Коротко

Новости

Подробно

Кино с непредсказуемым бюджетом

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 27

На 78-м международном кинорынке, который проходил недавно в Сочи одновременно с "Кинотавром", только и разговоров было, что о намеченных на 25 июня парламентских слушаниях о развитии российской кинематографии. Ситуация в российском кино непростая: остановлены десятки проектов, нет денег, перспективы туманны. Многие по-прежнему считают, что для решения этих проблем нужны большие государственные деньги, но все больше и тех, кто рассчитывает на собственные силы и добивается успеха малыми средствами.


АЛЕКСЕЙ ХОДОРЫЧ


"Десять тысяч уволенных"


В отличие от кинофестиваля, где тон задают звезды и журналисты, на кинорынке решают свои проблемы владельцы кинотеатральных сетей, дистрибуторы, продюсеры и инвесторы. Дистрибуторы и производители предлагают прокатчикам свой товар, а те решают, какие фильмы взять и в каком количестве, чтобы расписать кинопоказы в своих кинотеатрах на несколько месяцев вперед. Тут же обсуждается текущая ситуация и перспективы киноиндустрии.

В этом году бизнес-мероприятие приобрело особую остроту в связи с кризисом и остановкой многих кинопроектов. Один продюсер даже говорил про "десять тысяч уволенных работников киноиндустрии". "Мне звонят ежедневно в поисках работы,— говорит гендиректор кинокомпании "Импортфильм" Валерий Кречетов,— а у меня ее тоже нет, мы тоже пока выжидаем. Сейчас в стадии завершения пара десятков проектов на всю Россию, они дают хоть какую-то работу. А что потом — непонятно".

Ситуация усугубляется и тем, что в этом году, впервые за много лет, на кинорынок не поступила господдержка. Выдача помощи была заморожена до вступления в силу новой схемы финансирования государством проектов, в которых оно заинтересовано.

Говорят, в киноиндустрии борются две группировки и каждая продвигает свою схему поддержки. Первая отстаивает идею освоения денег силами двух-трех зарекомендовавших себя компаний, вторая выступает за выделение денег на те проекты, которые будут отобраны специальной комиссией. Какой подход победит, все еще неясно.

Пока даже участники кинопроизводства радуются победе над федеральным законом N 94 "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд", согласно которому деньги на кинопроекты выделялись государством по такой же схеме, что и на закупку лампочек или канцтоваров.

"В Минэкономразвития,— говорит гендиректор исследовательской компании Movie Research Олег Иванов,— конечно, понимали, что кино — это не цемент, но исключения для киношников делать не желали, поскольку не было законодательной базы. Но вот теперь решение, похоже, найдено, помощь теперь будет идти по законам, определяющим субсидирование. Конкретная схема пока не раскрывается, но уже ясно, что ФЗ N 94 в области поддержки кино больше работать не будет. Прежняя схема не просто не учитывала интересы кинопроцесса. Победителем в борьбе за господдержку становился тот, кто предлагал самые низкие цены, а не лучшее кино".

Некоторые надеются, что деньги государства будут впрыснуты в отрасль этой осенью, однако уже ясно, что они вряд ли появятся на рынке раньше 2010 года. Пока же киноиндустрия держится на зрителе. Ведь и сейчас, во время кризиса, посетителей в кино меньше не стало. В 2008 году общие сборы составили около 20 млрд руб. (около $800 млн), и, судя по посещаемости, в этом году сильного спада не будет. Оно и понятно, кино сегодня — самое доступное развлечение: средняя цена билета по России — 163 руб.

Но если денежный поток не иссякает, почему остановлены десятки кинопроектов?

"Да просто этот пузырь наконец лопнул"


Сегодня в России на 100 тыс. человек приходится 1,3 современного кинозала, тогда как во Франции, например, 15, а в США и вовсе 30-40. Именно это — нехватку кинозалов — в последние годы и называли главной причиной невысокой эффективности кинобизнеса. Он был убыточным, не выдерживал конкуренции с американскими блокбастерами. Прокатчики предпочитали "загружать" залы голливудской продукцией, а не отечественными лентами. Но в последние годы ситуация стала меняться, современных кинозалов все больше. Продюсеры убеждали инвесторов в том, что их деньги вот-вот вернутся с прибылью: посмотрите — строятся сотни новых кинозалов, дело выгорит. Оно и выгорело — почти в буквальном смысле. Как выясняется теперь, когда говорили о новых кинотеатрах, речь почти всегда шла о кинозалах при торгово-развлекательных комплексах (ТРК), которые рассматривали кино только как инструмент для привлечения покупателей. Киноинвестор тратился на оборудование (кресла, экраны и т. п.), аренду и мог рассчитывать вернуть затраты через три-четыре года. Кризис остановил строительство новых ТРК, а некоторые были закрыты, что привело к закрытию и 29 кинозалов. Новых ТРК не предвидится в ближайшие годы, а строить полноценные мультиплексы вне ТРК никто и не собирался: такие проекты окупаются десятилетиями.

"Дело в том, что количество кинозалов имеет решающее влияние не только на прибыльность кинобизнеса, но и на качество самого продукта,— говорит гендиректор компании SPL Film (студия Павла Лунгина) Василий Бернхардт.— Грубо говоря, чтобы понять, насколько хороши ботинки твоего пошива, нужно их продавать, а если существующее количество магазинов не позволяет продавать достаточное количество ботинок, как узнать, что ты шьешь? То есть помимо прибыли рынок должен формировать здоровую конкуренцию, которая, в свою очередь, будет создавать стандарты качества в индустрии. А как только появится прибыль, то и стандарты появятся, а у индустрии — вектор развития. У наших же продюсеров такого вектора нет. Ни идеологического, как раньше в СССР или США, ни коммерческого, как сегодня в США, никакого другого, поэтому у демотивированных и дезориентированных продюсеров и фильмы получаются невнятные".

Впрочем, и в нынешних непростых условиях в России есть успешные кинопроекты. Например, коммерчески успешными являются все проекты нового главы Гильдии продюсеров России Рената Давлетьярова. Самые известные — "Любовь-морковь" и "Любовь-морковь-2", при затратах $8,3 млн на производство и рекламу они в совокупности принесли $32 млн кассовых сборов.

Или, например, проекты компании "Леополис", которую считают самой агрессивной и динамичной на рынке, их фильмы "Гитлер капут!" и "Любовь в большом городе", при разном к ним отношении, всегда собирали хорошую кассу (общие сборы $23 млн при общих затратах на производство и продвижение около $12 млн).

"Нужно снимать жанровое, бюджетное, востребованное кино,— говорит гендиректор компании "Леополис" Георгий Малков.— Его всегда покупают. А если оно еще будет и произведено в разумном бюджете, то это становится выгодным бизнесом. Вот, например, многие упрекают фильм "Любовь в большом городе" во вторичности, а "Гитлер капут!" в пошлости и балаганности, но люди хотят понятных, ожидаемых эмоций. Мы не гении и не претендуем на это, наши фильмы трудно назвать новаторскими, да мы сами видим их недостатки, но зато они востребованы, люди покупают на них билеты. Наши российские продюсеры в основном не очень вникают в механику процесса. Мы пытаемся вникать. Возможности этого бизнеса, конечно, ограничены размерами самого рынка, и в условиях экономического кризиса мы сами начали заниматься еще и дистрибуцией, т. е. не только производить, промоутировать, но и прокатывать фильмы, и претендуем на те самые 10-15% дистрибуторских (50% остается в прокате, минимум 5% уходит на рекламу и 30-35% получает производитель.— "Деньги")".

Многие оценивают нынешнюю ситуацию так: "Да просто этот пузырь наконец лопнул. Из отрасли ушли временщики и неумехи, и теперь у тех, кто действительно пытается работать на результат, больше возможностей".

В условиях обмеления денежных потоков многим продюсерам приходится заниматься черной работой: бороться против утаивания выручки от продажи билетов в киносетях или против распространения кино в пиринговых сетях.

Сейчас на законодательном уровне принимаются меры для усиления контроля за киносетями (вопрос об "электронном билете" в киноиндустрии считают практически решенным), для борьбы с интернет-пиратами (торрент-сетями), хотя вряд ли это поможет кинобизнесу увеличить доходы. Некоторые эксперты считают, что серьезного занижения билетной выручки в отрасли нет. Часть выручки, возможно, и "пропадает" в провинциальных несетевых кинотеатрах, но это капля в море, и никакой "электронный билет" не сможет превратить эту каплю в струю, а вот стоить это будет недешево. Многие призывают не идеализировать возможности контроля за торрент-сетями: провайдеры будут контролировать их на уровне файлообменных серверов — вплоть до отключения пользователя, передающего или качающего кино. Однако недавно вышла новая версия браузера Opera, позволяющая пользователю превратить домашний компьютер в сервер, а существующие программы для скачивания и раздачи файлов с торрент-трекеров позволяют организовывать обмен файлами напрямую, без участия файлообменных серверов. Другими словами, не будет никаких серверов, которые можно было бы контролировать. Да и невозможно понять, кто что у кого качает, передается ли при этом от пользователя к пользователю легальный и бесплатный дистрибутив OpenOffice, собственный видеопроект или пиратская копия фильма. А Конституция РФ гарантирует неприкосновенность передаваемой информации.

Сегодня все громче голоса тех, кто считает, что российская киноиндустрия сможет выжить при одном условии: если рухнет.


На пороге перезагрузки


"У нас даже сегодня, при снижающихся ценах на услуги, минимальный бюджет коммерческого фильма — $1,5 млн. До кризиса — $2, 5 млн. Но $1,5 млн все равно много. Вспоминается ирландский фильм "Однажды", который был снят за $150 тыс. и собрал по миру $20,5 млн. Успех ему принесла простая, но цепляющая за душу история,— делится своими размышлениями генеральный директор Свердловской киностудии Михаил Чурбанов.— Вот чему нашим кинопродюсерам надо учиться".

"Скоро многие будут вынуждены работать за значительно меньшие деньги, многие — бесплатно, в расчете на результат,— уверенно прогнозирует Василий Бернхардт.— А с чего это все решили, что можно тратить деньги не считая, да еще и не работая? Как-то познакомился с одной известной голливудской актрисой, актриса с именем, но у нее день расписан поминутно: актерское мастерство, работа с психологом, спорт. Покажите мне нашего актера, который раз в день занимается актерским мастерством. И почему осветитель не может получать меньше $10 тыс. в месяц? Откуда такие цены?"

"Я как-то видел, как снимался один высокобюджетный фильм,— рассказывает гендиректор Major Film Денис Филюков.— Кран, аренда которого стоила 30 тыс. руб. в день, стоял без дела почти месяц. Конечно, можно потратить миллион, а можно поискать, повыбирать, поторговаться и насчитать бюджет на $300 тыс. Нужно очень сильно постараться, чтобы не снять за эти деньги вполне приличный фильм прокатного качества, просто пока "не мелочились", а это на качестве часто сказывается".

Кстати, один из самых зрелищных и позитивных фильмов фестиваля "Кинотавр" — фильм Григория Константинопольского и Андрея Новикова "Кошечка" — был сделан всего за $80 тыс. Просто на таланте, на идее. Может, это и есть первая ласточка?

Другой путь к выживанию и успеху связан с объединением сил. 13 июня презентовала свои проекты группа "Объединенные кинопродюсеры" — United Film Makers, ядро компании составляют Сергей Грибков ("Топ лайн групп"), Юсуп Бахшиев (Arnold and Gregor), Аркадий Данилов. Компания совместно с партнерами (Киностудия имени Горького, Свердловская киностудия, Ялтинская киностудия, кинокомпании "Монументал" и "ВВП Альянс") представила восемь разножанровых проектов, рассчитанных на разные аудитории. Второе объединение — кинопрокатная группа "Наше кино", куда вошли компании СТВ (Сергей Сельянов), "Профит" (Игорь Толстунов), "Красная Стрела" (Валерий Тодоровский и Вадим Горяинов).

А вот компания RWS — "Всемирные русские студии" (входит в холдинг "Система Масс-медиа", дочернюю компанию АФК "Система") создала специализированную структуру — RWS Finance Film, которая будет заниматься поиском и финансированием кинопроектов. "Наша компания,— говорит главный продюсер RWS Сергей Члиянц,— выделила $20 млн как на завершение существующих проектов, так и для привлечения новых. Мы понимаем, что не можем взять на работу самых талантливых людей, но мы можем кинуть клич, и мы действительно готовы к реализации совместных проектов. Этих $20 млн должно хватить минимум на семь-восемь проектов — это то, на что мы можем претендовать и что может, по нашему мнению, сегодня переварить рынок".

Начинают российские продюсеры обращать внимание на такой полезный в кинобизнесе инструмент, как копродакшн, т. е. совместное производство. Состоявшийся в рамках Московского международного кинофестиваля фестиваль по копродакшну показал, что дело сдвинулось с мертвой точки. "Я вижу,— говорит генпродюсер "Тандем Пикчерс" и представитель European Audiovisual Entrepreneurs (EAVE) Анна Качко,— что пока наши продюсеры используют возможности по совместному производству далеко не в той мере, в какой это сегодня возможно, а ведь это очень кризисный и бюджетный шаг. С одной стороны, минимизирует риски, с другой — расширяет рынки сбыта. Ко мне регулярно обращаются продюсеры разных стран, заинтересованные в копродукции с Россией, но вот российские компании часто не могли вдумчиво подойти к вопросу. Теперь ситуация меняется. Скоро в силу вступят дополнительные межгосударственные соглашения, облегчающие сотрудничество".

И на "Кинотавре", и на Московском международном кинофестивале многие вновь и вновь возвращались к теме проката: 1900 кинозалов мало для России. Но на самом деле их как минимум на 1000 больше, если считать кинотеатры старого образца. "Инвесторы не рассматривают такие кинотеатры как интересный бизнес просто потому, что выжать из них прибыль практически невозможно,— говорит гендиректор Государственного киновидеопредприятия Ленинградской области Мирза Алиев.— Однако зрители в малых городах интересуют киноиндустрию, это их аудитория, готовая отдавать свои деньги за развлечения, поскольку других развлечений там подчас и нет. Мы сейчас продвигаем идею государственно-частных партнерств, которые могли бы развивать концепцию так называемых медиатеатров. То есть, условно говоря, муниципалитет берет на себя содержание помещений, создание на их базе культурных центров, где можно было бы показывать и спектакли, и даже футбол, например".

Комментарии
Профиль пользователя