Коротко


Подробно

Убить Адольфа

"Бесславные ублюдки" Квентина Тарантино

рассказывает Лидия Маслова


Новый фильм Квентина Тарантино "Бесславные ублюдки", вызвавший противоречивую реакцию на Каннском кинофестивале, способен порадовать как минимум нетрадиционным взглядом на историю Второй мировой войны, во время которой беспредельничали не одни немецкие захватчики. По версии Тарантино, действовавший на территории оккупированной Франции партизанский отряд особого назначения, состоявший из американских евреев, не уступал фашистам в жестокости.

"Бесславных ублюдков" не следует воспринимать как исторический эпос — достоверности в нем не больше, чем в отечественной комедии "Гитлер Капут". Тарантиновский фильм-сказка о том, как Третий рейх погиб от кинематографа,— это "кино о кино", синефильская фантазия, и как водится у этого режиссера, переосмысление еще одного классического жанра — семидесятнического военного трэша, например такого, как фильм Энцо Кастеллари 1978 года, у которого Тарантино позаимствовал название. Сначала, правда, он хотел назвать картину "Однажды в оккупированной нацистами Франции", по аналогии с фильмом Серджо Леоне "Однажды на Диком Западе", и поиграть также с жанром "спагетти-вестерна". В итоге фильм Леоне пригодился для названия первой из пяти глав "Бесславных ублюдков". Она знакомит зрителей с главным злодеем — полковником гестапо по прозвищу Охотник за евреями, который сравнивает их с крысами за способность выживать в любых условиях (австрийцу Кристофу Вальцу досталась самая выигрышная роль и, как следствие, приз Каннского кинофестиваля). Допрос полковником селянина, прячущего в подполе еврейскую семью, кончается расправой над обнаруженными евреями, из которых удается спастись только одной девочке-подростку (Мелани Лоран).

Во второй главе, "Бесславные ублюдки", на экране появляется Брэд Питт — шрам на шее его героя, лейтенанта Альдо Рейна по прозвищу Апач, свидетельствует о том, что его обладатель однажды чудом избежал линчевания. Набирая отряд из восьми еврейских головорезов, Апач формулирует свое кредо, как заправский политрук: "Члены НСДАП покорили Европу с помощью убийств, пыток, устрашения и террора. И точно так же мы будем поступать с ними. Мы будем жестоки с немцами, и по нашей жестокости они узнают, кто мы. Они найдут доказательство нашей жестокости в выпотрошенных, расчлененных и обезображенных телах их братьев, которые мы будем оставлять за собой". Самого колоритного из "ублюдков" сыграл, пожалуй, режиссер "Хостела" Эли Рот, нарастивший мышечную массу для образа Еврейского Медведя, разбивающего нацистам головы бейсбольной битой. По просьбе Квентина Тарантино Эли Рот выступил также и как режиссер, сделав пятиминутный трейлер пропагандистского "фильма в фильме" — "Гордость нации", якобы снятого по заказу Геббельса о лучшем немецком снайпере (Даниэль Брюль). На премьере этого фильма в парижском кинотеатре, которую должна посетить верхушка Третьего рейха, включая Геббельса, Геринга, Бормана и Гитлера, "бесславные ублюдки" собираются устроить взрыв, положив таким образом альтернативный конец Второй мировой. Хозяйкой кинотеатра оказывается спасшаяся в начале еврейская девочка, за четыре года несколько подросшая и лелеющая свой собственный план мести за уничтоженную семью. Спагетти-вестерн перетекает в триллер, когда планируемый "ублюдками" теракт, как и замысел хозяйки кинотеатра, то и дело оказываются на грани провала. Например, во время одной из кульминационных сцен — в баре, где двое "ублюдков" и присланный на подмогу английский разведчик (Майкл Фассбендер) назначают конспиративную встречу с немецкой кинозвездой, сотрудничающей с британской разведкой (Диана Крюгер), и неожиданно попадают в эпицентр нацистской вечеринки. Акцент англичанина привлекает внимание фашистов, и начинается один из фирменных тарантиновских монологов с игрой слов на разных языках.

Упреки, адресованные "Бесславным ублюдкам" после каннской премьеры, сводились к тому, что в картине слишком много разговаривают, вместо того чтобы, как было обещано, сосредоточиться на добыче скальпов, да и в обильных разговорах многим не хватило того лингвистического блеска, которым запоминаются "Бешеные псы" и "Криминальное чтиво". Тем не менее стоит поблагодарить автора за симметричный ответ фашистам от лица всего еврейского народа и за дерзкую попытку переписать историю в сторону большей динамичности и кинематографичности: если б все сложилось так, как хотел Квентин Тарантино, то на Нюрнбергском процессе судить, может, было бы уже и некого.

В прокате с 20 августа


Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от 14.08.2009, стр. 10
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение