Коротко


Подробно

Отчетно-праздничный концерт

Михайловский театр вручил свой гран-при

Гала балет

В Михайловском театре прошел гала-концерт по случаю завершения первого Гран-при Михайловского театра — недавно учрежденного конкурса российских хореографических училищ (о его светской составляющей см. в материале Па-де-де и т. д.). Юные победители конкурса закономерно померкли на фоне ведущих солистов мировых трупп, свидетельствует ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА.


Компетентное жюри выдержало паритет между двумя балетными столицами, отдав гран-при Петербургу, золото — Москве, поделив между ними серебро, а бронзу отстегнув Новосибирску. Лауреаты танцевали в первом отделении гала и чрезмерной талантливостью не отличались. Настоящую балеринскую карьеру можно предсказать с уверенностью разве что обладательнице гран-при Ольге Смирновой: в труднейшем адажио из "Щелкунчика" она продемонстрировала не только прекрасные линии, но недетские самообладание и свободу. Непонятно только, почему имя учителя, воспитавшего юное дарование, не было оглашено на этом педагогическом состязании.

Идея конкурса российских хореографических школ с выдачей денежных призов не только юнцам-победителям, но и вырастившим их балетным заведениям осенила гендиректора Михайловского театра Владимира Кехмана всего лишь три месяца назад, и вот она реализована. Стремительность ошеломляющая, если учесть невероятный для отечественного балета призовой фонд, собранный учредителями. Школьники-лауреаты получили денежные премии, сравнимые с наградами главного российского конкурса — Московского международного, да еще по 300 тыс. руб. досталось петербургской и московской академиям хореографии, а также Новосибирскому хореографическому колледжу — то есть всем трем школам, поучаствовавшим в состязании.

Из-за организационной скоропалительности церемонию награждения явно не успели продумать: она проходила перед закрытым занавесом и смахивала на вручение памятных подарков передовикам производства в полевых условиях. Придать процедуре солидности было призвано приветствие президента Медведева, оглашенное перед ее началом (чем не могут похвастаться куда более солидные балетные мероприятия), а в праздничном гала участвовали представители семи ведущих европейских трупп, включая Парижскую оперу и Королевский балет Великобритании.

Артисты проявили похвальную готовность к межтеатральному сотрудничеству. Смешанные пары выдавали неожиданно интересный результат. Так, прима Большого театра Мария Александрова станцевала "Па-де-де" на музыку Обера с привычным партнером Дмитрием Гудановым технически благополучно, но излишне сурово, если не сказать — ожесточенно. Зато в труднейшем па-де-де из "Талисмана" в союзе с Михаилом Сиваковым, фактурным великаном из Михайловского театра, балерина прямо-таки светилась лукавой женственностью, смягчив свою императивную манеру тонкими нюансами танца.

Премьер Мариинки Михаил Лобухин воодушевил Ирину Перрен из Михайловского театра на трудовые подвиги, венцом которых было усложненное фуэте с поднятым над головой веером, которое завершилось вполне благополучно. Предсказуемый взрыв энтузиазма вызвали солисты Большого Наталья Осипова с Иваном Васильевым, благо шлягерное па-де-де из "Корсара" давало все основания блеснуть феерическими прыжками и вращениями.

За любовную лирику в этом концерте отвечали иностранцы, единодушно подобравшие траурный репертуар. Давид Махатели из Королевского балета Великобритании стенал над умирающей Манон — Бегонией Као, примой Английского национального балета; впрочем, страдал он не настолько убедительно, чтобы заретушировать драматизмом чрезвычайную трудность поддержек. Обладательница самой прекрасной в мире стопы — этуаль Парижской оперы Изабель Сьяравола в образе Маргариты приходила на предсмертное свидание к Арману — молодому премьеру Стефану Бюйону, который не смог преодолеть почтение к партнерше, даже терзая ее тело в неистовых объятиях. Парижане станцевали и посмертный дуэт Жизели и Альберта, приноравливаясь к непривычным российским темпам с поистине загробной отрешенностью.

Адажио из балета "Сенсориум" — постановки англичанина Алистера Мариотта, значившейся в ближайших планах Михайловского театра,— Ирина Перрен и Марат Шемиунов исполнили уверенно и спокойно. Основанный на вполне добродетельной классике, построенный на неторопливых поддержках, задумчивых кружениях и длинных линиях неломаных тел, этот дуэт несколько пресен и ничуть не радикален, а значит, вполне пригоден для употребления в академическом Петербурге.

Можно еще долго перечислять участников концерта — только второе его отделение продлилось непомерные сто минут. И, пожалуй, это был главный недостаток международного гала — первого в стенах Михайловского театра.


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение