Коротко

Новости

Подробно

Индекс помады против S&P

Журнал "Коммерсантъ Секрет Фирмы" от , стр. 82

Кризис доверия к рейтинговым агентствам открывает дорогу новичкам. "Секрет фирмы" провел кастинг альтернативных индикаторов и выяснил, насколько разумно заменять ВВП индексом счастья, а экономический подъем мерить количеством проданных трусов.


Текст: Дмитрий Черников


Когда в июне 2009 года миллиардер Леонард Блаватник обвинил JPMorgan в нерадивом управлении активами, обернувшемся для предпринимателя потерей $98 млн, инвестфонд переложил ответственность за неудачи на рейтинговые агентства. Деньги "обманутого вкладчика" были инвестированы в ценные бумаги высшего уровня надежности — акции и облигации ипотечных монстров американского рынка Freddie Mac и Fannie Mae.

"Рейтинговые агентства стали одним из приводных ремней спекулятивного характера докризисной экономики,— говорит Игорь Николаев, директор департамента стратегического анализа аудиторской компании ФБК и профессор Высшей школы экономики.— Своими преувеличенно позитивными оценками они постоянно подогревали воздух в растущем пузыре".

Одновременно c Блаватником иски к "большой тройке" рейтинговых агентств (Standard & Poor's, Moody's и Fitch) подал крупнейший пенсионный фонд мира американский CalPERS. Доверившись агентствам, в 2006 году он инвестировал $1,3 млрд в ценные бумаги, стоимость которых во время кризиса уменьшилась вдвое. Почин фонда поддержал губернатор штата Калифорния Арнольд Шварценеггер, озабоченный судьбой местных стариков. Многомиллиардный иск против Morgan Stanley, Moody's и S&P в федеральный суд США в сентябре подал Abu Dhabi Commercial Bank. При обвале переоцененного рынка недвижимости банк потерял $5,86 млрд.

Судебное преследование "большой тройки" рейтинговых агентств вполне может завершиться грандиозным переделом рынка исследовательских продуктов и сменой системы экономических координат. Англосаксонская олигополия "большой тройки" сегодня уязвима как никогда. И это понимают не только глобальные игроки. Тот же Игорь Николаев выступил инициатором создания собственного "индекса антикризисной эффективности", рассчитываемого ФБК с весны 2009 года. Индикатор отражает успехи правительств разных стран в оздоровлении национальных экономик. "Для нас это имиджевый продукт — мы не рейтинговое агентство,— объясняет Николаев.— Но сейчас определенно лучшее время для вхождения на рынок экономической аналитики за всю его историю: все клянут большие агентства и ищут замену их продуктам".

Диагностируя кризис рейтингового бизнеса, "Секрет фирмы" отобрал наиболее популярные альтернативные экономические индексы. Все они предсказывают будущее не хуже маститых конкурентов и могут стать реальной заменой всемогущим рейтинговым агентствам.

Покраснение котельщика


"Я закончил Гарвард более 40 лет назад, люблю его и чувствую себя причастным к университетской истории. Иначе не стал бы отслеживать судьбы его выпускников,— говорит в интервью СФ бизнес-консультант и аналитик Рэй Сойфер.— Но сегодня почти половина из тех, кто получил здесь MBA, идут на Уолл-стрит. В этом есть что-то неправильное. Правда, я сам уже 25 лет работаю на Уолл-стрит".

С 2004 года Сойфер публикует на своем сайте так называемый гарвардский MBA-индикатор. Играя со статистикой, он обнаружил корреляцию между состоянием экономики и предпочтениями выпускников Гарвардской бизнес-школы. "Я заметил, что когда в 1987 году началось замедление роста экономики, количество выбиравших работу в инвестфондах было необычайно высоко — более 30%. А в целом в финансовую сферу уходили до 50% выпускников",— говорит Рэй. Поработав со статистикой, Сойфер установил контрольные точки для инвесторов: если Уолл-стрит привлекает меньше 10% "карьеристов" из Гарварда, значит, надо играть на повышение, если более 30% — избавляться от бумаг. Показательно, что начиная с еще безмятежного 2005-го доля любителей Уолл-стрит среди выпускников неуклонно росла, достигнув в разгар кризиса 2008 года рекордного показателя 41%.

"Конечно, мой индикатор страдает погрешностями,— охотно признает Рэй.— Например, финальное решение о продолжении карьеры выпускники принимают весной, перед экзаменами. Пока они устроятся на работу, пока ко мне поступят все данные — индикатор обновляется только к ноябрю с лагом полгода от актуального состояния дел". Однако Сойфера это не смущает.

"Все говорят, что кризис миновал, и уважаемый S&P 500 указывает на то же. Но индикатору MBA я доверяю больше, потому что он основан не на надеждах, а на логике. Больше народа на Уолл-стрит — больше спекуляций и меньше денег в реальной экономике и инновациях",— объясняет Сойфер. По его мнению, инвестировать в бумаги сегодня, когда фермер получает меньше курьера Merrill Lynch,— безумство.

Сойфер публикует индекс MBA в ноябре и нынешней осенью ожидает более здоровых показателей.

На российском фондовом рынке функцию индекса MBA выполняет неафишируемый индекс "Красного котельщика", названный в честь таганрогского завода. "Когда рынок перегревается, инвесторы скупают все подряд — доходит очередь и до обычно низколиквидных бумаг "Красного котельщика"",— выдает профессиональные секреты Ованес Оганисян, аналитик ИК "Ренессанс Капитал". Последний раз индекс "Красного котельщика" сработал в мае 2009 года. Тогда Goldman Sachs сделал заявку на приобретение акций завода. Последовавшее за этим 20-процентное падение рынка лишний раз подтвердило найденную зависимость.

Еще один безошибочный индикатор надувания пузыря — индекс Лоуренса, открытый в 1999 году. Он установил связь между циклами в экономике и строительством небоскребов. "Когда закладывается фундамент суперздания, это симптом того, что экономика обладает большим запасом роста,— рассказывает Оганисян.— Ближе к срокам сдачи объекта стоит прогнозировать обрушение рынка. Так произошло и с проектом "Москва-Сити". Тогда "Ренессанс" как раз переехал в одну из только что сданных высоток".

Правильные деньги


"Все 20 с лишним лет существования "индекса бигмака" о нем вспоминают, когда хотят доказать переоцененность доллара",— говорит СФ Марк Чендлер, главный валютный стратег Brown Brothers Harriman. Самый известный и возрастной из альтернативных индикаторов — детище журнала The Economist — сравнивает валюты по покупательной способности и в последней редакции за июль 2009 года вновь подчеркивает силу денег развивающихся стран. Из него следует, что крепкий рубль вместе с такой же крепкой гривной, мексиканским песо и индонезийской рупией более чем на 30% недооценены в отношении доллара. Согласно "индексу бигмака", только британская, бразильская и турецкая валюты в пересчете на бигмак стоят меньше долларов, чем фиксирует официальный курс.

Марк Чендлер уверен, что "индекс бигмака" не лишен экономического смысла. С ним согласен начальник управления стратегического планирования и развития Юникредит банка Владимир Осаковский: "Я, бывало, ссылался на "индекс бигмака", аргументируя недооцененность рубля. Хотя в конечном счете и курс нашей валюты, и покупательная способность населения производны от цены на нефть".

По мнению Чендлера, главная ценность "индекса бигмака" очевидна, но скорее как индикатора покупательной способности граждан, а не валют. "Представим, что рубль стал стоить вдвое дороже доллара. Вы думаете, что сможете купить на него больше продуктов? Скорее вам вдвое сократят зарплату,— предупреждает Чендлер.— При этом одновременно с рублем вырастут курсы и других "недооцененных" валют, например юаня. Это повысит цены на импорт. Единственный результат приведения курсов валют в соответствие с "индексом бигмака" — инфляция долларовых резервов многих стран".

Буддийская экономика


"Когда в 2000 году мы собрали 24 млн подписей по всему миру за отмену долгов стран третьего мира, то вдруг поняли, что некоторые из бедных стран — предмет не жалости, а восхищения",— рассказывает СФ директор по стратегии New Economics Foundation Эндрю Симмс. В 2006 году этот британский институт опубликовал первый "индекс счастья" (happy planet index), во многом альтернативный таким показателям, как ВВП и уровень жизни. Лидером рейтинга стало небольшое островное государство Вануату. Через три года оно уступило первое место Коста-Рике, вместе с Доминиканой и Ямайкой составившей "счастливый" триумвират.

"Один костариканец обходится природе вдвое дешевле, чем гражданин Великобритании. Он производит меньше мусора, вредных газов, потребляет меньше природных ресурсов",— перечисляет Симмс. При этом продолжительность жизни в Коста-Рике такая же, как у лондонцев, а вот удовлетворенность жизнью выше. "Индекс счастья" учитывает не только качество жизни, но и затраты на его поддержание, и субъективное состояние граждан. Это главная реклама "буддийской экономики". "Мир не нуждается в том интенсивном ритме, в котором он живет сейчас. Например, в том объеме перемещений — туристических и деловых. Это избыточные желания",— уверен Симмс.

