Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 17
 La vie de jour

Светская жизнь межсезонья вышла из берегов

       Истекшая светская неделя была решительно лишена какой-либо общей концепции — все веселились кто во что горазд. Это и понятно: после объединяющего праздника 7 ноября и задолго до не менее соборных рождественских каникул можно было с легкостью прогнозировать светские разброд и шатания. Кто-то оказался на вечеринке, устроенной фирмой Hugo Boss, кто-то — на презентации московского бутика знаменитой японской фирмы Kenzo; любители кинематографа пришли в Дом кино на премьеру фильма Ивана Дыховичного, а деятели Гостелерадио имели возможность послушать Вилли Токарева в галерее "Телеарт" в Останкино. Но главным событием в жизни московского бомонда и столичного артистического и даже политического мира стала, безусловно, премьера "Хованщины" в Большом.
       
       На Тверской неподалеку от Белорусского вокзала на прошедшей неделе состоялось открытие нового магазина фирмы Hugo Boss в присутствии президента фирмы Питера Литтманна. Презентация привлекла, как ни странно не только потенциальных покупателей с очень толстыми портмоне (магазин грозит стать самым дорогим в городе — из тех, что торгуют мужской одеждой), но и множество артистической публики. Последнюю всегда манили обильный стол и роскошь буфета. Недаром фирмы, имеющие долгий опыт московских презентаций, в последнее время не устраивают хлебосольных фуршетов. Оценив неофитство Hugo Boss на Тверскую пришли самые опытные ходоки — коммерческий директор журнала "Матадор" Геннадий Йозефавичус, модный нынче график-дизайнер Дмитрий Ликин, ответственный за оформление журнала "Империал", с супругой Машей Зацеляпиной, немецкий галерист Герд Церхузен, который собирает в России коллекцию радикальной фотографии и грозится буквально завалить Москву в будущем апреле авангардными фотовыставками. В этот день Тверская стала местом неожиданных свиданий давних знакомцев: где, как не в магазине Hugo Boss мог встретить сотрудник "Коммерсанта" Александр Тимофеевский генерального директора клуба клубов "Smirnoff-Вездеход" Александра Лебедева. Растроганный этой встречей г-н Лебедев презентовал г-ну Тимофеевскому золотую карточку своего клуба.
       Стены магазина украшали рисунки легендарного Рустама Хамдамова, висевшие над вешалками с пиджаками, полками со стопками свитеров и прилавками с одеколоном. Маэстро самолично предстал перед взорами восхищенной публики — будучи, безусловно, человеком светским, он тем не менее не балует своим видом организаторов презентаций. И на этом вечере он появился лишь на краткий миг и вскоре исчез. Были также швейцарские и немецкие стилисты, которые пришли оценить дизайн магазина и выставленные вещи. На этом Boss не угомонился и на следующее утро повторил пресс-конференцию и презентацию в отеле "Балчуг-Кемпински", но в десять часов утра вечеринка вряд ли удалась.
       Однако больше, чем магазин на Тверской, потрясло знатоков прибытие в Москву японского модельера с мировым именем Kenzo на открытие первого в России бутика его фирмы в "Петровском пассаже". Праздник начался в самом "Пассаже", но в отличие от описанного выше, был после торжественной части перенесен в отель "Метрополь". На банкете присутствовали: супруга Никиты Михалкова Наталья, до сих пор не являвшаяся самостоятельным персонажем столичного света (впрочем, в своей прошлой жизни, до знакомства с будущим мужем, она сама была моделью), конечно же, Слава Зайцев, актерская пара Лазарев-Немоляева, Ольга Аросева, Леонид Парфенов, главный редактор русского "Космоплолитена" Елена Мясникова, уже упомянутый коммерческий директор журнала "Матадор" Геннадий Йозефавичус и неотвратимые как смена сезона братья Верники — Игорь и Вадим.
       Параллельно, на премьере фильма Ивана Дыховичного "Музыка для декабря", была, как это ни покажется странным, та же публика (что неудивительно, поскольку активисты успевали по несколько раз за вечер переместиться из "Метроплоля" в Дом кино и обратно). Фильм, как это теперь принято в русском кино, созидался силами одной тусовки, и в кадре мелькнул, скажем, фотохудожник Илья Пиганов (автором его работ стал один из главных героев фильма), а уж жена Пиганова, Ирина, исполнила и вовсе премьерную роль. Авангардный композитор из того же круга Антон Батагов написал музыку к фильму, и все они, разумеется, оказались на фуршете. Кроме них, здесь были такие модные люди московского бомонда, как главный редактор русского "Плейбоя" Артем Троицкий, Андрей Макаревич, ныне ведущий телепрограммы "Смак", директор программ "Намедни" и "Герой дня", а по совместительству менеджер галереи "Роза Азора" Любовь Шакс, а также целая компания из предыдущего сюжета — Мясникова, конечно же, Йозефавичус и неизменная на этой полосе Светлана Беляева-Конеген (мы не упомянули ее выше, что должны были сделать как минимум дважды, лишь по непростительной забывчивости).
       Мероприятие в галерее "Телеарт" было совсем иного рода: в Москву в очередной раз прибыл с Брайтон-Бич исполнитель лирико-блатных песен Вилли Токарев и дал бескорыстный концерт для работников радио и телевидения. Радиотелевизионной публики собралось немало, благо галерея находится здесь же, в Останкино. Кстати, галерея постепенно стала вполне светским местом, она хорошо отделана и располагает вполне салонным белым роялем, а руководит ею весьма энергичная хозяйка. Присутствовавшие, слушая Вилли, придались ностальгии по временам ранней перестройки, когда бывший контрабасист ансамбля "Дружба", в котором некогда пела Эдита Пьеха, позже эмигрант и бруклинский таксист, потом певец из брайтон-бичевского ресторана "Одесса" вдруг оказался в центре внимания российской публики и давал в белом фраке сольные концерты в зале гостиницы "Россия". Слушали его взапой отнюдь не только таксисты по всей стране и обитатели летних южных побережий тогда еще единого Союза, но и первые лица страны. В Америке среди эмигрантов была популярна такая история. Якобы во время визита Горбачева в США Раиса Максимовна на вопрос, что могло бы доставить ей удовольствие, ответила: "Хочу иметь пластинку американского певца Вилли Токарева с автографом". Догадываетесь, что американская администрация сбилась с ног, пока разыскала американского исполнителя под этим именем, поющего в стиле, так сказать, русского кантри...
       Но, конечно же, венчала светскую неделю премьера "Хованщины" в Большом театре, для работы над которой собралось истинное созвездие музыкантов и певцов. Премьера была важна не только как чисто музыкальное событие, но и как убедительное подтверждение жизнеспособности обновленного Большого под руководством Владимира Васильева (который одиноко сидел на спектакле в директорской ложе), чему, понятно, придается прямо политическое значение (недаром указы о Большом подписывал Ельцин). Поэтому нет ничего удивительного в том, что за два премьерных дня в театре побывали премьер Виктор Черномырдин с супругой, королева испанская, спикер верхней палаты Виктор Шумейко, руководитель президентской администрации Сергей Филатов, его первый заместитель Сергей Красавченко, министр культуры Евгений Сидоров со своим зятем Геннадием Хазановым.
       Конечно же, побывал на премьере и весь цвет артистического мира страны: от Галины Вишневской в алом платье (которая, будучи консультантом по вокалу, говорят, возмущалась тем, что ее не вызвали на поклоны) до Льва Додина, главного режиссера дававшего в Москве гастроли санкт-петербургского Малого драматического театра. Здесь же были поэт Андрей Вознесенский, редактор "Аргументов и фактов" Владислав Старков, директор Пушкинского музея Ирина Антонова, скульптор Зураб Церетели с дочерью Ликой и, конечно, вся музыкальная Москва.
       Банкет накрыли прямо в театре, и на нем, конечно же, как и за дирижерским пультом в этот вечер блистал дирижер спектакля Мстислав Ростропович, затмивший, как утверждали знатоки, самого себя в роли солиста на строительной площадке Храма Христа Спасителя. Он в соответствии со своим темпераментом исполнил роль тамады и славословил в многочисленных тостах своего соавтора по "Хованщине" — режиссера Бориса Покровского... И тут мы прощаемся с вами до будущей недели, когда, быть может, зима наладится, и люди света рассядутся, наконец, по тройкам с бубенцами.
       
       САНДРО Ъ-ВЛАДЫКИН
       
Комментарии
Профиль пользователя