Коротко


Подробно

Громы без молний

СЮЖЕТ НЕДЕЛИ

У Москвы появился новый враг N 1 — Украина. Сначала Дмитрий Медведев предъявил Виктору Ющенко политические претензии, а затем российская Генпрокуратура заявила о военных преступлениях украинских властей в Южной Осетии. После этого российские и украинские политики заговорили о войне, вернее, о том, что ее между двумя соседними странами быть не может. Обычно такие разговоры не предвещают ничего хорошего.


Август в России принято считать неблагополучным месяцем. С ним ассоциируется путч 1991 года, дефолт 1998-го, а с недавних пор еще и война в Южной Осетии. Не стал исключением и этот год. Именно в августе и без того нервные отношения Москвы и Киева обострились до предела. А после того как 11 августа российский президент Дмитрий Медведев открыто высказал Киеву накопившиеся у него претензии, в комментариях по поводу российско-украинских отношений стало часто мелькать слово "война".

На прошлой неделе в интервью сразу нескольким украинским СМИ его впервые употребил и президент Украины Виктор Ющенко. "Я бы исключил любые шаги, которые можно назвать военными. Это поверхностно. Сегодня пугать оружием или агрессией — это очень примитивное поведение",— заявил Ющенко, отвечая на вопрос о накале страстей в отношениях с Москвой. При этом он подчеркнул, что разработать сценарий потери государственности Украины сегодня невозможно: "Миллионы людей встанут, чтобы этого не допустить. И это не игрушка двух-трех политиков. Это позиция десятков миллионов людей. Это очевидный вызов — быть или не быть Украине".

Российские политики тоже гонят от себя мысль о том, что между разругавшимися Москвой и Киевом может начаться военный конфликт (подробнее). Но как раз это и настораживает. Особенно если вспомнить, что перед прошлогодней войной в Южной Осетии такой поворот событий тоже мало кто допускал.

Обострение в российско-украинских отношениях шло по нарастающей. И во многом напоминало то, как в свое время портились отношения между Москвой и Тбилиси. В обоих случаях Кремль раздражала внешнеполитическая самостоятельность прозападных лидеров Украины и Грузии и особенно их безудержное стремление в НАТО. Нынешняя ссора с Киевом напоминает конфликт с Тбилиси еще и тем, что ей предшествовала высылка российских граждан.

В 2006 году грузинские власти арестовали, а затем выслали из страны нескольких офицеров ГРУ, обвинив их в шпионаже и диверсионной деятельности. Это спровоцировало масштабное политическое, а затем и экономическое противостояние между РФ и Грузией, которое спустя два года привело к войне. Так совпало, что жесткое августовское послание Дмитрия Медведева Виктору Ющенко также появилось после того, как украинский МИД потребовал отозвать двух российских дипломатов: генконсула в Одессе Александра Грачева и старшего советника посольства РФ в Киеве Владимира Лысенко. Не случайно Медведев отдельно остановился на этом в нашумевшем обращении к Ющенко: "Среди препон, которые подконтрольные Вам службы изобретают для воспрепятствования позитивному развитию российско-украинских отношений, стала беспрецедентная для всего постсоветского пространства провокация: требование отзыва из Украины двух наших дипломатических представителей без каких-либо на то оснований. В этом выпаде видна суть подхода нынешней украинской власти к отношениям с Россией. Мы не оставили этот недружественный шаг без ответа".

В итоге Москва асимметрично отреагировала на враждебное поведение Киева: российские власти не только выслали двух украинских дипломатов, но и решили не направлять на Украину нового посла РФ Михаила Зурабова до тех пор, пока там не сменится высшее руководство.

Такой шаг равносилен отзыву уже действующего главы дипмиссии, что, как правило, предшествует если не разрыву, то сведению к минимуму дипотношений. Кстати, дипломатические отношения Москвы и Тбилиси были прекращены только после войны в Южной Осетии. То есть в случае с Украиной Россия действует с опережением "грузинского графика" на два года.

Чуть более чем через неделю после выпада Медведева в адрес Ющенко, Москва продолжила психологическую атаку на Киев. Но уже на другом направлении. В минувший понедельник следственный комитет при прокуратуре РФ (СКП) подкрепил утверждение Медведева о том, что Украина помогала Грузии во время войны в Южной Осетии. "Получена информация о том, что на стороне грузинских вооруженных формирований в вооруженной агрессии в отношении Республики Южная Осетия принимали участие военнослужащие регулярных воинских подразделений министерства обороны Украины, а также не менее 200 членов украинской националистической организации УНА-УНСО, в том числе по фамилиям Шаповал, Кучеренко, Шевченко, Матвеюк, Желтоконь",— говорится в официальном заявлении СКП.

