Коротко

Новости

Подробно

Кредитная история со страшным концом

"Затащи меня в ад" Сэма Рэйми

Газета "Коммерсантъ С-Петербург" от , стр. 11

В прокат вышел фильм Сэма Рэйми "Затащи меня в ад" (Drag Me to Hell, 2009). По мнению МИХАИЛА ТРОФИМЕНКОВА, автор бессмертных "Зловещих мертвецов" (The Evil Dead, 1990), на минуточку отойдя от конвейера, на котором лудит одного "Человека-паука" за другим, походя доказал, что никто в современном кино не манипулирует ужасом лучше, чем он.


Велико искушение назвать "Затащи меня в ад" старым добрым фильмом ужасов, какие делали только в 1980-х. Но истинный мастер никогда не относится с высокомерным презрением к тому, чем балуются его неумехи ученики. Вы полагаете, что страшно — это когда "долби" воет, грохочет и скрежещет? Да ради бога. Только у Рэйми оно воет, грохочет и скрежещет так, что невольно вспоминается злобная музыка группы "Гоблин", сопровождавшая фильмы Дарио Ардженто, прежде всего его шедевр "Suspiria" (1975), где вроде бы ничего и не происходит. Так, порыв ветра налетел, кастрюльки на кухне забацали джигу, а у тени на шторах отросли явственные рога.

Кому, как не автору "Зловещих мертвецов", знать, что всерьез делать фильм ужасов в наши дни никак не возможно. В конце концов, кто сказал, что силы зла творят свои черные дела с истовой серьезностью на лице. "Затащи меня в ад" — самый смешной фильм сезона. У старой ведьмы Гануш (Лорна Рейвер) в кульминационный момент схватки с героиней вылетают вставные челюсти. Предназначенная для жертвоприношения белая коза человечьим голосом обзывает блонду шлюхой и цапает за руку медиума-подмастерья Милоша, который немедля взлетает в воздух и отчебучивает в невесомости что-то вроде "мамушки", фамильного танца семейки Адамс. Опереточные цыгане, водевильные мадьяры. Жовиальный ясновидящий индус Рамджас (Дилип Рао) цитирует Юнга и, стараясь как лучше, дает Кристин полезные советы типа зарезать обожаемого котенка, но получается у него как всегда.

Как бы высмеивая мистику в ее опереточном изводе, умница Рэйми ненавязчиво намекает, что в "нормальном" измерении чертовщины побольше, чем в "эзотерическом". Родители Клея (Джастин Лонг), бойфренда Кристин, — сущие вурдалаки. Хотя, может быть, просто светские алкоголики. Мистер Джекс (Дэвид Пеймер), начальник Кристин, плотоядно сообщает ей, что она больше не увидит ее подлого конкурента-японца почему-то с еврейской фамилией Рубин. То ли он, как истинный самурай, сделал сеппуку, то ли мистер Джекс его схавал.

Прелесть фильмов ужасов той школы, к которой принадлежит Рэйми, еще и в обязательном, но столь же обстебанном, как и, собственно говоря, трэш-эстетика, наличии социального измерения. Поди разберись: "Вой" Джо Данте, "Вампиры" Джона Карпентера или "Люди под лестницей" Уэса Крейвина — это что, чистый ужас или антиглобалистский памфлет? Вот и Кристин — клон главной героини массового кино 2000-х. Банковская карьеристка, неосторожно отказавшая в продлении кредита миссис Гануш. Блондинка в законе, коза безрогая. Никакая во всем: от крашеных волос до имени-фамилии и бойфренда-интеля. Вот она шлендрает по вокзалу Union Station в новехоньком голубом пальто. Поди догадайся, что пару часов назад она копошилась в затопленной могиле, сражаясь с дохлой ведьмой, запихивая ей в глотку проклятую пуговицу.

Впрочем, Рэйми окунул ее в могильную жижу лишь для того, чтобы намокшее платье обтянуло формы Ломан: вполне себе порнографический кадр. Впрочем, Кристин ночные подвиги ничуть не помогли. Доктор сказал — в ад.

Комментарии

Наглядно

обсуждение

Профиль пользователя