Коротко


Подробно

Фарш-бросок

Прелесть военных нанотехнологий в "Броске кобры"

Премьера кино

В детском боевике "Бросок кобры" (G.I. Joe: The Rise of Cobra), снятом под впечатлением от популярной серии американских игрушек 1960-х, создатель "Мумии" Стивен Соммерс, наигравшись в древнеегипетской песочнице, переносится в мир передовых технологий, которые вот-вот встанут на службу американскому ВПК, если не попадут в нехорошие руки. На первых порах лучшее применение оружие будущего находит в сцене уничтожения Эйфелевой башни, от которого получила свое скромное удовольствие и ЛИДИЯ Ъ-МАСЛОВА.


Истоки неприязни некоторых персонажей ко всему французскому, а также родословная главного злодея Маккаллена разъясняются в прологе, когда симпатичному шотландскому мужчине надевают на лицо маску из раскаленного железа, чтобы впредь неповадно было продавать оружие и французскому королю, и его оппонентам. "В недалеком будущем" потомок того Маккаллена (Кристофер Экклстон) внешне иллюстрирует вырождение, но династию продолжает, контролируя 70% мирового рынка оружия. Из ассортимента последних милитаристских новинок оружейный магнат представляет "наномитов", боевых микроблох, которых можно запустить человеку в кровь, превратив его в бойца-отморозка, не чувствующего боли и страха. Кроме того, обычным делом стали технологии, помогающие бойцу сделаться невидимым, непробиваемые гидравлические костюмы, услужливые кибернетические шлемы ("Вы подумали — он сделал") и самонаводящиеся ракеты системы "Выстрелил и забыл". В общем, мало где с таким азартом работает человеческая мысль, как в направлении истребления себе подобных.

Посвятить себя этому делу профессионально решил и молодой как бы главный герой (невыразительный Ченнинг Татум), получающий от Маккаллена задание транспортировать поближе к цивилизации чемоданчик с первой партией боеголовок, собранных в Кыргызстане. В ходе этой миссии героя ждет немало приключений, и в числе первых — удар ногой по морде от брюнетки в черной коже (Сиенна Миллер), пытающейся отнять у него боеголовки. По фамильярности обращения можно догадаться, что героя с девушкой нечто связывает в прошлом. И действительно, из флешбэка выясняется, что это его бывшая невеста, к которой он не посмел вернуться из горячей точки, после того как у него на глазах погиб невестин брат. Скорбь героя так велика, что на похороны друга он приезжает на мотоцикле, но к невесте даже не подходит, здраво рассудив, что потерять разом не только брата, но и жениха девушке будет всяко полегче. Забегая вперед, можно сказать, что возвращение брата с того света в довольно непотребном виде — единственный момент в "Броске кобры", способный вызвать смех. С аналогичной задачей, к сожалению, не справляется друг главного героя, комический негр (Марлон Уэйанс, безбашенный торчок из "Очень страшного кино"),— на его вялые шутки просто никто не обращает внимания, поэтому ему остается сосредоточиться на ухаживаниях за рыжей сослуживицей (Рейчел Николс) по секретному международному спецназу под названием G.I. Joe, куда героя вместе с чернокожим другом принимают после сдачи экзаменов по физподготовке.

В дальнейшей суетливой беготне вокруг боеголовок, прерываемой флешбэками из детства даже тех персонажей, чьи детские травмы мало кого интересуют, единственным светлым пятном маячит разрушение Эйфелевой башни, сначала подтачиваемой нанобоеголовкой у основания (ее воздействие выглядит как быстро расползающаяся зеленая ржавчина), а потом заваливающейся набок. Еще одна маленькая радость в "Броске кобры" — англичанин Джонатан Прайс, вносящий карикатурный оттенок в исполнение роли американского президента, благообразного старичка с пушистыми сединами, который в разгар заварухи произносит пару растерянных фраз типа "Вон оно че!", а перед финальными титрами закидывает ноги на стол в Овальном кабинете и что-то насвистывает так многозначительно, что сразу чувствуется старая театральная школа. О методах же работы Стивена Соммерса с киноактерами можно судить по рассказу Сиенны Миллер: "Режиссер сказал, что любит девушек в большими сиськами, а у меня их нет, так что мне пришлось носить под костюмом два вкладыша, похожих на куриное филе, хотя мне было немного обидно". Соммерс, со своей стороны, поклеп опроверг: "Все знают, что я никогда бы не сказал такого актрисе" — и сообщил, что "частично" вдохновлялся старыми фильмами про Джеймса Бонда, хотя мог бы и не говорить, и так слишком явно бондиана времен Шона Коннери лезет в "Броске кобры" отовсюду в виде бесформенного фарша, перемолотого в очумевшей наномясорубке.


Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение