорте... но на сегодня спрос сокращается, и в этих условиях мораторий на повышение экспортных пошлин на необработанный лес будет продлен и на 2010 год... и считаю возможным продлить и на 2011-й... но это решение будет принято попозже... Надеюсь, финские партнеры не используют это время для обращения в правительство РФ по поводу и дальнейшего моратория на пошлины...

Владимир Путин, видимо, сознательно обострял ситуацию в зале (наверное, навскидку она ему показалась слишком мирной):

— Я вас предупреждаю, мы все равно это сделаем (повысим пошлины.— А. К.)! Но мы не сделаем это тупо! У вас есть время, вы сможете подготовиться к этим шагам...

Между тем господин Ванхонен выступал так, как будто вообще не расслышал ни одного слова из выступления российского премьера. Он говорил про то, что "стоимость сырья пока слишком высокая" (к тому же еще оскорбительно называл наш кругляк своим сырьем).

— Мы имеем расхождения по этому поводу,— добавил он, и это было преувеличение: речь на самом деле шла о непримиримых, судя по всему, противоречиях.

Матти Ванхонен говорил, что срок окупаемости инвестиционных проектов по строительству деревообрабатывающих предприятий на территории России — восемь-десять лет, что это "большие деньги и большое время" и что в Финляндии должны быть уверены, что "отношение к иностранным инвесторам за это время не поменяется". Он давал понять, что поскольку такой уверенности быть не может, то и инвестпроектов, надо понимать, не будет.

Захар Смушкин, президент хорошо известной фирмы "Илим", сказал, что "по поводу пошлин — это такой локальный вопрос для России, и только в отношениях с Финляндией!"

— На Дальнем Востоке вот все нормально,— пожал плечами Захар Смушкин.

За то, что он в течение одной минуты так яростно поработал на страну под одобрительные взгляды господ Путина и Христенко, Захар Смушкин попросил не так уж мало.

Забыв о финском премьере, он, обращаясь к российскому, начал говорить про то, что крупному бизнесу, который занимается лесом, от государства нужны дороги, а главное — приватизация лесов, особенно вблизи крупных городов.

Президент финского концерна "Метсялиито" Кари Йордан, между тем, рассказал, что "на практике после повышения пошлин (с 1 апреля 2008 года с €4 до €15 за один кубометр необработанной древесины.— "Ъ") торговля лесом прекратилась".

— Финляндия вынуждена покупать лес в Южной Америке!

Финн с сочувствием объяснил, что это решение ударило прежде всего по России: "У вас не задействованы тысячи рабочих мест!.."

Впрочем, судя по тому, как переглянулись господа Путин и Христенко, их это замечание взволновало меньше всего.

— Россия должна окончательно отказаться от экспортных пошлин на лес,— потребовал господин Йордан.

Таким образом, ответом на предупреждение господина Путина насчет того, что пошлины будут обязательно повышены, стал финский ультиматум по поводу того, что Россия должна вообще отказаться от них.

— При всем драматизме такого элемента отношения, как пошлины, мы фиксируем, что даже в этот трудный период динамика рассмотрения инвестпроектов в правительстве России не сокращается! — прокомментировал господин Христенко.— Ко мне здесь, например, подошли представители... правда не финской, а американской компании... с просьбой о встрече, так как они завершили все предварительные переговоры и расчеты!

Американским представителям, которые сидели в этот момент в зале, он кивнул как родным. Благодаря финским ультиматумам их позиции выглядели теперь железобетонными.

Между тем ультиматумы продолжились. Господин Песонен, глава фирмы UPM, которая работает в России, по его же словам, больше 100 лет, заявил, что предстоят "большие битвы, финские инвестиции отложены"...

Интересно, что позже, когда я говорил с участниками форума, они утверждали, что и в самом деле привезти южноамериканский эвкалипт в Финляндию стоит сейчас дешевле, чем российскую березу. Так что у финских амбиций были основания. Впрочем, на господина Путина, как и следовало ожидать, эти ультиматумы не произвели необходимого впечатления. Он заявил, что разговоры по поводу закрытия приграничных предприятий после повышения экспортных пошлин справедливы только отчасти.

— А если бы мы этого не сделали, тогда, может, было бы затоваривание рынка дешевым сырьем и перепроизводство, а неизвестно, что хуже в условиях кризиса... Но мы посмотрим, что можно сделать,— неожиданно миролюбиво заявил российский премьер,— чтобы хоть немного расширить объем беспошлинного ввоза... Мы посмотрим на это на двусторонней встрече с премьер-министром Финляндии.

Господин Путин не оставил без внимания и отчетливую просьбу Захара Смушкина насчет приватизации лесов и категорически раскритиковал ее:

— У нас принят Лесной кодекс, там все сказано. У нас леса для промышленного освоения даются в долгосрочную аренду, причем с правом продления. Это устойчивая конструкция.

А поскольку просьба господина Смушкина касалась в особенности лесов вокруг крупных городов, премьер раскритиковал и ее, заявив, что именно леса вокруг крупных городов интересуют инвесторов — и прежде всего тоже крупных — именно потому, что здесь уже есть инфраструктура. Господин Путин поделился с присутствующими известным ему мнением трудящихся по этому поводу: "Разреши им сегодня леса приватизировать — так они завтра воздух приватизируют".

Глядя на некоторых участников лесного форума, я думал о том, что и последнее предположение кажется нелепым только на первый взгляд.

После форума господин Путин встретился с финским коллегой один на один. В самом начале разговора господин Ванхонен поблагодарил российского премьера:

— Спасибо за приглашение приехать в ваш бывший родной город.

— Почему бывший? — громко удивился Владимир Путин.— Он и сейчас мне родной.

— Я ждал такого ответа,— кивнул финский премьер.

— Решили меня немного проверить? — переспросил, не улыбаясь, господин Путин, которому вряд ли понравилось, что финский премьер и в самом деле, видимо, решил проверить его инстинкты или просто сделал вид, что именно такой ответ, а какой же еще, он и ожидал услышать. И этот вариант был, очевидно, еще менее приятным для премьера.

После переговоров, которые продолжались больше двух часов, выяснилось, что все далеко не так уж плохо. Как и намекал российский премьер перед встречей, он посчитал возможным увеличить объемы беспошлинного ввоза необработанной березы диаметром до 15 см.

А господин Ванхонен рассказал, в свою очередь, что в начале ноября 2009 года правительство Финляндии "подготовит все предложения по положительному решению вопроса о финском участке газопровода Nord Stream (он должен пройти по экономическим водам Финляндии.— "Ъ").

— После этого,— добавил финский премьер,— будет оформление экологической лицензии до конца этого года (в конце пресс-конференции его еще раз вернули к этому вопросу, и он добавил, что правительство Финляндии не имеет влияния на решения экологических органов, правда, он все равно надеется, что до конца года проблема обязательно решится).

Финская журналистка еще настаивала на том, что эффект даст только полная отмена пошлин, но господин Ванхонен тоже уже настаивал на том, что если пошлины не будут увеличиваться еще два года, а объем беспошлинных поставок из России возрастет, то "финские предприятия смогут адаптироваться".

— У нас на территории Германии и России трубы для Nord Stream уже складируются,— неожиданным признанием закончил Владимир Путин,— на приобретение оборудования для Nord Stream тендеры проводятся — одна итальянская компания выиграла конкурс почти на $2,5 млрд. Сейчас обсуждали вопрос об участии, между прочим, финских компаний в поставке оборудования для Штокмановского месторождения! Но это реально, только если будет построен "Северный поток"...— наполнение трубы-то оттуда пойдет в том числе...

Финский премьер категорически подтверждал каждое его слово. Правда, экологические организации еще не подтвердили, что до конца года непременно дадут свое согласие на Nord Stream.

Но ведь и господин Путин не дал гарантию на то, что экспортные пошлины на российский лес не поднимутся в течение 2010 года. Насчет 2011-го никакой уверенности нет.

Андрей Ъ-Колесников



Комментарии
Профиль пользователя