Коротко


Подробно

Таблоидная роскошь

"Царица" Давида Тухманова в Александринском театре

Газета "Коммерсантъ С-Петербург" от , стр. 11

В среду в Александринском театре прошла премьера оперы Давида Тухманова "Царица", повествующей о личной жизни Екатерины Великой. К удивлению ВЛАДИМИРА РАННЕВА, проект, анонсированный авторами как "возрождение русской оперы", оказался помпезным костюмированным шоу с музыкой, стилизованной под golden classic.


Жизнеспособность отечественной, даже еще советской эстрады и ее способность к экспансии на сопредельные территории изумительны. Вот и Давид Тухманов, классик, автор песен "День Победы" и "Мой адрес — Советский Союз", прежде равнодушный к серьезным жанрам, решил подступиться к самому проблемному из них на сегодня — опере. Но при этом авто решил довольствоваться малой кровью и к тому же поставил оперу на чужой территории — смонтировав свою "Царицу" из оперных штампов XIX века, помещенных в гламурный антураж эстрадного шоу.

Присмотревшись к канонам классической оперы, господин Тухманов перехватывает у них то одно, то другое, причем не размениваясь на отдельные ноты, а оптом — мелодизм, гармонию, оркестровку. Казалось, все доносившееся со сцены и из оркестровой ямы в этот вечер написал вдруг лишившийся всего неповторимого в себе Петр Ильич Чайковский. Если б это были постмодернистские трюки, которые, как известно, стыда неймут, в работе Давида Тухманова можно было бы отыскать иронический смысл. Но автор заявляет о своей "Царице" как о серьезном композиторском опусе, не утруждая себя, однако, в отличие от создателей эксплуатируемых им оригиналов, поиском собственного музыкального языка.

Либретто Юрия Ряшенцева, еще одного ветерана легкого жанра, автора песен к телевизионным "Трем мушкетерам", и Галины Полиди — пробежка по амурным эпизодам из жизни Екатерины Великой. Авторы пытаются убедить зрителя, что их откровенно водевильный текст — драма про сильные чувства. Но герои едва успевают заявить о своих симпатиях друг к другу, как их одергивают: достаточно, следующий. Причем чередуются не только фавориты Екатерины, но и она сама: по либретто, ее, разновозрастную, играют три актрисы. В результате клочковатый стиль повествования воспроизводит на сцене формат биографических очерков из глянцевых таблоидов типа "Каравана истории".

Все в этой опере искренне хочет понравиться слушателю. И если бы подобная продукция лишь развлекала и умиляла, то ее можно было бы трактовать как добротный проект шоу-индустрии. Режиссура художественного руководителя "Геликон-оперы" Дмитрия Бертмана, сценография Игоря Нежного и Татьяны Толубьевой, работа солистов и молодого дирижера Константина Чудовского действительно были отменными. Но авторы проекта, в том числе его вдохновитель — народный артист России Лев Лещенко, в многочисленных интервью предлагают считать эту эстрадную малину в париках и кринолинах среди бутафорской роскоши декораций современным искусством. Публика на этот фейк не повелась, пестрое зрелище не настроило ее на серьезную волну, и салонная атмосфера, воцарившаяся в зале и в фойе театра, никак не отвечала значительности намерений авторов. Скорее она напоминала великосветский корпоратив с эксклюзивной, возвышенной программой.

Давид Тухманов, талантливый песенник, переквалифицировался в этом проекте в серьезного композитора и вложил много сил в партитуру. Но та легкость, с которой сегодня медийные персонажи меняют профессии — парикмахеры становятся певцами, балерины пробуются в кино,— не работает в композиторском ремесле. Здесь все дается с трудом, а все лучшее отфильтровывается с опытом. Песенники ищут новые звуки в коллективном слуховом опыте, серьезные композиторы ищут их в себе. Но к "Царице" ни тот, ни другой вариант творчества отношения не имеет: здесь поиск ведется по закромам уже кем-то написанной музыки.



Комментарии

Наглядно

в регионе

обсуждение