Это заявление насторожило экспертов гораздо сильнее, чем послание российского президента. И если публичная выволочка, которую российский лидер устроил украинскому коллеге, была воспринята как попытка Москвы вмешаться во внутриполитическую ситуацию на Украине накануне предстоящих в январе президентских выборов, то в заявлении СКП многие усмотрели намек на возможное применение силы. Тем более что в нем, по сути, содержалось прямое обвинение в откровенно враждебных действиях Киева в отношении России.

"Создается впечатление, что по неизвестным причинам руководство РФ ищет повод для того, чтоб применить против Украины резкие, а может, даже крайние действия. Было бы очень предусмотрительно спросить, зачем это делается, и готовиться к любому повороту событий",— заявил руководитель программ России и Евразии в Королевском институте международных отношений Великобритании Джеймс Шерр, комментируя для BBC обвинения СКП. По его словам, угроза независимости Украины сейчас больше, чем еще 10 лет назад.

"Тогда Украина совершенно оправданно чувствовала себя безопаснее — после заключения договоров с Россией о Черноморском флоте, после государственного визита Бориса Ельцина в 1997 году, после подтверждения суверенитета и территориальной целостности Украины. За последние полтора года мы видим, по крайней мере, на уровне риторики, поворот на всех этих фронтах",— отметил Шерр. И добавил, что "нужно выйти за пределы стандартных толкований той риторики, которую мы слышим из Москвы, и задуматься, не идет ли здесь речь о большем, чем простые попытки повлиять на выборы в Украине".

На прошлой неделе появился еще один повод заговорить о войне. На этот раз с подачи НАТО. Официальный представитель альянса Джеймс Аппатурай на брифинге в среду заявил, что Североатлантический альянс "не намерен оказывать Украине военную помощь и помощь в обеспечении ее безопасности". Поводом для этого заявления стало недовольство Москвы тем, что накануне, 21 августа, Киев и НАТО подписали декларацию о дополнении Хартии об особом партнерстве между Украиной и альянсом. Один из ее пунктов предусматривает право Киева потребовать экстренного созыва комиссии Украина--НАТО, если украинская сторона почувствует "прямую угрозу своей территориальной целостности, политической независимости или безопасности".

И хотя в декларации не проясняется, от кого может исходить такая угроза, ее подписание вызвало резкую критику именно со стороны России. Постпред РФ при НАТО Дмитрий Рогозин выразил обеспокоенность тем, что это положение может втянуть альянс во внутренние дела Украины. "Впервые появился момент, что в случае угрозы территориальной целостности Украины она имеет полное право созвать комиссию Украина--НАТО,— заявил Рогозин в интервью "РИА Новости".— Тем самым она как бы имеет право втягивать в свои внутренние домашние дела крупнейший в мире военно-политический альянс". Негодуя по поводу подписания декларации, Дмитрий Рогозин не удержался от аналогии с Грузией: "НАТО, которая ставит свою же подпись под подобного рода документом, должна быть готова сделать вывод, что, может быть, складывается такая же ситуация, как когда-то Саакашвили пытался втянуть НАТО в свои внутренние разборки с сепаратистскими регионами". По словам постпреда, как бы не вышло так, что Ющенко, понимая, что при нормальном ходе политического процесса "ему не видать президентского кресла как собственных ушей, попытается затеять некую разборку с отдельными регионами страны и втянуть в эту разборку внешние силы, прежде всего НАТО".

Судя по примирительному заявлению Аппатурая, Брюссель учел позицию Москвы, фактически дав обязательство не вмешиваться в возможный конфликт Украины с кем бы то ни было. Это очень расстроило Киев. В департаменте украинского МИДа, курирующем отношения с НАТО, слова Джеймса Аппатурая назвали поспешными. "Он поторопился, конечно, нельзя так говорить! А вдруг нам нужна будет военная помощь? — переживал в беседе с журналистами заместитель главы департамента Вадим Пристайко.— Мы рассчитываем на помощь НАТО, если она нам понадобится. Иначе зачем мы так долго сотрудничаем и почему являемся особым партнером?"

Нейтрализацию НАТО как потенциального союзника Украины можно считать успехом Москвы. Особенно если учесть, что сейчас на рассмотрении в Госдуме РФ находятся поправки Дмитрия Медведева к федеральному закону "Об обороне", которые должны расширить возможности использования российской армии за пределами страны. Среди прочего они позволят направлять военных за границу для отражения нападений на уже имеющиеся там российские войска, отражения или предотвращения агрессии против любого другого государства и защиты граждан РФ. Напомним, что прошлогоднюю операцию по принуждению Грузии к миру Москва мотивировала как раз необходимостью защитить россиян, подвергшихся смертельной опасности из-за грузинского вторжения в Цхинвали.

На Украине граждан РФ не так много, как в отколовшихся от Грузии Абхазии и Южной Осетии. Но в Крыму, принадлежность которого Украине нередко оспаривается российскими политиками, действует военная база Черноморского флота (ЧФ) РФ. И Москва регулярно выражает недовольство по поводу того, что российские моряки подвергаются недружественным действиям со стороны украинских властей. Последний инцидент случился на прошлой неделе, когда на территории воинской части ЧФ в Севастополе были задержаны украинские судебные исполнители, которые, как сообщила пресс-служба флота, "потребовали от военнослужащих, находящихся на объекте, передать створный знак в районе Херсонесского маяка в собственность Украины". На этот раз моряки справились с нарушителями собственными силами. Но когда поправки Медведева будут осенью утверждены Госдумой, ЧФ автоматически попадет под опеку российской армии, которой после того, как НАТО отказалось защищать Украину, никто не сможет помешать отразить нападение врага.

Несмотря на все вышеперечисленное, украинские политические и военные аналитики исключают возможность военного конфликта с Россией. "Когда мы говорим о войне, то имеем в виду, что силовыми действиями можно или нужно достичь тех целей, которых не достичь по-другому. Исходя из этого посыла, у Москвы достаточно рычагов давления на Киев, включая газ",— рассуждал в беседе с "Властью" руководитель научных программ киевского Центра исследования армии Сергей Згурец. Правда, по его словам, грузинский конфликт показал, что Россия — единственная страна в Европе, готовая применять силу в отношении соседей. "Это не может не настораживать. И я думаю, украинские военные наверняка берут во внимание подобные риски. Другое дело, что у войны России с Украиной нет и не может быть рационального обоснования",— считает эксперт.

С ним согласен и глава комитета верховной рады Украины по национальной безопасности и обороне бывший министр обороны Анатолий Гриценко. "Сейчас многие рассуждают о том, возможна ли война, строят прогнозы, когда Россия будет к ней готова. Я бы хотел бы остудить эти горячие головы. Пусть лучше все эти эксперты оценят последствия такого конфликта,— заявил Гриценко корреспонденту "Власти".— В свое время Кучма (второй президент Украины Леонид Кучма.— "Власть") написал книгу "Украина не Россия". Так вот, Украина и не Грузия. Руководители, которые допустят силовое столкновение наших стран, будут прокляты историей. Все, кто пытается спекулировать на эту тему, должны понять, что это будет катастрофой для всего континента. Экономической, социальной и экологической. Лучше подумайте, сколько в зоне вероятных военных действий Чернобылей, ГЭС и техногенно опасных предприятий".

Директор киевского Института глобальных стратегий Вадим Карасев называл "Власти" другую причину, по которой война Украины и России невозможна: "Еще бесследно не прошла грузинская война. Россия еще зализывает имиджевые раны. Зачем ей рисковать репутацией, имиджем, разрушением отношений с Европой?"

В этих антивоенных аргументах, однако, есть уязвимые места. Во время войны с Грузией Запад не рискнул зайти в отношениях с Москвой дальше словесной критики, что в Кремле немедленно восприняли как слабость. Это подтверждается хотя бы тем, что спустя две недели после прекращения боевых действий Россия пошла еще дальше, сначала признав независимость Абхазии и Южной Осетии, а затем разместив там военные базы. Это значит, что Москва продолжает считать постсоветское пространство зоной своих исключительных интересов, где она вольна поступать по собственному усмотрению.

В этом смысле Украина на особом счету. Не случайно в апреле прошлого года во время саммита НАТО в Бухаресте Владимир Путин в беседе с теперь уже бывшим президентом США Джорджем Бушем заявил, что, по его мнению, Украина вообще не является государством. А в мае этого года, во время возложения венка к могиле Антона Деникина на кладбище Донского монастыря, Путин посоветовал всем изучить мемуары белогвардейского генерала, особенно ту часть, где описаны отношения Великороссии и Малороссии — Украины. "Он говорит, что никому нельзя вмешиваться в отношения между нами, это всегда было делом самой России,— заявил российский премьер и привел еще одну цитату из Деникина: — Преступление — это если кто-то начинает говорить о разделении России и Украины, даже когда об этом говорят участники белого движения или иностранцы".

Похоже, что именно этому завету сейчас следуют российские власти.

Владимир Соловьев



Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение