Интервью с Виктором Илюшиным

Комментарий ВЕРОНИКИ Ъ-КУЦЫЛЛО

       Естественно, Ъ не ждал от Виктора Илюшина сенсаций или откровений. Первый помощник президента не та должность, на которой можно их себе позволить. Тем не менее некоторые из ответов Илюшина достаточно показательны. Пожалуй, Илюшин — первый из окружения президента, кто признает не только отдельные успехи оппозиции в деле пропаганды, но и провал собственно кремлевских пропагандистских усилий. В тридцатиминутном интервью он упомянул об "информпроигрыше" власти дважды — для первого помощника это много.
       В декабре прошлого года Георгий Сатаров заявил Ъ, что экономика не является фактором, определяющим исход выборов. По мнению Сатарова, влияющий фактор — "в основном социокультурный, на который экономика действует опосредованно". Более того, Сатаров считал, что в промежутке между декабрьскими и июньскими выборами "сделать что-то, чтобы изменить экономическую ситуацию, во-первых, технически нереально, а во-вторых, не нужно". Главное — "чтобы не было никаких 'черных вторников', чтобы глупостей не было". То есть первое место отводится пропаганде.
       Глупости, к сожалению, случались. Кстати, в одной из кремлевских служб (ее главу пресса обычно противопоставляла не первому помощнику президента, а теперь уже бывшему главе администрации) Ъ намекали на ответственность и лично Илюшина за то, что "первомайские" заявления Ельцина не имели должного успеха — мол, кому как не первому помощнику следить за качеством кремлевских комментариев? Впрочем, не стоит сейчас разбираться в том, кто именно валит с больной головы на здоровую. Интереснее другое — что в ближайшее время сможет предпринять Кремль, чтобы не только загладить пропагандистские промахи, но и обеспечить, насколько это возможно, успех предвыборной кампании президента. (И это помимо работы Николая Егорова по наведению дисциплины, Олега Сосковца — по обеспечиванию президента поддержкой трудовых коллективов и указов о матпомощи тем или иным слоям населения.)
       Много говорилось о том, что война в Чечне задумывалась как один из способов повлиять на выборы — она называлась то пружиной для подъема патриотизма в России, то рычагом для отмены выборов... Сейчас окончательно ясно, что трагедии вроде буденновской и тем более первомайской отнюдь не на руку власти. Возможность отменить выборы с помощью войны, референдума и проч. — вроде бы вполне соответствующий былому имиджу президента шаг — становится все более призрачной. Ъ уже писал, но, может быть, стоит повторить: Ельцин действительно хочет провести выборы в срок.
       Без сомнения, новые предложения должны исходить лично от него. Кроме того, эти инициативы должны быть исключительно аккуратны — чтобы никто не смог обвинить президента в неконституционности его действий или намерений. Пропагандистский эффект от перестановок в кабинете, иллюстрирующих готовность президента "учитывать настроения в обществе", продержится, скорее всего, недолго. По крайней мере, этого эффекта не хватит, чтобы сделать, например, послание президента Федеральному собранию достаточно сильным — как об этом с гордостью, но шепотом говорят в Кремле (содержание послания, по понятным причинам, пока гостайна). К тому же перестановки уже в основном, похоже, произошли. Ну поменяют еще кого-нибудь в кабинете, придет новый помощник или уйдет старый... Как любая сенсация, такие новости умрут за неделю-две. Остается, конечно, возможность очень крупной сенсации — смены премьера, но если это и произойдет (что сомнительно), то гораздо ближе к июню.
       Если же допустить, что в своих последних действиях Борис Ельцин руководствовался (по словам не только Илюшина, но и других помощников) "логикой жизни", то можно предположить, что будет продолжена именно эта линия. Представляется, что согласие Ельцина баллотироваться должно прозвучать одновременно с началом достаточно громкого политического процесса, имеющего в основе ту же логику. Вариантов может быть много, но наиболее логично было бы предложить обществу начать работу по пересмотру Конституции. Нетрудно представить, о каких именно поправках может пойти речь: о восстановлении баланса между властями, а конкретно о возвращении парламенту права утверждать ключевых министров. Это тем более разумно, что по крайней мере три попытки бесконфликтных кадровых назначений уже удались (Скуратов, Дубинин, Строев). Если президент предложит депутатам такие поправки, то они просто не в силах будут их проигнорировать — слишком яростно оппозиция этого требовала. Поправки получат две трети в Думе и три четверти в Совете федерации, в поддержке от имени двух третей субъектов федерации также можно не сомневаться.
       Конечно, это только предположение. Но если оно окажется верным, пропагандистский эффект, несомненно, будет достаточно силен. Ельцин продемонстрирует свое стремление к общественному согласию. Оппозиции так или иначе придется это гласно признать, как она устами Геннадия Селезнева признала изменения в кадровой политике. Процесс одобрения инициативы займет какое-то время, что в тактическом плане тоже неплохо. А кроме того (хотя это и менее важно), Ельцин сможет согласиться на поддержку шумейковского "Нового курса" — глупо считать, что Владимир Шумейко, не совещаясь с Кремлем, выставил одним из условий этой поддержки изменение не только экономического курса, но и порядка назначения министров.
       Конечно, остается вопрос: окажется ли пропагандистский эффект достаточным, чтобы обеспечить переизбрание Бориса Ельцина? Но это тема для отдельного разговора.
       
       

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...