Коротко

Новости

Подробно

Пирамида Изеддина

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 42

Члены ливанской полутеррористической организации "Хезболла" пали жертвой кризиса. А все потому, что не устояла финансовая пирамида, возведенная особо приближенным к организации лицом. Теперь это лицо, переданное членами "Хезболлы" в руки правосудия, ждет суда или жестокой расправы.


Григорий Земляков

Богоугодный туроператор


Еще недели две тому назад о ливанском бизнесмене Салахе Изеддине можно было услышать только хорошее. Он молод, энергичен, богат, щедр, необыкновенно влиятелен и беспримерно честен. Поэтому новости о том, что его фирма испытывает трудности, многими в Ливане были восприняты сначала с недоверием, а потом, когда они подтвердились, с искренним сочувствием. И уж совершенным шоком не только для шиитской общины страны (Изеддин является шиитом), но и для всех ливанцев стало известие о том, что почти святой финансист, занимавшийся богоугодными делами — строивший мечети и печатавший религиозную литературу,— оказался мошенником, создавшим пирамиду и выписавшим огромное количество ничем не обеспеченных чеков.

Уроженец шиитской деревни Мааруб на юге Ливана, Салах Изеддин довольно рано завоевал расположение и уважение не только своих соседей, но и всей шиитской общины страны. Он создал одну из первых частных шиитских компаний, которые обслуживали паломников, желавших отправиться в священные для мусульман города — Мекку, Медину, а также в Иран и Ирак. Бизнес оказался необыкновенно успешным благодаря установленным Изеддином контактам с самой влиятельной в Ливане шиитской организацией — "Хезболлой". Это в других странах мира она считается (или считалась) террористической. В Ливане она строит дороги, школы, выпускает учебники и богословскую литературу для шиитов, наконец, оплачивает расходы малоимущих паломников. Часть денег "Хезболлы" (а также уважения как организатора богоугодных дел) перешла и к самому Изеддину. Довольно быстро он стал одним из самых крупных операторов в этом бизнесе.

Изеддин недолго оставался просто туроператором. Свободные средства он вкладывал в торговлю золотом и алмазами. Однако, как говорят сейчас жители его родной деревни, некоторое время этим бизнесом он занимался исключительно за пределами Ливана — в Иране, Алжире, Китае. О его торговых операциях в этих странах мало что известно, и, говорят, они не всегда были безупречными. Однако в Ливане он поддерживал свою репутацию честного и принципиального бизнесмена.

Богоугодный инвестор


Занимаясь организацией перелетов паломников в Саудовскую Аравию, Изеддин познакомился, а затем и подружился едва ли не со всеми более или менее влиятельными активистами "Хезболлы". Эти связи позволили ему стать одним из главных бизнесменов, обслуживавших движение. К организации паломничества добавились крупное издательство в Бейруте "Дар аль-Хади", ставшее фактически главным издательством, которым пользовалось движение "Хезболла" (Изеддин назвал его именем сына главы организации, погибшего от рук полиции), и телеканал для детей. Программы телеканала, разумеется, воспитывали зрителей в полном соответствии с требованиями организации.

"Он пользовался репутацией честного человека и при этом удачливого бизнесмена",— цитируют средства массовой информации одного из жителей деревни Мааруб. Если гарантом честности Изеддина выступала "Хезболла", то доказательством его деловых качеств было все увеличивавшееся богатство: постепенно одним из главных источников его доходов стали финансовые операции, которые он, впрочем, все еще проводил за пределами Ливана. Своим клиентам из богатых стран Персидского залива он предлагал доход 60% годовых. И надо сказать, свои обещания выполнял. В полном соответствии с идеалами ислама Изеддин был щедрым благотворителем: построил несколько мечетей, пару школ, жертвовал деньги религиозным благотворительным организациям. О его инвестиционной деятельности известно меньше. По данным ливанских журналистов, Изеддин владел достаточно крупными пакетами акций некоторых европейских нефтяных и металлургических компаний.

Покусившийся на золото партии


"На юге Ливана он стал настоящим пастырем. Не религиозным, а финансовым. Ни у кого не возникало вопроса, к кому идти за советом, касающимся финансов, все знали, что Изеддин может решить любую проблему",— говорит один из его бывших клиентов.

В дополнение ко всем прочим почетным званиям Изеддин стал самым популярным и уважаемым финансистом юга Ливана.

"Я отдал ему деньги всей нашей семьи. Это $1 млн,— рассказывал позже один из ливанских шиитов, проживающий в Канаде.— У меня не было никаких сомнений в том, что мои деньги находятся под присмотром, да еще и принесут прибыль. Теперь я разорен, разорены все мои дети и внуки".

Популярности финансовой пирамиды Изеддина способствовало то, что ислам в принципе не одобряет банковской деятельности в том ее понимании, которое существует на Западе. Мусульманам запрещено заниматься ростовщичеством. "Это, разумеется, ограничивает возможности инвесторов. Они не могут, к примеру, обратиться в обычный западный банк,— говорит французский эксперт по Ближнему Востоку Жак Морисси.— Разумеется, есть специальные исламские банки, однако нужно принимать во внимание и менталитет людей. Они привыкли доверять тем, кого знают. Выбирая между любым исламским банком и Изеддином, они, разумеется, отдавали предпочтение своему земляку". Кроме того, близость к "Хезболле", организации, которую на юге Ливана считают настоящей властью (в отличие от собственно ливанских властей, которые неоднократно предавали шиитов), обеспечивала Изеддину необходимую легитимность. "Все знали, что Салах близок к лидерам "Хезболлы", для большинства, даже практически для всех это означало, что все, что он делает, правильно",— говорит один из его бывших клиентов.

Разумеется, финансовая компания Изеддина обслуживала не только простых членов шиитской общины, но и саму "Хезболлу". Уже после ареста финансиста шейх Хасан Насралла, духовный лидер организации, признал, что несколько высокопоставленных членов организации инвестировали средства в фирму Изеддина. Была названа сумма $4 млн, однако, по мнению наблюдателей, реальные средства, вложенные организацией в фирму Изеддина, превышают эту сумму.

Как и в случае с американским миллиардером Бернардом Мейдоффом*, крах пирамиды Изеддина был спровоцирован мировым экономическим кризисом.

"Если раньше его компания и могла выглядеть как вполне законное предприятие, то после начала кризиса буквально все его активы работали только на пирамиду,— говорит ливанский чиновник, близкий к расследованию.— Вся постоянно сокращающаяся прибыль его предприятий шла исключительно на выплату процентов по вкладам. Разумеется, так не могло продолжаться вечно". Хуже того, в отличие от Мейдоффа для Изеддина крах пирамиды был в прямом смысле вопросом жизни и смерти: он обманывал не престарелых американских миллионеров. "Хезболла" имела и имеет репутацию группировки принципиальной и не слишком задумывающейся о средствах, которые ведут ее к цели. "Изеддин играл с огнем, когда начал привлекать средства высшего руководства "Хезболлы" и, кроме того, членов семей шахидов, боевиков, которые отдали свою жизнь за идеалы организации,— говорит один из европейских экспертов.— Это уже не просто мошенничество. С точки зрения членов "Хезболлы", это было предательством, единственное наказание за которое — смерть". Изеддин не мог признаться своим друзьям из "Хезболлы", и ему оставалось лишь выплачивать грандиозные проценты по вкладам и уповать на то, что он сумеет бежать прежде, чем его афера раскроется. По данным ливанских журналистов, к моменту краха пирамиды обязательства Изеддина перед клиентами составляли $1,5 млрд.

Заложник следствия


Афера раскрылась в начале сентября. Как сообщили ливанские власти, в полицию обратился один из руководителей "Хезболлы", депутат ливанского парламента Хусейн Хадж Хасан. Его считают одним из ближайших доверенных лиц лидера организации шейха Насраллы. Полученный Хасаном от финансиста чек на $200 тыс. не был принят банком "в связи с отсутствием средств на счете". Хасан отправился в полицию и потребовал, чтобы на Салаха Изеддина было заведено уголовное дело о мошенничестве. Более того, как позже сообщили представители самой "Хезболлы", после недолгих поисков Изеддин, скрывшийся от правосудия, был обнаружен активистами "Хезболлы", задержан и передан в руки сотрудников министерства внутренних дел и прокуратуры. Они в соответствии с процедурой формально предъявили финансисту обвинение в мошенничестве и отправили на время следствия в тюрьму.

До сих пор непонятно, почему такая организация, как "Хезболла", в течение долгих лет привыкшая сама судить и карать врагов и предателей, вдруг обратилась к не слишком уважаемым ею властям за помощью. "Разумеется, в этом есть элемент шоу. "Хезболла" в течение некоторого времени работает над своим имиджем легальной и серьезной политической партии. Она участвует в выборах, посылает депутатов в парламент, ее члены заседают в правительстве Ливана. Было бы странно, если бы в случае с Изеддином она вдруг вспомнила свои методы, которыми пользовалась в самом начале своего существования",— говорит один из западных экспертов по Ближнему Востоку.

Впрочем, есть и другая, менее безобидная версия. По словам одного из французских экспертов, активы Изеддина находятся по всему миру, от Восточной Европы до Китая. "Для "Хезболлы" сейчас вопрос чести — вернуть хотя бы часть средств, украденных Изеддином. Но система компаний, которыми владел Изеддин, необыкновенно запутанна. Для того чтобы обнаружить все его активы, потребуется помощь правоохранительных органов многих стран мира, в том числе и тех, которые не стали бы общаться с "Хезболлой", если бы она к ним обратилась. Зато они будут обязаны сотрудничать с официальными ливанскими властями". Учитывая то влияние, которым пользуется "Хезболла" в Ливане, она вполне способна если и не полностью контролировать ход расследования, то уж по крайней мере быть в курсе малейших его деталей.

Что касается судьбы самого Изеддина, максимальное наказание за выдвинутые против него обвинения — 15 лет тюрьмы. Однако до приговора еще далеко, к тому же и в этом вопросе последнее слово, скорее всего, не за ливанским правосудием, а за "Хезболлой". Очевидно лишь, что, пока идет следствие и пока есть шансы на то, что какие-то средства вкладчиков могут быть возвращены, Изеддин в безопасности. Но лишь до тех пор, пока идет следствие.

*О деле Бернарда Мейдоффа "Власть" писала в N11 за этот год.



Комментарии
Профиль пользователя