Символ веры "буддийской экономики" — концепция локальных самодостаточных комьюнити. По данным New Economics Foundation, на 200 крупнейших мировых компаний приходится 28% экономической активности планеты. В то же время их совокупный штат — 0,25% работоспособного населения Земли. "Очевидно, что глобальный бизнес заводит нас в тупик стимулированием неограниченного потребления с одновременным сокращением потенциальных рабочих мест,— рассуждает Эндрю.— Когда вы заходите не в сетевой супермаркет, а в местный магазинчик, то покупаете только нужные вещи, ведь у него нет денег на рекламу новинок. По такому укладу необходимой достаточности живут экономики многих государств — и их граждане более счастливы, чем западные потребители".

"Индекс счастья" пока встречает отпор в экономической среде из-за своего субъективизма. "Но посмотрите на Россию,— говорит Симмс.— У вас хорошие показатели удовлетворенностью жизнью — 59%, но проблемы с ее продолжительностью. Вот и причина того, что итоговый показатель получается низким, а страна — за пределами первой сотни".

Если верить новому индикатору, счастливое человечество кризис не заметило, а несчастное стало еще несчастнее. "Это в очередной раз демонстрирует устойчивость новой экономической модели, считающейся с издержками",— резюмирует Симмс.

Нижняя надежда


Индикаторы потребительских настроений обрели влиятельных поклонников не только в среде аналитиков. Банкротство производителя контейнеров для перевозок товаров Smurfit-Stone Container в январе 2009 года больше всего расстроило двух человек — Уоррена Баффета и Алана Гринспена. Один из практических советов, которые Баффет дает инвесторам,— следите за тем, как чувствуют себя производители тары. Алан Гринспен признавался, что тоже всегда наблюдал за отчетностью той же Smurfit-Stone Container, вычисляя состояние дел потребителя ее продукции — реального сектора. И сполна получал от критиков за "пролетарские" методы познания экономических реалий. Как выяснилось, зря. Несмотря на уверенный рост мирового ВВП в 2006-2007 годах, рынок коробок и контейнеров был в депрессии. А когда из-за $6,5 млрд долгов ирландская компания заявила о своем поражении, то это было равносильно поломке градусника от слишком высокой температуры.

Возможно, что в момент банкротства Smurfit-Stone Container мировая экономика проходила низшую критическую точку. Уже во втором квартале текущего года рынок упаковки впервые за несколько лет оказался в плюсе. Теперь вся Уолл-стрит во главе с Баффетом ждет результатов третьего квартала, чтобы понять, насколько был оправдан безудержный летний оптимизм рынка.

Алан Гринспен в бытность главой ФРС запомнился американцам вниманием не только к грузовой таре, но и к более пикантным рынкам. В одном из своих последних докладов он выразил озабоченность вялым темпом роста индекса MUI, учитывающего динамику продаж мужского нижнего белья. С 2003 года его подсчитывает исследовательская компания Mintel. "Один из наших сотрудников заметил, что спрос на белье падает, опережая официальные сообщения о нарастании проблем в экономике",— рассказывает СФ старший аналитик Mintel Билл Паттерсон. По версии маркетологов Mintel, так происходит потому, что мужчины наиболее безболезненно переживают понижение в ранге никому не видимого предмета гардероба. "Если обувь или портфель всегда должны выглядеть статусно, то на белье можно и сэкономить",— комментирует Паттерсон. Прогнозируя MUI на 2009 год, Mintel впервые с начала подсчета индекса констатировала отрицательное значение. Но первая половина года, неожиданно давшая рынкам заряд энергии, развернула и индекс мужского белья. Более того, продажи росли быстрее, чем до кризиса. "Сложно утверждать, что рецессия позади, однако уверенность в своих будущих доходах пока американцев не подводила",— говорит Паттерсон.

Тот же оптимизм излучают "индекс помады" и "индекс аспирина", концептуально близкие MUI. Рост продаж помады обычно означает сокращение бюджета женщин: они отказываются от дорогих косметических процедур или новой сумки, покупая "смену имиджа" за $12-15. Так, осенью 2008 года потребление помады в США выросло на 40%, но в 2009-м продажи стали падать. Из этого маркетологи сделали вывод, что женщины поверили в окончание кризиса. Рынок аспирина, также переживающий депрессию, в 2008 году оживился, спасая американцев от головной "кризисной" боли. Но в 2009-м он снова обрушился под воздействием магии биржевого оптимизма.

"В западных странах в отличие от России уже сложилась традиция наблюдения за потребительскими настроениями, которые часто опережают признанные индексы,— говорит старший аналитик ИК "Совлинк" Ольга Беленькая.— Но сдвиг в доверии к рейтинговым агентствам настолько велик, что существующие альтернативные индексы в силу своей фрагментарности не могут заполнить образовавшийся зазор".

Альтернативно настроенный рынок ждет новых инструментов, которые окажутся эффективнее прогнозов "большой тройки".


Старые индикаторы против новых

Альтернативные инструменты анализа позволяют взглянуть на экономику под другим углом.



Комментарии

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя