Коротко

Новости

Подробно

«Война на самом деле не кончилась»

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 11

Год назад началась пятидневная война между Россией и Грузией. Накануне годовщины спецкорреспондент ИД "Коммерсантъ" Ольга Алленова побывала в Грузии и Южной Осетии, чтобы выяснить, что там изменилось за прошедший год.


"Саакашвили все продал"


Почти два месяца достопримечательностью тбилисской улицы Руставели были полсотни пронумерованных клеток, расположенных прямо на площади перед парламентом. Я пришла на эту площадь за несколько дней до приезда в Грузию американского вице-президента Джозефа Байдена. Клетки пусты, только в крайних на дощатых нарах спят мужчины. Один из обитателей клеток, Нугзар Туаев, беженец из села Тамарашени Южной Осетии, называет эту площадь сектором Газа:

— Нас тут все так называют. Потому что знают, что мы не сдадимся.

После войны Нугзару предоставили право жить в одном из коттеджей под Тбилиси, построенных для беженцев властями Грузии, но он отказался:

— У меня был настоящий дом, который строил мой дед, зачем мне эти лачуги?

Своим главным врагом Нугзар считает грузинского президента:

— Саакашвили все продал.

— Почему вы так считаете?

— Потому что он не воевал до конца. Он продал наши деревни и дома.

В этом заключается основная претензия простых жителей Грузии к своему президенту, а вовсе не в том, что он ввел войска в Южную Осетию 7 августа, втянув страну в разрушительную войну.

Зато грузинская оппозиция за год, прошедший после войны, пришла к другому выводу и нашла свое объяснение августовской войне. В офисе республиканской партии, мозговом центре альянса "За Грузию", который за последние месяцы стал солидным политическим блоком, говорят, что тогда, год назад, Михаила Саакашвили просто "развели".

— Мы убеждены, что Саакашвили убедили в том, что ему отдадут Южную Осетию,— говорит один из лидеров блока Давид Бердзенишвили.— Он думал: "Я возьму Цхинвали, приведу туда Санакоева, а потом на этом фоне я отдам Абхазию России, и все будут довольны". У них уже были готовы трибуны для триумфа в Цхинвали. А его просто кинули. Но надо ведь быть идиотом, надеясь на то, что Путин позволит ему на глазах у всего мира захватить Цхинвали и выгнать оттуда российских миротворцев и граждан. Ведь власть в России держится на великодержавности, на поднятии с колен. Саакашвили никогда не понимал Россию. И недооценивал Путина.

Другой "роковой" ошибкой президента Саакашвили республиканцы считают его отношение к собственному народу, который тот попытался "изменить насильственно". Бердзенишвили называет это псевдолиберальным подходом, а президента Грузии считает инструментом для американского Института свободы, из которого вышли многие видные грузинские политики, например заместитель главы МИДа Георгий Бокерия и депутат парламентского большинства Давид Дарчиашвили.

— Эти люди из Института свободы решили изменить грузинский народ за каких-то несколько лет и использовали для этой цели Саакашвили,— считает Бердзенишвили.— Они решили просто заменить этот народ. Для них старшее поколение, которое многое связывает с Россией и русской средой,— это люди из прошлого, и они должны уйти на свалку истории. Все "совки" должны уйти на свалку истории.

По мнению оппозиционера, именно по причине игнорирования властью вся бывшая советская интеллигенция оказалась на оппозиционных митингах.

— В Грузии на момент провозглашения независимости 400 тыс. человек имели партбилеты,— рассуждает политик.— И не потому, что они верили в коммунизм. Просто, как все советские люди, они понимали, что без партбилета нельзя стать, к примеру, начальником цеха. И всех этих людей Саакашвили назвал спущенными в унитаз. А технологически обеспечил это тем, что отбирал дома у каких-то артистов, или гроссмейстеров, или чемпионов мира. Этим людям мэрия строила дома в свое время, а теперь под предлогом каких-то юридических лазеек отобрали, показав им, что они не авторитеты и ни на что в Грузии влиять не будут. И такой подход оказался губительным. Да, для меня советский образ жизни — это груз, от которого Грузия должна освободиться. Но не через разрушенные дома и репрессии.

Однако, несмотря на "роковые" ошибки президента Саакашвили, оппозиция ушла с улицы. В день приезда Джозефа Байдена полиция разобрала клетки на проспекте Руставели, и никто этому не сопротивлялся. Умеренная оппозиция уже настроилась на предстоящие в следующем году местные выборы, считая их первым политическим шагом к смещению Саакашвили. "Еще в 2002 году Саакашвили стал председателем Тбилисского городского собрания, так что он отлично понимает, что тбилисское городское самоуправление — это кратчайший путь к управлению государством,— считает Давид Бердзенишвили.— Если Саакашвили не пойдет на досрочные парламентские выборы, тогда будут выборы в Тбилиси и возникнет второй центр власти — президент и тбилисский муниципалитет. И эти два центра власти будут конкурировать между собой за парламент. Так было в 2002-2003 годах. Это долгий путь, но он в Грузии уже пройден".

У радикальной оппозиции свой путь. Она продолжает утверждать, что будет добиваться отставки президента уличными акциями. Один из лидеров радикальной оппозиции в приватной беседе сказал мне: "Если Миша останется еще хотя бы на год, русские разрушат Грузию. Война на самом деле не кончилась, потому что Путин не добился ухода Саакашвили. Пока Миша не уйдет, русские будут планировать тут разные акции вплоть до военных". Главная проблема радикальной оппозиции в том, что она не может произнести эти слова вслух. "Если кто-то из нас скажет об этом, нас тут же обвинят в том, что мы делаем то, что хотят русские",— говорит мой собеседник.

Страх быть заподозренным в прорусскости в грузинской политической среде настолько велик, что серьезно мешает оппозиции. Уже сегодня многим в Грузии ясно: из-за действий оппозиции Саакашвили не уйдет. Оппозиция оказалась не столь решительной, как этого от нее ждал радикальный электорат, и потеряла поддержку в обществе. Да и сам Саакашвили понял, что сильнее оппонентов. Это ему дал понять и вице-президент США, во время двухдневного визита в Грузию демонстрировавший готовность Вашингтона поддерживать грузинского президента в течение всего его президентского срока, истекающего только в 2013 году. После визита Байдена грузинские власти заговорили о военной и экономической помощи, которую США будут оказывать Тбилиси, в частности речь идет о $4,5 млрд, а также о новых видах вооружения и системах слежения, позволяющих наблюдать за действиями на границе Южной Осетии и Грузии. Единственное условие США к президенту Саакашвили — практические шаги по развитию демократии в стране. На это, судя по настроениям в рядах умеренной оппозиции, Саакашвили уже готов: в беседе с "Властью" самый перспективный оппозиционный кандидат Ираклий Аласания выразил уверенность в том, что президент Грузии пойдет не только на изменения выборного законодательства, но и на досрочные местные и даже парламентские выборы.

После визита вице-президента США в Тбилиси активно заговорили и об американских военных наблюдателях, которые уже в сентябре могут пополнить ряды мониторинговой миссии ЕС в Грузии. Последнее особенно важно: в Тбилиси убеждены, что, если американцы официально будут присутствовать в Грузии, Вашингтон получит право вмешиваться в военные конфликты на территории этой страны — такое же право в прошлом году было у России, объявившей поводом для вступления в войну с Грузией нападение грузинских военных на батальон миротворческих сил РФ. Против присутствия американцев в МНЕС не возражают и европейцы — в июле на саммите глав МИД ЕС было решено рассмотреть вопрос расширения миссии уже осенью.

Таким образом, официальный Тбилиси сегодня практически вернулся на позиции, которые занимал до августа прошлого года,— американская поддержка и слабость оппозиции помогли Михаилу Саакашвили закрепиться в президентском кресле.

"Путин найдет повод, чтобы зайти в Тбилиси"


Год назад цхинвальские пенсионеры Гаглоевы три дня провели на полу в коридоре своей маленькой квартиры на пятом этаже: Заурбек инвалид, а Люся слишком миниатюрна, чтобы вытащить мужа на себе.

— Все тогда ушли в подвал, а мы остались,— говорит Люся.— Конечно, я очень боялась. Нас бомбили два дня. Крышу пробило. Заурбек хотел, чтобы я ушла в подвал. Но я не могла. Что бы я сказала потом людям?

После войны крышу в доме 128 по улице Ленина решили починить. Местное ГУП "Дирекция по реализации приоритетных национальных проектов РЮО" сняло крышу, а накрыло ее только через три недели. Все это время дом заливали дожди, а Люся бегала по квартире с тазами и кастрюлями. За три недели войны с дождем Заурбек почти забыл о войне с Грузией.

Обещанное массовое восстановление разрушенного жилья в Южной Осетии так и не началось, что вызывает сильное раздражение у местных жителей. Даже Дмитрия Медведева, побывавшего в Цхинвали в июле, поразила царящая здесь разруха. Буквально накануне годовщины войны Москва сменила в ЮО премьера, заставив Кокойты назначить главой правительства директора челябинской строительной фирмы, ЗАО "Вермикулит", Вадима Бровцева. Президенту Кокойты, который после войны зачистил республику от политических конкурентов (самому известному из них — главе строительной корпорации "Стройпрогресс" Альберту Джуссоеву, прокладывающему в ЮО газопровод из России, Кокойты грозит тюрьмой за неуплату налогов) и стал полновластным правителем, контролирующим все финансовые потоки из Москвы, пришлось с этим смириться. Он даже пообещал предоставить новому премьеру часть своих полномочий.

Однако накануне годовщины войны борьба за власть в Южной Осетии и замороженные работы по восстановлению жилья занимали местное население гораздо меньше, чем обычно. Потому что на прошлой неделе в Южной Осетии вновь стали стрелять — почти каждый день. Случившийся недавно минометный обстрел загнал в подвалы почти всех обитателей Цхинвали. Миссия наблюдателей ЕС провела свое расследование и сделала вывод: из Грузии в сторону Цхинвали никто не стрелял. Поскольку в Цхинвали наблюдателей не пускают, окончательный вывод о причинах обострения конфликта они сделать не смогли. Впрочем, в Цхинвали наблюдателей обвинили в предвзятости. А представителей грузинской власти — в попытке дестабилизации в зоне конфликта для скорейшего привлечения в регион американских наблюдателей.

Спустя несколько дней после обстрела президент Кокойты сделал заявление о необходимости отобрать у Грузии ущелье Трусо, в советское время принадлежавшее Южной Осетии. А на следующий день российские пограничники выдвинулись в грузинское село Квеши и попытались выставить там пограничные столбы.

В Тбилиси это расценили как попытку новой провокации. "Путин не успокоится, пока Саакашвили сидит в своем кресле,— говорят грузинские политологи, считающие президента Кокойты ставленником и реализатором идей Владимира Путина.— Даже если нервы у Саакашвили на этот раз выдержат и он не поведет своих военных в Цхинвали, Путин найдет повод, чтобы зайти в Тбилиси".

Однако сам Михаил Саакашвили убежден, что новой войны не будет, потому что ей уже помешали США. По мнению грузинского президента, "исторический визит" вице-президента США Джо Байдена в Тбилиси и выраженная Вашингтоном поддержка Грузии "сорвали планы Путина по окончательной оккупации Грузии". За пять дней до годовщины войны Михаил Саакашвили оптимистично заявил журналистам: "Я все еще сижу в этом офисе, несмотря на торжественные заявления Владимира Путина о стремлении подвесить меня за различные части тела, для того чтобы сокрушить государственность Грузии".

"Россия хочет вывести Саакашвили из себя"


Обстановка в Южной Осетии и Грузии накануне годовщины августовской войны вызвала сильную озабоченность на Западе. В Вашингтоне была создана специальная группа по наблюдению за ситуацией в Грузии, а американские спутники взяли под контроль всю территорию Грузии. По словам посла Грузии в США Бату Кутелии, Белый дом даже отозвал ряд сотрудников совета безопасности и генштаба из летних отпусков. Опасения Запада основываются как на участившихся провокациях в зоне конфликта, так и на резких заявлениях российского Минобороны — за прошлую неделю такие заявления прозвучали дважды. За неделю до годовщины войны военное ведомство заявило, что в случае продолжения "провокаций со стороны Грузии" российские власти "оставляют за собой право защищать население и российских военнослужащих с применением всех сил и средств". А 5 августа заместитель начальника Генштаба России Анатолий Ноговицын заявил, что "Грузия готовится к новой агрессии на Кавказе". По мнению генерала, провокациями в зоне конфликта грузинские власти пытаются отвлечь свой народ от внутренних проблем, делая из России врага. А поощряют их "зарубежные страны", оказывающие помощь "грузинскому режиму в восстановлении боевой мощи финансами и поставками различных видов вооружений". Таким образом, Москва прямо намекает на то, что, пока США не прекратят поддерживать Саакашвили, война в регионе может начаться в любой момент. В Вашингтоне генерала Ноговицына услышали — в тот же день вице-президент США Джозеф Байден позвонил Михаилу Саакашвили и призвал его проявить "максимальную сдержанность".

— Американцы полагают, что со стороны Южной Осетии исходят целенаправленные провокации, Россия хочет вывести Саакашвили из себя,— полагает источник "Власти" в парламенте Грузии.— Это понятно: в Грузии уже давно идет война между Россией и США и, пока Саакашвили президент Грузии, Россия эту войну проигрывает. Избавиться от него Россия может только военным путем. Но просто так ввести в Грузию свои войска не может даже Путин — ему нужен повод. Поэтому американцы и призывают нас к тому, чтобы мы не давали ни малейшего повода русским. В прошлый раз у Саакашвили просто сдали нервы, он отдал приказ на проведение спецоперации в Южной Осетии, откуда обстреливались грузинские села, и тем самым дал повод русским ввести свои войска.

На прошлой неделе в Южной Осетии и Грузии прошли траурные мероприятия по жертвам августовской войны. По данным СКП РФ, тогда в Южной Осетии погибло 162 мирных жителя. В Грузии, по данным грузинского минздрава,— 228 гражданских лиц. Обстановка, сложившаяся накануне годовщины войны по обе стороны границы, позволяла предположить, что эти цифры не последние.

Комментарии
Профиль пользователя