Коротко


Подробно

 Режиссера Юрия Кару обвиняют в клевете


Заявления режиссера формируют "асоциальный образ" продюсера

       Конфликт между режиссером фильма "Мастер и Маргарита" Юрием Карой и продюсерами фильма — фирмой "ТАМП" - (Ъ подробно рассказывал о нем в сентябре прошлого года) вышел за рамки гражданского процесса. Как известно, Кара направил иск в Замоскворецкий суд, требуя от продюсеров копию отснятого, но не вышедшего на экраны фильма. Суд наложил арест на счета фирмы, но Мосгорсуд это постановление отменил. Затем президент ТАМПа Владимир Скорый направил в прокуратуру Москвы заявление о возбуждении уголовного дела против самого Кары, утверждая, что режиссер оклеветал его в передаче "Час пик", обвинив в незаконных финансовых операциях, связях с бандитами и в подготовке покушения на свою жизнь. В возбуждении дела было отказано за отсутствием состава преступления.
       
Спорная копия
       В феврале 1991 года между Юрием Карой и ТПО "ТАМП" был заключен договор о финансировании и продюсировании фильма "Мастер и Маргарита". В соответствии с договором авторские права на фильм принадлежат продюсеру, а режиссер должен был получить от ТАМПа одну копию фильма "в счет сметы, затраченной на его производство".
       Летом 1994 года работа над фильмом закончилась. Были сделаны кино- и телеверсия на два и четыре часа соответственно. Каждая версия имеет одну официальную копию, распоряжаться которой может только ТАМП. Режиссер же причитающейся ему копии не получил.
       Продюсеры объяснили режиссеру, что фильм плохо смонтирован и в таком виде его выпускать на экран нельзя. Картина, по их оценке, представляет собой набор отдельных эпизодов, не связанных внутренней логикой, хотя к актерской работе никаких претензий нет. Интересно, что исполнители главных ролей Валентин Гафт (Воланд), Анастасия Вертинская (Маргарита) и Николай Бурляев (Иешуа) в беседе с корреспондентом Ъ также высказали очень невысокое мнение о художественных достоинствах фильма. Актеры, как и продюсеры, считают, что нужно многое переделать, некоторые сцены доснять и, возможно, использовать компьютерную графику. Собираясь монтировать фильм заново, продюсеры от сотрудничества с Карой отказываются. Копию же, по их словам, он получит, когда фильм будет переделан. Если же отдать ее сейчас, то режиссер может показать ленту на каком-нибудь кинофестивале, там будут отсняты пиратские копии, и ТАМП не окупит даже малой доли вложенных средств, составивших около $15 млн. Ссылки же режиссера на то, что копия должна быть передана ему "в счет сметы", продюсеры считают несостоятельными, поскольку первоначально, в 1991 году, предполагалось затратить на фильм не более 4 млн рублей.
       Однако Кара считает, что копию ему тем не менее должны выдать, а "фильм надо вынести на суд зрителей, которые сами должны высказать свое мнение".
       
Два ТАМПа
       Полюбовно разрешить конфликт не удалось, и в декабре 1994 года режиссер подал иск в Замоскворецкий суд Москвы, требуя обязать ТАМП передать ему одну копию. В августе 1995 года Кара вместе со своими представителями, адвокатами Борисом Кузнецовым и Виктором Зайцевым, подал еще два иска, требуя компенсации морального вреда в размере 1 млрд рублей и наложения ареста на имущество ответчика. В октябре счета АОЗТ "ТАМП" были арестованы во исполнение первого иска. Тогда адвокат ТАМПа Алексей Закутний подал жалобу в Мосгорсуд, который в декабре это постановление отменил. При этом Закутний отметил, что АОЗТ "ТАМП" вообще не может быть ответчиком, поскольку никаких договоров с Карой не заключал. Оказывается, есть два ТАМПа: ТПО и АОЗТ. Договор о финансировании фильма и передаче авторских прав на него был заключен режиссером с ТПО. Акционерное общество, по уверениям руководства фирмы и адвоката, вовсе не представляет собой реорганизованное ТПО "ТАМП", как это указано в иске Кары, а является совершенно самостоятельной организацией. Официально у них разные юридические адреса, разные счета и разные руководители. Просто в 1992 году ТПО "ТАМП" заключило с АОЗТ "ТАМП" договор о передаче всех прав на фильм АОЗТ. По этому договору АОЗТ тоже обязуется передать копию фильма Каре, но после его "коммерциализации" (то есть после того, как фильм начнет окупаться). Однако договор с самим Карой в 1991 году от лица ТПО подписывал Владимир Скорый, который сейчас является президентом АОЗТ. Адвокаты Кары настаивают на том, что АОЗТ "ТАМП" — правопреемник якобы несуществующего ныне ТПО.
       Суд по этому делу грозит затянуться: ответчики, по их словам, получили за все это время только одну повестку — на 3 ноября 1995 года. Но в тот день была забастовка техперсонала судов, и заседание не состоялось, а дата нового заседания еще не определена.
       
Ответный ход
       После начала конфликта Кара неоднократно давал интервью различным изданиям, не соглашаясь с тем, что фильм плох, и обвиняя "так называемых продюсеров" в том, что картина для них была лишь предлогом для получения больших кредитов. Теперь, "прокрутив" эти деньги, они вообще не собираются выпускать картину. Кара утверждает, что может доказать, что фильм стоил не более $1 млн (одно время он, правда, называл цифру $620 тыс.).
       Сначала продюсеры на эти заявления никак не реагировали, но их терпение лопнуло, когда 2 ноября 1995 года Кара выступил в передаче "Час пик" на канале ОРТ. Он повторил свои обвинения в адрес ТАМПа и его руководства, высказав при этом некоторые предположения о происхождении $15 млн, затраченных, по словам продюсеров, на фильм. Кара не исключал, что это могут быть деньги самого президента ТАМПа Владимира Скорого, бывшего майора ОБХСС, который, возможно, накопил эту сумму за время службы. При этом Кара высказал опасения за свою жизнь, которой якобы угрожал Скорый, посоветовавший ему, по словам режиссера, "встретиться с его 'крышей', с бандитами, с которыми он работает". Фирма же, возглавляемая Скорым, служит, по мнению режиссера, для отмывания денег.
       Скорый счел эти заявления клеветническими. Он утверждает, что Кара знал о том, что его обвинения ложны. Президент ТАМПа заручился заключениями специалистов Института русского языка РАН о том, что высказывания Кары "формируют асоциальный образ гражданина Скорого и способствуют возникновению негативного отношения к нему", и в середине декабря прошлого года подал заявление в Мосгорпрокуратуру о возбуждении против режиссера уголовного дела о клевете. Оттуда заявление передали в Останкинскую межрайонную прокуратуру, которая в январе этого года в возбуждении дела отказала, не усмотрев в действиях Кары состава преступления: он "высказывал лишь свое отношение к проблемам проката фильма и нарушения его авторских прав". Обвинения же свои Кара якобы считал соответствующими действительности.
       В прокуратуре считают, что при желании Скорого можно привлечь за ложный донос, но адвокатам Кары "не хочется ввязываться в склоку". Однако сам Скорый полон решимости поставить на место режиссера. Он заявил корреспонденту Ъ, что завалит все инстанции жалобами, но добьется возбуждения уголовного дела. А следующим шагом будет, по его словам, гражданский процесс против Кары о защите чести и достоинства.
       
       МАКСИМ Ъ-СТЕПЕНИН
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 02.02.1996, стр. 15
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение