Коротко


Подробно

КоммерсантЪ-Daily
Культура
Спорт
Номер 206 от 04-11-95
Полоса 019
 Криминальное чтиво

В Подольске не считаются с авторитетами, а сводят с ними счеты

       Арест сотрудниками Главной военной прокуратуры России одного из лидеров подольской преступной группировки Сергея Лалакина (известен также как Лучок) состоялся практически одновременно с решением Мособлсуда по делу об убийстве еще одного лидера этой группировки Владимира Губкина. Лалакину предъявили обвинение в хищениях путем мошенничества, но через 10 суток он был отпущен на свободу. Мособлсуд, в свою очередь, вернул на доследование дело по обвинению нескольких членов подольской группировки в убийстве Губкина: во время судебного следствия вскрылись новые факты, потребовавшие дополнительной проверки. Также не завершены расследования еще двух десятков убийств уголовных авторитетов, совершенных, по мнению следствия, членами той же группировки. Только два предполагаемых участника этих преступлений получили небольшие сроки за хранение оружия.
Сегодня ОТДЕЛ ПРЕСТУПНОСТИ Ъ представляет читателям подольскую группировку.
       
Решетка вокруг УВД
       Одним из основателей подольской преступной группировки, о появлении которой в московском уголовном мире заговорили в конце 80-х годов, является, по мнению РУОП, 39-летний Сергей Лалакин. Прозвище Лучок он получил еще будучи учеником средней школы. Закончив ПТУ, он отслужил в десантных войсках, а потом работал мясником. С конца 80-х годов Лучок вместе с приятелями занялся "бизнесом": зарабатывал на наперстках и "куклах". Постепенно при помощи одного из влиятельных подольских "теневиков" созданные ими бригады оттеснили от "власти" в Подольске старую воровскую элиту — карманников. Самым авторитетным лидером "новой волны" считался Сергей Попов (Поп). В 1990 году он получил 2,5 года за вымогательство. Новым лидером стал Лучок. Его куратором в уголовном мире считался авторитет старшего поколения Николай Игнатов (Седой), чьи интересы касались в основном автобизнеса. Однако их дружба окончилась столь крупной ссорой, что Седому пришлось покинуть Подольский район.
       Освободившийся в 1993 году Поп не стал оспаривать лидерство Лучка, оставшись при этом одним из самых влиятельных авторитетов. В Матросской тишине ему довелось сидеть вместе с членами ГКЧП, оказавшими на него самое благотворное влияние: Поп занялся самообразованием и, как утверждают его знакомые, заметно повысил свой интеллектуальный уровень. Говорят, что он и сейчас поддерживает неплохие отношения с политической оппозицией, что не мешает ему контролировать несколько фирм, занимающихся торговлей нефтепродуктами.
       Под чутким руководством Лучка подольская группировка превратилась в одну из самых крупных и сильных команд Московского региона. Она специализируется на контроле за предприятиями, занимающимися экспортно-импортными операциями, автобизнесом, жилищным строительством и нефтепереработкой. Сфера подольского влияния не ограничивается Московской областью. Известно, например, что у "силовых министров" Лучка — братьев Воршевых — есть свои бригады в Уренгое и Киеве. По некоторым данным, Лучок всегда был желанным гостем в Красноярском крае. Так, например, очень радушно его принимали в саяногорском заповеднике "Столбы", а влиятельный красноярский авторитет Бык поддерживает с Лучком приятельские отношения. Именно благодаря этой дружбе Бык узнал о том, что другой красноярский авторитет Липнягов (Ляпа) нанял киллеров для его убийства. Он их перекупил, и Ляпа погиб. По данным РУОП, Лалакин дружит и с Япончиком, поэтому значительная часть подольского "общака" размещена в американских банках.
       Сам Лалакин сейчас вполне респектабельный бизнесмен, которого все называют по имени-отчеству. Сына своего он отправил учиться в Швейцарию. Он проявляет неустанную заботу о развитии спорта: финансирует российских борцов, а в Подольске на его деньги основана школа кикбоксинга, воспитанники которой становились призерами и победителями чемпионатов России и Европы. Благодаря его поддержке функционирует и подольская спортивная база, где работает тренером один из его друзей. Не обошел Лучок своим вниманием и подольскую милицию: говорят, что кованая декоративная решетка перед фасадом Подольского УВД сооружена на его деньги.
       В то же время компетентные органы считают, что по своему положению в преступном мире, по связям и оборотам средств Лучок, возможно, превзошел Сильвестра. Однако за свое лидирующее положение в группировке ему пришлось побороться. Сотрудники РУОП не исключают, что с этим связана целая серия кровавых разборок, начавшихся в Подольске в 1992 году.
       
Борьба за власть
       Первой жертвой среди подольских преступных авторитетов стал неоднократно судимый уголовник Сергей Федяев (Псих), объединявший вокруг себя "синяков" (судимых уголовников), к которым сам Лучок, как говорят, относится довольно презрительно. Псих полностью оправдывал свою кличку, постоянно затевая беспричинные конфликты с кем угодно, и представлял потенциально опасную для Лучка силу. Он был расстрелян огнем из двух автоматов и пистолета в августе 1992 года у кафе "Бистро" на шоссе Москва — Серпухов, куда прибыл "на стрелку". Обезглавленный и полусожженный труп Психа был обнаружен через день у одной из подольских деревень. Раненный в перестрелке шофер Психа Андрей Хромов (Пузырь) сумел убежать и добраться до больницы, где и умер через 5 дней. Перед смертью он успел сообщить, что стреляли в них три человека, двое из которых являются подольскими авторитетами и друзьями Лучка. Но поскольку доказать их участие в убийстве не удалось, как не удалось установить и личность третьего, уголовное дело было приостановлено.
       После убийства Психа "синяков" сплотил вокруг себя влиятельный уголовный авторитет Подольска Николай Соболев (Соболь), незадолго до этого вышедший на свободу после 12-летней отсидки за убийство. Он намеревался начать передел сфер влияния в Подольске. При этом Соболь надеялся на поддержку конфликтовавшего с Лучком авторитета Александра Романова (Романа). Роману якобы доверял вор в законе Глобус, который, по оперативным данным, хотел поставить Подольск под свой контроль с помощью чеченских бригад, с лидерами которых поддерживал хорошие отношения. Романов же должен был каким-то образом "протащить" чеченцев в Подольск. При этом "братве" было известно, что именно Роман в конце 1992 года застрелил на подольском рынке лидера одной из подольских бригад Анатолия Стрелюка, который был другом Лучка (в свое время они вместе двигали наперстки).
       Конфликт закончился просто: 10 марта 1993 года в Подольске средь бела дня Романов вместе с шофером был расстрелян из двух автоматов в своем Mercedes. Сразу после девятидневных поминок по Романову пропал и Соболь. Его Ford с открытыми дверями и ключом в замке зажигания был обнаружен у того же кафе, где погиб Псих, утром 19 марта. Через час машину кто-то сжег. Разложившийся труп самого Соболя был выловлен из Пахры в Домодедовском районе в мае. В кармане Соболя были найдены записки с заклинаниями против недругов и номерами каких-то автомобилей. Как рассказала следствию сестра авторитета, незадолго до исчезновения брата "Жигули" с одним из этих номеров гнались за их машиной. По данным следствия, машина принадлежала одной московской фирме, контролировавшейся подольской бригадой. По оперативным данным, убийцей Соболева был известный в Подольске бригадир рэкетиров.
       Правда, убийцы Романа и Соболя до сих пор не найдены. Расследование уголовных дел, возбужденных по фактам их гибели, приостановлено.
       Однако в преступных разборках погибали не только враги Лучка. Несколько уголовных дел связаны с гибелью его бывших соратников, с помощью которых Лалакин ставил под контроль Подольск и юг Москвы.
       
Прощание с друзьями
       Первым в июне 1993 года возле своего дома в Щербинке был расстрелян из двух автоматов бывший "кидала", а позже влиятельный авторитет, возглавлявший одну из подольских бригад, — щербинскую группировку — Валентин Ребров. Через месяц от полученных ранений он умер в больнице.
       В преступном мире Ребров занимал ответственную должность — он был "разводящим" (то есть своего рода третейским судьей) на разборках. Он имел и легальный бизнес: занимался строительством дач и коттеджей, а также автобизнесом. Есть сведения, что незадолго до смерти он поссорился с Лучком, перестав платить в "общак" подольских, и решил отделиться. Руководство обезглавленной бригадой принял Сергей Ульянов (Ульян). Он занимает этот пост до сих пор, не забывая свое место в подольской иерархии.
       Вторым был еще один подольский авторитет, 29-летний мастер спорта по классической борьбе Владимир Губкин. Контролируя комиссионный автомагазин "Ландо" и магазин "Автозапчасти" на кольцевой дороге на юге Москвы, Губкин, как и Ребров, стал проявлять излишнюю самостоятельность. Говорят, что он хотел совсем уйти от криминала. По отзывам знакомых, Владимир Губкин был "отзывчивым, добрым и спокойным человеком".
       После убийства своего друга и партнера Реброва Губкин, опасаясь за свою жизнь, большую часть времени жил с семьей в деревне на Волге, время от времени ненадолго приезжая в Москву. По словам жены, они подумывали об окончательном переезде за пределы Московской области.
       Он был убит в Подольске 8 октября 1993 года возле своего дома. В этом случае преступников удалось арестовать по горячим следам. Ими оказались члены подольской группировки Алексей Чумаков и Анатолий Дячко (Дячок), а также Дмитрий Малюк из ореховской бригады. Заказчиком убийства, по их признаниям, был подольский бригадир Геннадий Звездин (за чрезвычайно волосатую грудь его называли Пушком). Пушок являлся бригадиром команды киллеров, куда как раз и входили Чумаков и Дячко, которым, по оперативным данным, уже приходилось выполнять такого рода заказы. Официально Пушок числился менеджером подольского ТОО "Современник", чьей "крышей" была дружественная подольским ореховская группировка, к которой принадлежал Малюк. Ему Пушок в свое время якобы передал за полцены ту самую "девятку", через открытую дверь багажника которой в Губкина стрелял Чумаков.
       Машина по приметам была задержана на первом же посту ГАИ. А вышедшие из нее еще в городе на автобусной остановке Чумаков и Дячко были арестованы руоповцами, с удивлением обнаружившими, что оба киллера изрядно пьяны.
       Дело об убийстве Губкина недавно рассматривалось Мособлсудом. На первое заседание прибыл авторитет Александр Губкин (Рыжий, сейчас больше известен как Штольц), старший брат убитого, бригадир люберецкой бригады. С ее бойцами он и явился на суд, напугав подсудимых, адвокатов и присяжных. Он постоянно порывался сделать какое-то заявление, но слова ему не дали. Однако в коридоре, как утверждают свидетели, он сказал: "Они невиновны, но отдайте их мне, и я с ними сам разберусь". На следующий день заседание было объявлено закрытым.
       По решению суда дело отправили на доследование, поскольку свидетели показали, что в секторе обстрела находилась еще машина Пушка, заказавшего убийство. Из нее якобы стрелял сидевший рядом с ним человек. Выводы баллистической экспертизы также не исключают возможность стрельбы из двух точек. Следствие же этот вариант не прорабатывало.
       Однако допросить по этому поводу Пушка невозможно: он пережил Губкина ровно на сорок дней. Он был убит в декабре 1993 года в подъезде дома, где снимал квартиру. Через два месяца после начала расследования оно было приостановлено.
       Таким образом, в результате разборок единственным авторитетом в Подольске, способным возглавить преступную группировку, оказался Лучок.
       Одновременно с внутренними проблемами подольская группировка укрепляла межрегиональные связи. В сферу ее интересов, по данным РУОП, почему-то попал Волгоград. В городе начались разборки.
       
На федеральный уровень
       Первым погиб один из самых влиятельных авторитетов города профессиональный борец Владимир Стариков (Казак), контролировавший Центральный район Волгограда. Он был убит в апреле 1993 года в подъезде собственного дома. Вслед за ним погиб авторитет Михаил Сологубов (Сологуб). По подозрению в их убийстве в начале декабря 1993 года в Москве был арестован бывший спецназовец Станислав Культин. Служба в армии ему пригодилась: по оперативным данным, он возглавлял бригаду наемных убийц, специализировавшуюся на серьезных заказах. Однако причастность Культина к этим убийствам доказать не удалось. Впрочем, его все-таки посадили: в гараже его отца, вскрытом, правда, без понятых, был обнаружен пистолет ТТ с патронами. Культин заявил, что пистолет подброшен, но ему не поверили. Летом этого года Подольский горсуд приговорил его к трем годам заключения за незаконное хранение оружия (ст. 218 УК России). По кассационной жалобе его адвокатов Московский областной суд смягчил меру наказания, снизив срок до двух лет. Причем сотрудники суда рассказали, что заинтересованность в этом деле якобы проявили даже члены подольской администрации. 7 декабря этого года Культин уже выйдет на свободу.
       Весной 1995 года разборки в Волгограде возобновились: в апреле в своем подъезде был застрелен авторитет Александр Кусмарцев. 9 мая был убит Владимир Теняков (Патефон), авторитет рангом пониже. В Волгограде не сомневались, что заказ поступил из Москвы, и летом по подозрению в убийстве Казака и Кусмарцева в Москве был арестован бывший чемпион СССР по дзюдо Анатолий Никишин. При аресте у него было изъято поддельное удостоверение сотрудника службы охраны президента России.
       
       В начале 80-х годов Никишин получил длительный срок за участие в волгоградской банде Нестерова, члены которой обвинялись в грабежах и шести убийствах. В начале 90-х он вышел на свободу. В преступном мире Волгограда у него еще с прежних времен остались хорошие связи: по данным РУОП, он являлся членом группировки главного волгоградского авторитета Владимира Кадина. Никишин известен и как один из лидеров подольской группировки. Он тесно сотрудничает с Лучком. К волгоградским разборкам он активно привлекал подольских. Если верить тем же данным, бригадиром у Никишина был Станислав Культин.
       
       Никишина через несколько дней после ареста пришлось отпустить. Следователи объясняют это сильным давлением со стороны Генпрокуратуры, Госдумы и Московской городской думы. Больше всех, по данным милицейского органа печати "Щит и меч", хлопотал депутат московской думы Станков, курирующий правоохранительные органы.
       В Волгоград же после длительного отсутствия вернулся главный авторитет Кадин. В 1993 году он переехал за границу: в течение нескольких месяцев на него было совершено пять покушений. Теперь правоохранительные органы Волгограда ждут новых разборок. Не исключено, что в результате завоеванные подольскими позиции пошатнутся. На расстановке сил может сказаться и тот факт, что против самого Лучка Главной военной прокуратурой России в январе 1995 года заведено уголовное дело.
       
Джипы для авторитетов
       Поводом для уголовного преследования Лучка послужил тот факт, что в 1993 году на часть денег, выделенных Министерством обороны одной фирме на строительство дома в Смоленске для офицеров-танкистов из ЗГВ, "руководящая верхушка" подольской группировки приобрела у "ЛогоВАЗа" три джипа "Гранд Чероки". Один из них достался Лучку.
       Узнав о начале следствия, Лучок немедленно выехал в Израиль, где провел несколько месяцев. Но правоохранительные органы были оповещены о его возвращении, и 10 октября Лучок был арестован на своей подольской вилле. Ему предъявлено обвинение в хищении путем мошенничества (ст. 147 ч. 3 УК России).
       20 числа он был освобожден под подписку о невыезде. Причем озабоченность его судьбой проявляли и в Генпрокуратуре, и влиятельные члены московской администрации и московского правительства, где Лалакин имеет неплохие связи: он является вице-президентом московской фирмы "Анис", среди учредителей которой есть крупные московские чиновники.
       Два из трех джипов, в том числе и лалакинский, Главная военная прокуратура изъяла в пользу Министерства обороны.
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 04.11.1995, стр. 19
Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение