Внешнеэкономическое регулирование

В валютном коридоре забрезжил свет

       До сих пор экспортер не видел от государства ничего, кроме разного рода административных препон. Квоты и спецэкспортеры заменила регистрация экспортных кредитов и предтаможенная экспертиза физических кондиций вывозимых грузов. Появился и экономический ограничитель — валютный коридор. И лишь совсем недавно экспортер получил шанс на долгожданную помощь государства: правительство приняло постановление "О дополнительной поддержке отечественного экспорта товаров и услуг".
       
       До введения валютного коридора считалось, что государству поддерживать экспорт ни к чему, — все, что надо экспортеру для счастья, сделает изменение отношения рубля к доллару. Позиция настолько же удобная, насколько и неверная. По существу под девизом "зачем поддерживать экспортера, когда ему и так хорошо" скрывался все тот же остаточный подход к экспорту, наиболее отчетливо проявлявшийся в политике квот и спецэкспортеров.
       Между тем самоустранение государства привело к тому, что шанс в благоприятных ценовых и курсовых условиях прочно закрепиться на мировых рынках и, более того, превратить экспорт в двигатель всей экономики оказался упущенным. Теперь же экспортер может рассчитывать на господдержку лишь как на компенсацию тех потерь, с которыми он сталкивается, очутившись в валютном коридоре. Все по старой пословице: гром не грянет — мужик (в нашем случае правительство) не перекрестится.
       Новое постановление открывает дорогу нескольким вариантам кредитования экспорта. На поддержку в виде выделения правительственных гарантий под кредиты уполномоченных банков для пополнения оборотных средств, а также гарантирования и страхования экспортных кредитов для обеспечения защиты экспортеров от долгосрочных коммерческих (банковских) и политических рисков могут рассчитывать все — экспортеры сырья, полуфабрикатов и готовой продукции. Это, несомненно, правильно, фокусирование поддержки только на готовой продукции явно оказалось бы малопродуктивным. Радоваться, правда, рано. Постановление оказалось документом непрямого действия: Минфину, МВЭС, Минэкономики совместно с Росэксимбанком еще только поручено в двухмесячный срок разработать проект положения о порядке предоставления государственных гарантий. Пока же бюджет 1996 года предусматривает выделение на эти цели до 500 млрд рублей.
       Помимо гарантий постановление предусматривает и прямое кредитование из бюджета. Но на кредиты могут рассчитывать уже не все, а только производители экспортной готовой продукции. Оговорено, что бюджетные кредиты будут выделяться на срок до конца финансового года и под процентную ставку вдвое ниже ставки рефинансирования ЦБ.
       Есть и другие существенные льготы. Во-первых, Минфину поручено определить порядок отражения в бухгалтерском учете прибыли, полученной от экспорта машинно-технической продукции, но не учитываемой при исчислении налога на прибыль в течение 1996 года. Во-вторых, ГТК поручено в месячный срок внести изменения в нормативные акты, касающиеся таможенного режима переработки, исходя из возможности "использования до 50% товаров российского происхождения при изготовлении машинно-технической продукции, поставляемой на экспорт". Смысл этой загадочной фразы в том, что если для производства, скажем, самолета требуется импортировать различных товаров стоимостью до половины стоимости готовой продукции, то этот импорт будет осуществляться беспошлинно или с отсрочкой выплаты пошлин. Что же касается страхования экспортных кредитов, то решение вопроса в очередной раз откладывается.
       Несмотря на непрямой характер действия постановления оно, бесспорно, найдет благодарных читателей в лице экспортеров. Более того, новый документ делает практически ненужной Федеральную программу поддержки экспорта, которую давно и натужно готовило МВЭС.
       Правда, круг читателей явно не ограничится российской аудиторией. Несомненно, новое постановление вызовет живой интерес экспертов ВТО. А эта организация бдительно следит за тем, чтобы экспортеры стран-участниц не получали государственных бюджетных субсидий. В этой связи интерес явно будет проявлен к упоминавшимся льготным кредитам из федерального бюджета. Если эти кредиты не будут сфокусированы на одном производстве (например, на ВАЗе) и не составят заметной доли от ВВП, нормы ВТО не будут нарушены. Другое дело — упомянутый в постановление внебюджетный фонд МВЭС и проектируемый внебюджетный фонд поддержки экспорта. ВТО явно не поддержит подобное начинание, так как небезосновательно полагает, что через внебюджетные фонды можно проводить финансовые операции, не укладывающиеся в принятые этой организацией правила игры.
       Введение долгожданной финансовой поддержки экспорта со стороны государства не означает, что административный контроль за операциями экспортеров ослабевает. Наоборот, практически одновременно правительством сделаны дальнейшие шаги по пути усиления валютного контроля. Специальным правительственным распоряжением прямо подтверждено, что регистрация экспортных контрактов в МВЭС является мерой валютного контроля, а МВЭС, ГТК и ЦБ поручено обмениваться информацией о валютном контроле. Самое же главное (и выходящее за рамки ведомственных амбиций различных валютных контролеров) состоит в том, что МВЭС, ГТК и Федеральная служба валютного и экспортного контроля к 1 марта должны выдать рекомендации по форме типового контракта, который и станет важнейшим документом валютного контроля.
       
       ВАДИМ Ъ-БАРДИН
       

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...