Коротко

Новости

Подробно

Бессмертие — ее ремесло

Журнал "Огонёк" от , стр. 38

По сути, в XXI веке наука вплотную занялась вечным - бессмертием. О шансах человечества "Огоньку" рассказала нобелевской лауреат-2009 Элизабет Блекберн.


— Когда появились сообщения о том, что лауреатами в области физиологии и медицины стали трое ученых из США, это сразу вызвало недоумение. Ведь один из них, доктор Шостак, родился и вырос в Лондоне, а у вас кроме американского еще и австралийское гражданство.

— Я действительно выросла на Тасмании и приехала в США только в 70-х. Тогда Америка была настоящим раем для ученых: нигде в мире вам не предложили бы лучших условий для работы. Правда, с тех пор ситуация изменилась, а некоторые из моих коллег и вовсе считают, что террористические акты 11 сентября пошли на пользу европейской науке. Молодым ученым стало сложнее получить визу, и поток талантливых исследователей, желающих поработать в университетах США, заметно уменьшился. Так что они продолжают работать в европейских центрах. Но я уверена: Америка еще долго будет сохранять свою привлекательность для ученых.

— Когда Нобелевский комитет объявил о своем решении, многие в России посчитали, что наших соотечественников попросту обошли. В качестве примера приводили работы Алексея Оловникова, который еще в 70-х обосновал гипотезу об укорочении "хвостов" хромосом.

— Исследования Оловникова действительно можно считать фундаментальными в этой области. Правда, стоит сказать, что еще в 60-х Леонард Хейфлик не просто доказал, что клетки не могут делиться бесконечно, но и экспериментально определил критический предел для различных типов клеток. Впрочем, я должна сказать, что в науке вообще очень многое решает случай. Когда я училась в аспирантуре, меня очень интересовала проблема "укорачивания хромосом". Дело в том, что генетическая информация о любом живом организме содержится в молекулах нуклеиновых кислот. Именно молекулы ДНК управляют всеми функциями человека. В процессе роста организма количество клеток увеличивается, причем появление новых клеток обеспечивается путем деления существующих. Но проблема в том, что с появлением каждой "копии" окончание хромосом, называемых теломерами, становится все короче. В конце концов их длина достигает предела, и клетки просто перестают делиться.

— То есть обновления хромосом в организме не происходит, и организм, не получающий "подпитки", начинает необратимо стареть?

— Возможно. Мы уверены, что "короткие" теломеры играют критическую роль в развитии раковых заболеваний и таких болезней, как апластическая анемия, например.

— Когда в 1978 году вы начали исследования в этой области, вы предполагали, что найдете "лекарство от старости"?

— До этого еще очень далеко. Как я уже сказала, очень многое решил случай. В Кембридже, где я училась в аспирантуре, я познакомилась с моим будущим мужем Джоном Седатом. Он был одним из разработчиков абсолютно нового метода изучения последовательности ДНК. В это же время свои исследования окончаний хромосом опубликовали Рэй Ву и Мюррей из Университета Эдинбурга. А в 1980-м на научной конференции я познакомилась с моим солауреатом Джеком Шостаком, который в то время создал в лаборатории хромосомы, идентичные клеточному набору дрожжей. Скрестив тетрахимены, которые исследовала я, с искусственными хромосомами Шостака, мы получили клетки, которые в течение длительного времени не меняли своей длины. Спустя несколько лет я предположила, что в клетках должен существовать особый фермент, способный восстанавливать их структуры. А в рождественскую ночь 1984-го уже моя аспирантка Кэрол Грейдер экспериментально доказала существование такого фермента, названного позднее теломеразой. Я хочу сказать, что в любом открытии есть вклад огромного количества людей, а современная наука невозможна без взаимодействия десятков, а иногда и сотен ученых.

— Исследованиями теломеров вы занимались всю жизнь. А что вас привлекало в этой области?

— Наверное, все. Мне было интересно: как происходит деление клеток? Какие средства задействует клетка в процессе деления и как она оберегает окончания хромосом? В последние годы меня очень интересует взаимосвязь между состоянием теломер и предрасположенностью человека к заболеваниям. В конце концов, мы только начали понимать, какие функции выполняют окончания хромосом, хотя первые работы в этой области появились в начале 30-х годов.

— Вы также занимались исследованиями взаимосвязи между состоянием теломераз и самочувствием человека.

— Это лишь небольшая часть наших исследований. В нашей лаборатории мы постоянно взаимодействуем с коллегами, занимающимися клиническими исследованиями, и серия наблюдений, проведенных моей коллегой, позволяет предположить взаимосвязь между укорачиванием теломер и состоянием хронического стресса. Моя коллега Элисса Эпел вела наблюдения за людьми, находящимися в состоянии постоянного стресса, — матерей, у которых дети страдают хроническими заболеваниями, например. Я сейчас могу сказать, что состояние теломер в организме напрямую связано со стрессом. Точно так же длина хромосом влияет и на состояние иммунной системы.

— Доктор Блекберн, до вас только восемь женщин удостоились нобелевки по физиологии и медицины. Тем не менее говорят, что исследованиями в области клеток занимается гораздо больше женщин, чем мужчин.

— Я бы сказала, что сейчас соотношение примерно равное — 50 на 50. Правда, в других областях науки мужчины преобладают, так что наша ниша, наверное, не совсем типична. Моя коллега и ученица доктор Грейдер считает, что все дело в профессоре Джозефе Галле из Йеля. В группе его учеников большинство составляли женщины, я в том числе. Безусловно, можно говорить, что женщинам комфортнее работать именно с женщинами. Наверное, поэтому среди моих учеников и аспирантов их было больше, чем мужчин. Кто знает, может быть, в самом ближайшем будущем и количество представительниц слабого пола в числе нобелевских лауреатов будет исчисляться уже десятками.

Беседовал Кирилл Белянинов


Досье


Профессор по жизни


Послужной список профессора Блекберн — это топ-лист самых престижных вузов мира, хотя, когда она в 1948 году появилась на свет, родители прочили ей будущее примерной домохозяйки — ну а кем еще могла стать девочка из городка Хобарт на австралийском острове Тасмания? Но Лиз решила пойти по стопам отца — местного врача. "Я просто очень любила учиться, — вспоминала она. — Мои дядя и тетя, которые также были врачами, помогли уговорить отца отправить меня в колледж на Большую землю". И девочка взялась за науку — окончила факультет биологии Университета Мельбурна, получила степень доктора философии (1975) в Кембридже и защитила диссертацию по молекулярной биологии в Йеле. В 1978 году она стала руководителем лаборатории молекулярной биологии Университета Беркли, где и познакомилась с солауреатами — Джеком Шостаком и Кэрол Грейдер. В начале 90-х переходит на пост декана кафедры микробиологии и иммунологии Университета Калифорнии в Сан-Франциско и основывает исследовательскую компанию Blackburn Lab. В 2001-м становится президентом Американского общества микробиологов и членом Консультативного совета по биоэтике при президенте США. Журнал Time включает ее в сотню самых влиятельных ученых мира.



Комментарии

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя