Девальвационный держите шаг

Несмотря на очередное улучшение экономических прогнозов российских властей, будущее российской валюты вызывает все большую тревогу. На прошлой неделе агентство S&P прямо заявило, что ее ослабление было бы полезно для экономики страны. Снижение курса рубля, уже два месяца идущее на фоне падения золотовалютных резервов Банка России, говорит в пользу реальности такого сценария, снижение цен на нефть и поведение граждан, которые все чаще предпочитают валютные вклады рублевым,— тоже.

МАРИЯ ГЛУШЕНКОВА, ПЕТР РУШАЙЛО

День знаний

К началу осени российские власти решили приготовить инвесторам приятный сюрприз. Как объявил 1 сентября вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин, доходы федерального бюджета 2010 года будут увеличены по сравнению с запланированными. По его словам, в настоящее время Минфин и Минэкономразвития продолжают работу над уточненным прогнозом социально-экономического развития до 2012 года и уже изменен прогноз цен на нефть. Так, в 2010 году, по уточненному прогнозу, средняя цена составит $58 за баррель, а не $55, как прогнозировалось ранее. Вице-премьер не уточнил, на сколько именно вырастут доходы, отметил лишь, что они, "конечно, увеличатся".

Вместе с тем, по данным газеты "Коммерсантъ", примерный порядок цифр таков. В 2010 году базовый сценарий предполагает рост ВВП на 1,6% (предыдущая оценка — 1%), в 2011 году — на 3% (2,6%), а в 2012 году — на 4,3% (3,8%). Прогноз падения ВВП на этот год (8,5%) остался без изменений. Разумеется, при планируемом дефиците бюджета на этот год 8,9% ВВП, а на 2010-й — 7,5% ВВП подобные корректировки погоды не делают. Но, учитывая, что в нынешнем году прогнозы правительства от месяца к месяцу лишь ухудшались, такие новости вполне бы могли обнадежить участников рынка. Однако настроение им немного подпортил пресс-релиз рейтингового агентства S&P, вышедший также 1 сентября.

Агентство оценило планы правительства по покрытию бюджетного дефицита за счет средств резервного фонда и внешних заимствований: "Мы полагаем, что вливание в экономику ликвидности в размере, эквивалентном около 8% ВВП, должно стимулировать инфляционное давление в среднесрочной перспективе, а также оказать краткосрочное давление на валютный курс рубля в сторону его ослабления". При этом в S&P полагают, что правительству не удастся выполнить план по снижению бюджетного дефицита в 2010 году, с оговоркой "если только цены на нефть не стабилизируются на уровне выше $65 за баррель". Окончательный же вывод экспертов следующий: "В целом S&P полагает, что России необходимо создать более диверсифицированную и самофинансируемую экономику; такую диверсификацию может стимулировать дальнейшее ослабление реального эффективного валютного курса — процесс, который даст толчок импортозамещению. Вместе с тем мы ожидаем, что реальный рост ВВП снизится на 8% в 2009 году и повысится на 2% в следующем году".

Иными словами, даже ожидая, что в 2009-2010 годах экономика будет развиваться по сценарию более оптимистичному, нежели прогнозируемый российским правительством, S&P призывает девальвировать рубль.

Битва за доллар

Конечно, слухи о девальвации в России — явление перманентное. Было бы удивительно, если бы после стремительного падения курса рубля прошедшей зимой они не начинали циркулировать то и дело. Также неудивительно, что власти периодически эти слухи опровергают. Например, 20 августа первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев заявил в интервью агентству "Прайм-ТАСС", что "причина появления таких слухов — это, наверное, задачка для психологов". И пояснил, что целенаправленных действий по снижению курса рубля ЦБ предпринимать не будет, поскольку эффект таких мер весьма сомнителен с экономической точки зрения, а фундаментальных факторов, делающих девальвацию необходимой, нет, поскольку платежный баланс страны положителен.

Вместе с тем поведение инвесторов говорит о том, что многих из них слухи о девальвации встревожили. Согласно данным, опубликованным на сайте ЦБ на прошлой неделе, в июле российские граждане положили на валютные депозиты эквивалент 65 млрд руб., а на рублевые — 59 млрд руб. Во втором квартале ситуация резко отличалась: объем рублевых депозитов в среднем рос на 100 млрд руб. в месяц, а валютных — уменьшался на эквивалент 40 млрд руб. в месяц.

К этому стоить добавить динамику международных резервов России: если с конца апреля до конца июня они устойчиво росли, то потом пошло некоторое уменьшение. Немного раньше наметилась и тенденция к падению курса рубля относительно бивалютной корзины. И хотя по абсолютной величине эти колебания невелики (да и само уменьшение резервов может объясняться тратой средств суверенных фондов на поддержку бюджета), нервные натуры, которым руководство ЦБ рекомендует помощь психологов, вполне могут насторожиться. Особенно если учтут некоторое снижение нефтяных цен, которые уже вплотную приблизились к критической, с точки зрения S&P, отметке $65 за баррель. Заметим также, что, если таких натур окажется достаточно много, вполне возможно начало панической скупки валюты населением, что уж точно приведет к ослаблению рубля.

Кроме того, экономические власти могут спровоцировать девальвацию сами. И не потому, что существуют какие-то доселе тщательно скрываемые ими объективные причины для ослабления рубля. Просто и субъективных вполне хватает. Во-первых, это лоббистские усилия экспортеров; для них девальвация — это просто снижение рублевых издержек относительно валютных доходов. Во-вторых, не останутся внакладе и банки. Алексей Улюкаев в упомянутом интервью признал, что многие из них накопили изрядные запасы валюты на случай, если не удастся пролонгировать западные кредиты; остается вспомнить, что в пассивах у этих банков — задолженность перед ЦБ по рублевым кредитам (образовавшаяся, в частности, в ходе беззалоговых аукционов). Так что девальвация для многих банков равносильна сокращению задолженности. Добавим еще группу товарищей, которые надеются заработать на выпуске импортозамещающей продукции после подорожания импорта. Таким образом, плюсы девальвации для довольно влиятельного в политическом плане круга бизнесменов очевидны. Как и для политиков, которым станет легче латать бюджетные дыры — рублевый эквивалент суверенных фондов ведь вырастет, не говоря уже о возможности денежной эмиссии под сурдинку; так или иначе, все это проще, нежели реализация масштабной программы внешних заимствований.

Минусы тоже носят чисто политический характер. В случае девальвации импорт подорожает, упадет уровень жизни граждан. Впрочем, наименее социально защищенные получат компенсацию — в виде того же увеличения пенсий, к примеру. Да и импортной продукции они потребляют меньше. А тот факт, что подобная политика дестимулирует импорт технологий и повышение конкурентоспособности российского бизнеса нормальным путем, когда издержки снижаются за счет роста производительности труда, вполне может остаться за кадром. Это же долгосрочный эффект, а до выборов, как всегда, всего ничего.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...