Коротко

Новости

Подробно

"Воскресение" отметили в торжественной обстановке

Группа справила тридцатилетие в двух отделениях

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Юбилей рок

В зале дворца спорта "Лужники" устроили большой концерт в честь круглой даты одной из главных отечественных рок-легенд. БОРИС Ъ-БАРАБАНОВ слушал группу "Воскресение" с почтением, но без замирания сердца.


Свое тридцатилетие группа "Воскресение" обставила богато. Для исполнения песен первого отделения был приглашен симфонический оркестр Государственной классической академии имени Маймонида с арфисткой на переднем плане и автором аранжировок Александром Слизуновым, скромно подыгрывавшим на синтезаторе где-то с краю. Роль задника выполнял широкий экран, на который проецировались крупные планы музыкантов и абстрактные узоры наподобие заставок к плейеру Windows Media. Ощущение торжественности дополняла внушительная световая аппаратура и телевизионные камеры на умных кранах, ловившие каждый жест артистов. Однако "Воскресение" — группа, к резким движениям не склонная. Песни оркестровой части концерта были решены в умиротворяющем балладном ключе, без острых углов. При помощи аранжировок господина Слизунова можно сращивать переломы и повышать надои. Однако голоса именинников в белых рубахах не всегда рельефно выглядели на фоне оркестра, особенно жалко было Андрея Сапунова. Он — один из наиболее самобытных вокалистов в отечественной популярной музыке, в его манере практически идеально сочетаются блюзовые синкопы и корневая русская душевность. Голос нередко тонул в размашистом звуке оркестра. Лидеру "Воскресения" Алексею Романову в этом смысле повезло больше. Впрочем, лучшая песня из репертуара господина Сапунова, проникновенный эпический "Звон", прозвучала как надо.

В первом отделении работал безотказный принцип "угадай мелодию". Оркестр играл основательное величественное вступление, во время которого публике предлагалось узнать песню, и, когда наконец звучала первая строчка, в зале раздавался счастливый визг узнавания,— такой преданной и понимающей аудиторией мало кто еще может похвастаться. Обращала на себя внимание заседавшая ряду в шестом группировка редковолосых мужчин в красных футболках, которые господин Романов назвал "полосатыми купальниками". Это, видимо, был какой-то самый древний фан-клуб "Воскресения". Господа вскакивали между песнями, приветствуя кумиров, подсказывали музыкантам слова, по-отечески обнимали охранников и едва ли не перетягивали на себя всеобщее внимание.

Оттуда же, из партера, на сцену явились братья "воскресенцев" по оружию — музыканты "Машины времени", с которой группа-именинница связана не только идейно, но и генеалогически. Андрей Макаревич пропел с коллегами "День рождения", а Евгений Маргулис попросил поаплодировать Сергею Кавагоэ, скончавшемуся в прошлом году клавишнику "Машины" и одному из основателей "Воскресения". Имел еще место выход на сцену игумена Сергия (Рыбко) из московского храма Сошествия Святого Духа, часто выступающего перед зрителями на концертах русских рокеров. Священнослужитель сообщил среди прочего следующее: "Во времена железного занавеса русский рок заставлял русских юношей искать. И вот мы нашли". Некоторые зрители приняли выход игумена Сергия за сигнал к антракту, но музыканты "Воскресения" быстро вернули их на места. Началось "электрическое" отделение, которое, впрочем, эмоционально не слишком отличалось от оркестрового. Переодевшись в неформальные наряды, музыканты принялись благодарить всех и вся. Корреспондент "Ъ" не услышал только благодарностей в адрес Константина Никольского, композитора, поэта и гитариста, с которым связаны принципиально важные периоды в биографии "Воскресения". Но группа и ее экс-участник давно идут разными дорогами, и в программе празднования тридцатилетия команды не нашлось места ни для одной из его песен. Добравшись до финального блока хитов, а точнее, до песни "Кто виноват", музыканты наконец заметили, что охрана в зале пресекает танцы. Тогда Андрей Сапунов вспомнил, как в незапамятные времена лидер группы UB40 во время гастролей в СССР удивлялся: "Неужели такая большая страна боится десяти танцующих?" Под следующую песню, "Слепили бабу на морозе", весь зал уже беспрепятственно отплясывал рок-н-ролл.


Комментарии
Профиль пользователя