Коротко


Подробно

Готовность номер два

Накануне визита в Москву Барака Обамы в России и в Грузии заговорили о возможности новой войны на Кавказе, приуроченной к приезду американского президента. Спецкорреспондент ИД "Коммерсантъ" Ольга Алленова пыталась понять, насколько это реально.


Автором первого заявления о приближающейся российско-грузинской войне стал бывший советник президента РФ политолог Андрей Илларионов. 24 июня он выступил на пресс-конференции в Москве с докладом, в котором попытался доказать, что Россия может начать новую войну с Грузией, чтобы расчленить ее на несколько кусков и лишить статуса самостоятельного государства. Тогда же Илларионов назвал возможные сроки начала войны: после 6 июля.

Очень скоро идея завладела, если так можно выразиться, умами политических масс. О возможной новой войне заговорили — причем довольно уверенно — и в Грузии, что не удивительно, и в Москве, и на Западе.

Основания для опасений действительно есть. И Илларионов их называет. На прошлой неделе страну покинула миссия ОБСЕ, наблюдавшая за ситуацией в зонах конфликта. Начался вывод из страны миссии ООН. Уход европейских наблюдателей обусловлен позицией России, наложившей вето на продление мандатов обеих миссий из-за того, что в резолюциях ОБСЕ и ООН Абхазия и Южная Осетия по-прежнему назывались грузинскими регионами. Накануне ухода наблюдателей ОБСЕ из Грузии Международная группа по предотвращению кризисов (ICG), расквартированная в Брюсселе, заявила, что в отсутствие наблюдателей, обеспечивавших режим безопасности в зоне конфликта, в регионе может вновь начаться война.

Еще одним подтверждением возможности новой войны Илларионов считает масштабные военные учения "Кавказ-2009", которые начались на юге России 29 июня. В учениях задействованы сухопутные войска, Черноморский флот и командование ВВС, а также бригады, дислоцированные в Абхазии и Южной Осетии. Эти учения заканчиваются как раз 6 июля. Год назад война с Грузией началась через несколько дней после окончания учений "Кавказ-2008".

На прошлой неделе британская газета The Times вслед за Илларионовым назвала учения прологом к новой войне России с Грузией. По мнению газеты, Кремль вынес урок из августовской войны, показавшей, что реакция Запада не грозит Москве серьезными санкциями. Именно поэтому Москва может теперь, ничего не опасаясь, расправиться с Саакашвили.

Дату 6 июля Андрей Илларионов связывает не только с днем окончания военных учений. В этот день в Москву прилетает президент США Барак Обама. По мнению Илларионова, Москва может использовать этот визит как прикрытие для начала вторжения в Грузию — таким образом она покажет всему миру, что война с Грузией согласована с США. Илларионов проводит параллель со встречей Владимира Путина с Джорджем Бушем в Пекине в день начала прошлогодней войны. Мирный разговор президентов под камеры как бы говорил: все согласовано, никто не против. Обама, по мнению Илларионова, может оказаться в подобной ситуации.

И тут с бывшим советником президента нельзя не согласиться: находясь в Москве или, что еще предпочтительнее, вылетев из гостеприимной столицы России назад в Вашингтон, демонстративно развернуть самолет над океаном довольно сложно.

На следующий день после пресс-конференции Илларионова Михаил Саакашвили дал сразу несколько интервью зарубежным СМИ, заявив, что Россия может начать новую войну против Грузии. Захватнические планы России, по мнению грузинского президента, обусловлены стремлением Кремля завладеть нефтепроводами, проходящими по территории Грузии, а также личными амбициями Владимира Путина: "В августе 2008-го Путин стремился захватить всю Грузию, так как для него это было геополитическое соперничество с Западом. Через пять дней после начала войны Буш сказал: "Мы не позволим им войти в Тбилиси". Через полчаса после этого заявления русские начали отступление". Михаил Саакашвили уверен, что Запад хоть и попустительствует России, и на этот раз не позволит ей уничтожить Грузию, а также его самого: "Я не доставлю удовольствия России, позволив ей покончить со мной. У меня популярность 60% и международная поддержка!"

Экс-глава МИД Грузии политолог Александр Рондели допускает возможность войны. "После прошлогодней войны возможно все, в том числе и новая война,— сказал он мне.— Конечно, для России начинать сейчас войну невыгодно — политическая цена слишком высока: ведь имидж России серьезно пострадал в августе прошлого года. Но ситуация в России не очень хорошая, и маленькая победоносная война всегда выгодна определенным группам людей в вашей стране. Российские военные, например, всегда были сторонниками такой войны — для них чем больше так называемый пояс безопасности, тем лучше".

По мнению другого грузинского эксперта, депутата правящей партии парламента Грузии Давида Дарчиашвили, "российская политическая элита никак не смирится с тем, что у Грузии есть право на независимость и собственный выбор. Пока такое положение дел существует, риск вооруженной конфронтации весьма велик".

К дискуссии о перспективах новой войны, пусть и косвенно, присоединилась и российская сторона. На прошлой неделе Министерство обороны России предупредило о возможных крупных провокациях с грузинской стороны на границах с Абхазией и Южной Осетией. С заявлением о напряженной ситуации в Закавказье выступил и МИД РФ, намекнувший, что маневры грузинских войск на границах с Абхазией и Южной Осетией носят реваншистский характер. Напрямую, впрочем, заявления Илларионова и Саакашвили ни МИД, ни руководство России комментировать не стали.

В неофициальных разговорах и мидовские, и кремлевские представители, конечно, отрицают наличие у Москвы кровожадных планов в отношении Грузии. Вот что заявил мне один из мидовских чиновников, пожелавший при этом сохранить анонимность: "Все эти разговоры о новой войне инспирированы грузинской стороной. Сами подумайте, кто и когда начал все эти разговоры? Некие эксперты, которые кормятся у Саакашвили. И все это происходит прямо перед первым визитом Обамы. Не исключено, что кто-то хочет серьезно подгадить нам почву для переговоров".

Поводы "подгадить почву переговоров" России и США у грузинской стороны действительно имеются. На прошлой неделе было возобновлено военное сотрудничество совета Россия--НАТО, хотя причины, вызвавшие его прекращение в августе прошлого года, так и не были устранены. Необходимость военного сотрудничества с Россией в условиях, когда успешное завершение контртеррористической операции в Афганистане стало для новой администрации США идеей фикс, оказалась важнее обещаний, данных грузинским властям прежним руководством Белого дома. Во всяком случае, после восстановления отношений между Россией и НАТО на острове Корфу грузинский вопрос, по всей видимости, отложен Западом в долгий ящик. Не исключено, что именно поэтому и произошла попытка с грузинской стороны его актуализировать.

Однако нельзя не отметить, что лучшего момента для устранения Саакашвили российским властям найти будет трудно: грузинская оппозиция показала себя неспособной добиться отставки президента, сам Саакашвили, как и весь госаппарат, пока еще ослаблен длительным противостоянием с оппозицией, к тому же Запад его поддерживает уже не так горячо, как раньше. Из разговоров с чиновниками западных миссий складывается впечатление, что Запад вздохнул бы свободно, если бы Саакашвили вдруг в один день просто исчез. А уж для Владимира Путина, как известно, существование Саакашвили — вообще личное оскорбление.

Есть и еще один аргумент в пользу версии о новой войне. Это активизация поисков для Грузии нового президента.

Конечно, замену Саакашвили Кремль начал искать еще в самом начале противостояния между Москвой и Тбилиси. Первым кандидатом Кремля стал Игорь Гиоргадзе, бывший шеф госбезопасности Грузии, в свое время обвинявшийся в организации покушения на Эдуарда Шеварднадзе и объявленный властями Грузии в международный розыск. Изгнанник, получивший убежище в Москве, стал появляться в эфире официальных российских телеканалов, по сути заявляя, что готов в случае необходимости возглавить Грузию. После ухода в оппозицию экс-спикера парламента Грузии Нино Бурджанадзе в Москве заговорили о ней как о следующем грузинском президенте Грузии. До сих пор неизвестно, предпринимала ли Москва попытки с ней договориться, однако власти Грузии не раз намекали, что за партией Бурджанадзе стоит Кремль. Сама экс-спикер в беседе со мной резко критиковала позицию Москвы, и заподозрить ее в пророссийских симпатиях лично мне было трудно.

Однако в последние полгода Москва заметно активизировалась в поиске достойной замены Саакашвили. В начале этого года в Москве прошел съезд Союза грузинского народа под предводительством его президента, российского бизнесмена Михаила Хубутии, которого грузинские власти тут же окрестили ставленником ФСБ. Суть съезда сводилась к декларации о недопустимости интеграции Грузии в НАТО, а Михаила Хубутию после съезда записали в кандидаты в президенты Грузии. В мае в Сочи прошел международный съезд Ассамблеи народов Грузии, организованный грузинским бизнесменом осетинского происхождения Гочей Дзасоховым, бежавшим в Россию после августовской войны. Дзасохов вряд ли может претендовать на президентское кресло в Грузии, однако вполне подходит на роль несогласного с режимом Саакашвили грузина, готового с различных трибун клеймить этот режим и призывать мировое сообщество остановить интеграцию Грузии в НАТО, ведущую страну к гибели (именно эта мысль и была отражена в резолюции съезда). На съезде в Сочи обозначился и очередной кремлевский проект: им стал питерский бизнесмен Александр Ебралидзе, чье состояние, по данным "РБК. Рейтинг", оценивается в $125 млн. Ебралидзе называют приближенным к кругу Путина человеком, а его происхождение (родился в Батуми) породило немало слухов о его связях с экс-главой Аджарии Асланом Абашидзе. "Я буду бороться за пост президента Грузии, я уже начал движение в этом направлении, я перестраиваю свою жизнь и свой бизнес",— заявил мне Александр Ебралидзе после съезда, сообщив, что намерен приобрести в Грузии печатные и электронные СМИ. На мой вопрос, каким образом он собирается участвовать в грузинских выборах, являясь российским гражданином, бизнесмен ответил без запинки: "Конституцию делают люди, изменения в нее тоже вносят люди".

Один из чиновников правительства Грузии так прокомментировал мне появление Ебралидзе:

— Москва явно не собирается ждать выборов 2013 года. Такие, как Ебралидзе, являющиеся российскими гражданами, возглавить страну могут только вследствие какого-то большого потрясения типа войны, после которой ни конституция, ни мнение народа ничего решать не будут. И в этом смысле я не удивлюсь, если они сделают ставку даже на какого-нибудь генерала Думбадзе.

Упоминание известного участника аджарского сопротивления генерала Думбадзе в контексте поиска Кремлем новых кандидатов на пост президента Грузии вовсе не случайно. Романа Думбадзе называют одним из самых преданных России людей. Напомню, что генерал был арестован в 2004 году за отказ подчиниться приказам Михаила Саакашвили. После августовской войны в Южной Осетии по требованию генерала Вячеслава Борисова, командовавшего операцией по принуждению к миру, генерал Думбадзе был передан российской стороне в обмен на 12 грузинских военнопленных. Сейчас, по данным грузинских СМИ, генерал Думбадзе живет на даче генерала Борисова и собирается возглавить один из отделов УФСБ по Южному федеральному округу.

Неформальная партия Аслана Абашидзе считается наиболее влиятельной среди политических сил, заявивших свои права на президентское кресло в Грузии. Кандидат, которого поддержит Абашидзе, имеет больше шансов, чем остальные. Абашидзе авторитетен, он из древнего грузинского рода, который, как считается, сохранил Аджарию в составе Грузии. К Абашидзе особое отношение и в Москве. Известно, что сдача Аджарии Саакашвили была осуществлена по настоянию Москвы — в обмен на гарантию соблюдения российских интересов в Грузии. "Путин пообещал Саакашвили бескровную сдачу Аджарии в обмен на то, что российские военные базы из Грузии не уйдут,— рассказал мне как-то депутат Петр Мамрадзе.— Аджарию сдали. В Батуми прислали Иванова, который убедил Абашидзе уехать. Однако вскоре после этого грузинский парламент инициировал вывод российских военных баз и штаба ГРВЗ из Грузии. После этого Путин сказал, что с этим кидалой разговаривать больше не о чем. И началось противостояние, которое привело к войне".

Одним из ставленников Абашидзе называют его ближайшего соратника Левана Пирвели, грузинского гражданина, после "революции роз" получившего политическое убежище в Австрии. За последние восемь месяцев Пирвели сумел организовать несколько конференций международного уровня в Вене, на которых присутствовали как депутаты австрийского парламента, так и иностранные дипломаты. Я была на одной из таких конференций: смысл речей выступающих, в том числе лидера австрийской Партии свободы Ганса Христиана Штрахе, сводился к осуждению режима Саакашвили и необходимости решать проблему Грузии исключительно через Россию.

В беседе со мной Леван Пирвели признался, что намерен баллотироваться в президенты Грузии, тем более что для этого ему не надо обходить законы своей страны: "По закону Грузии я имею право стать кандидатом, поскольку нахожусь в эмиграции не по своей вине, а вынужденно. У меня есть поддержка как в Грузии, так и в ряде стран, которые понимают, что, если Саакашвили останется, Грузия перестанет существовать" (интервью с Леваном Пирвели).

От одного из грузинских политиков я услышала такую характеристику Пирвели: "Он мафиози — как Патаркацишвили. И он человек Аслана. Шансы его выше, чем у других кандидатов, потому что он не считается промосковским и живет в Вене. Но он, несомненно, промосковский".

С Асланом Абашидзе мне удалось встретиться как раз через Левана Пирвели. Встреча, однако, была неофициальной, поэтому я не могу цитировать своего собеседника, а только поделюсь личными впечатлениями. Мне показалось, что сам Аслан Абашидзе не намерен участвовать в борьбе за президентское кресло, однако он очень хочет вернуться в Грузию — разумеется, если там будет устраивающий его президент.

Конечно, все изложенное имеет смысл, если предположения о новой войне между Россией и Грузией небеспочвенны. Эти предположения кажутся нелепыми только до тех пор, пока не вспоминается весна прошлого года — когда незадолго до начала боевых действий российские эксперты и политики в один голос говорили о том, что война с Грузией невозможна.

Тэги:

Обсудить: (0)

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

Социальные сети

обсуждение