Коротко

Новости

Подробно

Владимир Путин отметил день месторождения

Иностранным инвесторам не дали надышаться ямальским газом

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Владимир Путин вчера прилетел в столицу Ямало-Ненецкого АО город Салехард и устроил глобальную презентацию газовых месторождений Ямала для иностранных инвесторов. Впрочем, по мнению специального корреспондента "Ъ" АНДРЕЯ Ъ-КОЛЕСНИКОВА, реакцией руководителей крупнейших иностранных компаний господин Путин остался недоволен.


На краю света открывали железнодорожный мост. Это самый длинный в мире мост за полярным кругом — почти 4 км.

Из Салехарда мы ехали десять часов на поезде до этого моста, который "Ямалтрансстрой" построил меньше чем за год. С помощью железной дороги Обская-Бованенково, в конце которой и был построен мост, с Ямала будут перевозить газовый конденсат, на Ямал — технику и стройматериалы.

Мост должен был торжественно открыть Владимир Путин, но в последний момент выяснилось, что он не полетел сюда на вертолете, остановился в Салехарде. Из-за этого все хлопоты по открытию моста принял на себя глава "Газпрома" Алексей Миллер.

Его приезда ждали строители и несколько специальных гостей — дружная семья ненцев, которая, по установившейся легенде, спасла двух заблудившихся в тундре строителей, медленно и печально замерзавших на ветру. Семейную делегацию возглавлял Сергей Худи, настойчиво просивший не перепутать его фамилию:

— Она от хорошего русского слова, которое вы, надеюсь, знаете.

Глава семейства выглядел при этом слишком ухоженным, чтобы можно было поверить, что он и правда только что из чума, который тут выставили в нескольких метрах от железнодорожного полотна. Но все-таки к нему обращались как к ненцу — другого не было.

— Моетесь вы часто? — спросили его.

— Редко,— раздраженно ответил он.— Очень и очень редко.

Но в сочувствии этот человек не нуждался.

— Если бы часто мылись, то умирали бы давно...— разъяснил он.— Железы бы открылись — и все.

И он кивнул на женщин из чума.

— Железная дорога — это хорошо или плохо для вас? — спросили одну.

— Нам-то ничего,— сказала она,— а оленям не нравится: ходить по тундре так свободно, как раньше, уже не могут.

— Так для них же специально переходы сделали! — возмутился кто-то из строителей.

— Да они же об этом не знают,— вздохнула женщина.— Думаете, они их искать будут?

Женщины сказали, что они получили от железной дороги кое-какие плюсы, конечно, но не так уж их и много: сотовые телефоны, одну электростанцию и один снегоход.

— Вот и все,— вздохнула одна.

— Не так уж и мало,— неуверенно возразил я.

Сергей Худи тем временем уже интенсивно фотографировался со своим семейством на фоне главы "Газпрома" Алексея Миллера.

— Серега,— крикнул ему кто-то из строителей,— мы же твоей супруге, не гражданской, а натуральной, фото представим! В национальной одежде! Ты что?!

Сергей Худи, тут же отвернувшись, засмотрелся на оленей, возвращавшихся из тундры.

Алексей Миллер рассказал, что это был самый сложный участок всего маршрута. Опоры, на которых стоит мост, сами ни на чем не стоят, а держатся за счет трения с грунтом. Они были запаяны в вечную мерзлоту на глубину 40 метров и залиты армированным бетоном. До сих пор такие технологии не использовал никто в мире.

— Это было,— заявил гендиректор "Ямалтрансстроя" Игорь Нак,— нашим могучим ответом тем, кто сейчас говорит, что у экономики трудные времена! Мы проходим по одному километру железнодорожного полотна в день!.. И мы надеемся, что задачи, которые перед нами будут ставить, мы будем выполнять всегда на один день раньше!

— Клянемся! — выкрикнул кто-то из строителей противоестественно тонким, но скорее все-таки мужским голосом и страшно закашлялся.

В департаменте природных ресурсов правительства Ямало-Ненецкого автономного округа прошла презентация Ямала как объекта иностранных инвестиций. Эту презентацию проводил лично Владимир Путин. Иностранных инвесторов было много. Интерес к Ямалу у них огромный, можно сказать, даже хищный. В самолете "Газпрома" главам крупнейших мировых энергокомпаний не хватило мест в бизнес-классе.

Владимир Путин говорил без микрофона, широко расставив ноги и раскинув руки, так что перепутать было невозможно: газовые запасы Ямала и в самом деле велики.

— Вы не зря приехали в такую даль, на край земли! 90% газа России добывается здесь, в Ямало-Ненецком автономном округе. Обычно мы поражаем воображение, когда говорим, что разведан один триллион тонн, два, три... Это действительно впечатляющие объемы. Но на Ямале разведано 12 трлн кубометров... Мы легко реализуем любые инвестпроекты, и "Северный поток", и "Южный поток"...

Иностранные инвесторы оказались, кажется, не в состоянии понять размах всей этой трагедии (прежде всего их трагедии как потенциальных неинвесторов). Очевидно, есть цифры, которые находятся вообще за гранью их понимания. Возможно, поэтому они еще сохранили спокойствие — хоть, может, и из последних сил.

Чтобы продемонстрировать им, что уже можно начинать работать на Ямале в одной команде, Владимир Путин пригласил всех на совещание об освоении газовых месторождений полуострова.

Премьер, хотя не был на открытии железнодорожного моста, весьма достоверно рассказал о нем. Позже он обратился с вопросом к главе ОАО РЖД господину Якунину:

— Мост и дорогу длиной в 572 км строит "Газпром". Это отвлекает ресурсы самого "Газпрома". Надо бы, чтобы РЖД поставила дорогу себе на баланс, выкупила бы и нормально эксплуатировала. Еще пять лет назад мы вместе с Алексеем Борисовичем (господином Миллером, главой "Газпрома".— А. К.) определяли статус этой стройки...

Я подумал, что Владимир Якунин решил спорить с господином Путиным, потому что у него тоже нет лишних денег.

— ...И по вашему указанию мы готовы продолжить переговоры,— закончил господин Якунин.

Таким образом, он признал, что в переговорах был пятилетний перерыв. Очевидно, "Газпром" и РЖД ни о чем не договорились тогда, и "Газпром" в сердцах решил показать РЖД, как надо строить железную дорогу. Не отсюда ли такие комсомольские темпы с применением новейших не испробованных до сих пор нигде в мире технологий?

— Да,— еще раз подтвердил господин Путин,— это неэффективные расходы для "Газпрома". Это надо делать.

— Владимир Владимирович! — начал говорить губернатор Ямало-Ненецкого округа Юрий Неелов.— Люди знают, по чьей инициативе нам вернули северные пенсии, укрепили северную границу!.. А иностранным инвесторам я хочу сказать: в общем, надо брать деньги — и к нам! А мы поможем вам их потратить!

Руководители иностранных компаний стали переглядываться. Они, судя по всему, не понимают таких шуток.

— Молодец! — откликнулся господин Путин.— Только тратить надо с умом.

Иностранцы опять переглядывались, теперь, по-моему, с облегчением. Они поняли, что если их деньги и попадут к господину Неелову, то все-таки не сразу.

Владимир Путин дал возможность высказаться руководителям иностранных компаний. Как ни странно, все они просили для себя налоговых льгот.

— Мы хотели бы владеть ситуацией (то есть, видимо, контрольным пакетом акций.— А. К.), если уж мы строим,— заявил глава компании ENI господин Паоло Скарони.

Президент ConocoPhillips Джеймс Малва сказал, что его очень беспокоит, как будет работать управление проектами. Видимо, замечание господина Неелова оставило след и в его душе.

— Возможны все варианты,— сказал им господин Путин, но без особого энтузиазма.

Похоже, он в результате этой масштабной геополитической презентации ожидал более благосклонной реакции иностранных коллег "Газпрома".

— И передайте наилучшие пожелания партии "зеленых", которая активно борется с АЭС в Европе и тем самым повышает наши шансы на сотрудничество. Дай бог им здоровья и успехов!

Замминистра экономического развития Сергей Шаталов по просьбе премьера рассказал, что на Ямале правительство России готово, учитывая неосвоенность территории, "создать налоговый режим наибольшего благоприятствования для инвесторов".

Господин Путин, заканчивая совещание, напомнил, что Ямал — это "мировая кладовая" и что на этом совещании он хотел показать "уровень транспарентности российского правительства". Но в голосе его по-прежнему не было удовлетворения.

— Вы имели уникальный шанс посмотреть на все это глазами правительства России,— закончил он.

Прозвучало так, что иностранные инвесторы его уже не использовали.

Но и этим господин Путин не ограничился:

— Прошу извинить, что мы оставили вас без ланча,— произнес он.— Но в условиях мирового экономического кризиса... я от некоторых коллег слышал, что главной причиной кризиса являются бонусы топ-менеджеров компаний... У нас говорят, что итогом любого кризиса является наказание невиновных и награждение непричастных... Так вот, чтобы нас не обвинили в том, что мы злоупотребляем бонусами в виде черной икры и русской водки, мы решили ограничиться для вас водой, причем российского производства.

Как только совещание закончилось, я спросил у руководителя Федеральной таможенной службы России Андрея Бельянинова, неужели и его решили оставить сегодня без бонуса.

— Да,— вздохнув, подтвердил он.— Но лично мне это полезно...

Я поинтересовался у гендиректора "Газпромтранса" Вячеслава Тюрина, действительно ли, как сказал господин Якунин, "Газпром" и РЖД вели переговоры о совместном участии в строительстве презентованной железной дороги.

— Конечно,— подтвердил он.

— И что?

— Они сказали: "Вам надо, вы и стройте". Ну, мы и построили (то есть мое более раннее предположение подтвердилось.— А. К.).

— А было уже такое, чтобы РЖД у вас выкупала какую-нибудь дорогу?

— Нет, ни разу,— рассмеялся господин Тюрин.— А за Ямал вообще-то обидно... Это уже не первый выход на Ямал — и опять кризис! Проблема в том, что когда кризис, нет мирового потребления. И так на год отодвинули первый газ Ямал--Европа. Начинать бурить здесь газ сейчас бессмысленно. Но дорогу достроим обязательно. Надо дойти.

— Вы верите в то, что РЖД может и в самом деле выкупить дорогу стоимостью 130 млрд руб.? — спросил я.

— Ну если за первое полугодие этого года правительство выделило РЖД 53 млрд руб., чтобы она залатала свои дыры в своем бюджете...— не знаю... Верней всего, будут опять апеллировать к правительству, чтобы им дали деньги и на это... Возможно, все-таки сложим какую-то совместную с ними структуру... А то 130 млрд руб.— это все-таки 99% акций. Но мы гордимся уже тем, что достраиваем. Раньше такие проекты делались более дешевой рабочей силой — заключенных. Теперь это технологии... Но на трассе дорогу делают все равно мужики. Изменилась одежда...

— И статус...— предположил я.— Все-таки не заключенные.

— Конечно,— согласился господин Тюрин.— Но и те были нужны, и эти.

— А вы готовы продать дорогу? — спросил я у главы "Газпрома" Алексея Миллера.

— Готовы,— сказал он.

— За сколько?

— За 130 млрд.

— То есть по себестоимости? — переспросил я.

— Точно,— засмеялся он.— Это все-таки не наш бизнес. Но с другой стороны, рисковать инфраструктурными проектами мы не можем...

Нет, похоже, "Газпром" построил эту дорогу с мостом на движущихся опорах и доказал, как он умеет строить без помощников, не для того, чтобы так легко, за 130 млрд, с ней расстаться.

А моральный ущерб?


Комментарии
Профиль пользователя