Коротко


Подробно

 Ситуация в Таджикистане


Кризис пошел на спад, но не разрешился

       Обстановка в Таджикистане стабилизируется. Таков лейтмотив новостей, поступающих из республики в последние дни. В результате состоявшихся в уик-энд переговоров мятежного полковника Худойбердыева, захватившего 26 января власть в Курган-Тюбе, с душанбинскими властями несколько высокопоставленных чиновников отправлены в отставку, а восставшая 1-я бригада таджикской армии начала возвращаться в свои казармы. Возможно, что ненадолго — до мира в Таджикистане еще далеко. Вчера в Душанбе также состоялась встреча президента Таджикистана Эмомали Рахмонова с помощником президента России по национальной безопасности Юрием Батуриным.
       
       В воскресенье президент Таджикистана Эмомали Рахмонов отправил в отставку первого вице-премьера Махмадсаида Убайдуллоева, главу своего аппарата Изатулло Хаеева и руководителя Хатлонской области Абдужалола Салимова, частично выполнив требования мятежников, а парламент республики принял постановление об амнистии всем участникам мятежа с условием, что к 7 февраля они сдадут оружие. Худойбердыев в ответ снял требования об отставке министра обороны Шерали Хайруллаева и разделении Хатлонской области на Курган-Тюбинскую и Кулябскую. Вчера утром отряды Худойбердыева начали возвращаться в казармы и сдавать оружие и тяжелую бронетехнику. Сняты также все выставленные мятежниками на въездах в Курган-Тюбе блокпосты, освобожден перевал Фахрабад, связывающий область с Душанбе.
       Правда, пока нет сведений о начале разоружения отрядов экс-мэра Турсунзаде Бойматова, с 27 января удерживающего город под своим контролем. Несмотря на то что почти все требования Бойматова выполнены (он, как и Худойбердыев, настаивал на отставках ряда душанбинских чиновников), экс-мэр не спешит идти на мировую с властями. Вероятно, потому что мотивы его действий несколько глубже, чем у Худойбердыева. Если полковник, кажется, действительно главным образом стремился решить политические и кадровые вопросы, то интересы Бойматова простираются дальше. В Турсунзаде расположен крупнейший в республике Таджикский алюминиевый комбинат, значение которого для экономики Таджикистана крайне велико. И вопрос контроля над ним в значительной степени превращается в вопрос о реальной власти в стране.
       Между тем вчера возобновились бои в центральной части республики, в Тавильдарьинском районе. Министр обороны Таджикистана Шерали Хайруллаев заявил о намерении перебросить туда дополнительные силы, после чего общая численность правительственных войск там составит более 3 тыс. человек. Им противостоит около 300 боевиков оппозиции. Общая же численность всей вооруженной оппозиции на территории Таджикистана и Афганистана, по его словам, составляет около 6 тыс. человек, из которых 3,5 тысячи — "активные боевики". Интересно, что для усмирения оппозиционеров в Тавильдарьинском районе Душанбе намерен воспользоваться услугами вчерашнего мятежника Худойбердыева. Именно в его бригаде находятся наиболее боеспособные подразделения, а сам полковник несколько дней назад обещал, что, если его условия будут выполнены, он направит своих подчиненных в Припамирье "для обеспечения национальной безопасности республики".
       Но скорее всего уступки, на которые неожиданно согласился Рахмонов (еще в минувший четверг он категорически отвергал все требования мятежников), связаны не столько с потребностью правительства в солдатах Худойбердыева, сколько с пребыванием в таджикской столице Юрия Батурина. Хотя о вчерашней встрече московского гостя с таджикским президентом сообщается лишь, что "беседа прошла в духе полного взаимопонимания, характерного для российско-таджикских отношений", очевидно, что Москва сейчас всеми силами стремится не допустить развязывания в Таджикистане новой крупномасштабной войны. Ведь тогда, сколько бы Кремль ни твердил о нейтралитете российской 201-й миротворческой дивизии, втягивание российских войск в конфликт (естественно, на стороне Рахмонова) было бы неизбежно. Россия оказалась бы втянутой в новую многолетнюю кровопролитную войну с непрогнозируемым исходом, а этого Москва допустить сегодня не может. Не может Россия и просто уйти — в таком случае непременно последует "афганизация" Таджикистана с распадом на несколько "княжеств" и последующим неконтролируемым потоком оружия и наркотиков в Россию.
       
       ИЛЬЯ Ъ-БУЛАВИНОВ
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 06.02.1996, стр. 4
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение