Коротко


Подробно

Власть, нефть, кровь

Криминал

Павел Шеремет


В Московском городском суде начался процесс, который может иметь скандальные политические последствия. Судят банду киллеров и бывшего сенатора-миллиардера. Но при этом поминают президента Башкирии Муртазу Рахимова и его сына Урала.

Здание Московского городского суда напоминает осажденную крепость. Повсюду бойцы спецназа ФСИН с автоматами, конвоиры дежурят вместе с собаками, оперативников ФСБ в штатском больше, чем случайных прохожих. Предварительное заседание суда по уголовному делу бывшего сенатора от Башкирии Игоря Изместьева и кингисеппской банды проходило в закрытом режиме. Сам процесс тоже будет закрытым: следствие настаивало и суд согласился с тем, что дело необходимо засекретить. Теперь шокирующие подробности криминальной саги мы будем узнавать только в искаженном и часто анонимном пересказе.

Игоря Изместьева и 12 членов ОПГ обвиняют в убийствах, покушениях и терроризме, всего набралось эпизодов 20. Изместьев настаивает на своей невиновности, просит отпустить его под подписку о невыезде. Из всех его просьб удовлетворили только одну — рассматривать дело судом присяжных. До 7 июля определятся с кандидатурами присяжных заседателей, и после этого ежедневные заседания суда возобновятся. Дело обещает быть долгим и, как принято в таких случаях писать, резонансным. В нем, словно в детективном романе, описаны кровавые особенности новейшего российского капитализма со спортсменами-убийцами, случайными миллионерами, потерявшими чувство реальности, и политиками, погрязшими в коррупции и криминальных отношениях.

Банда


Кингисеппской преступную группировку называют по топографическому признаку: основатели и главари ОПГ — Георгий Сафиев, Имран Ильясов и Сергей Финагин — жители города Кингисеппа Ленинградской области. Сафиев в свое время бежал в США, но, если так можно выразиться, неудачно: в 2002 году его изувеченное тело нашли в озере. Часть банды — 7 человек — вместе с Имраном Ильясовым осудили в январе 2008 года (Ильясов получил 19 лет колонии). Сейчас дошла очередь до Сергея Финагина, которого арестовали в декабре 2006 года.

Следствие установило, что банда организационно оформилась в 1992 году в Москве. Георгий Сафиев к тому времени был учредителем банка "Российский капитал" и подбирал себе людей для силового обеспечения и разных деликатных поручений. Сначала бывшие спортсмены охраняли ночной клуб "Манхэттен-экспресс" и банк. Решая вопросы с уголовниками и появившимися бандами рэкетиров, сотрудники созданного ЧОП "Перевал" сами довольно быстро перешли к убийствам и вымогательству. Свое первое убийство чоповцы совершили в конце 1992 года, потом, в начале 1993 года, добрались даже до Минска, где убили председателя совета директоров АКБ "Белбизнесбанк" Александра Лисничука. В краткие сроки был налажен настоящий конвейер по исполнению криминальных заказов, который бесперебойно действовал более 10 лет.

На банду вышли осенью 2004 года. Тогда в центре Москвы милиционеры задержали бывшего подводника из Петербурга Александра Пуманэ. В машине отставника нашли несколько мин, в его гараже — склад оружия и боеприпасов. Первоначально решили, что Пуманэ — террорист, связанный с чеченскими боевиками. Подозревали, что он собирался взорвать кортеж президента Путина. Во время ночного допроса в 83-м ОВД Пресненского района Пуманэ от побоев скончался. Но оказалось, что Пуманэ не террорист, а киллер, член кингисеппской группировки. С этого времени ОПГ занялись вплотную. Дольше всех искали Сергея Финагина. Он сделал себе пластическую операцию, изменил фамилию, обзавелся новыми документами и скрывался в Санкт-Петербурге. Из его показаний и выросло новое многотомное дело.

Нынешний суд рассматривает эпизоды, связанные в той или иной степени с Башкирией. Преступления разных лет, совершенные в период с 1994 по 2004 год, но так или иначе завязанные на башкирские дела и башкирскую нефть: убийства директора по производству Ново-Уфимского нефтеперерабатывающего завода Салавата Гайнанова, главного бухгалтера "Башнефтехимторга" Валерия Сперанского, сотрудника фирмы "Ронекс" Олега Булатова и председателя правления фирмы "ВМС-Октан" Василия Хатаришвили, многочисленные покушения на владельца компании "Башнефть-МПК" Юрия Бушева и убийство его гражданской жены, московского нотариуса Галины Перепелкиной. Кроме этого в деле рассматривается покушение в сентябре 2003 года на сына президента Башкирии, гендиректора ОАО "АНК "Башнефть"" Урала Рахимова, попытка взрыва машины в Уфе и поджог типографии в городе Златоусте.

Сенатор


В деле две ключевые фигуры — руководитель банды убийц Сергей Финагин и бывший сенатор от Башкирии Игорь Изместьев. По мнению следствия, Изместьев — заказчик всех вышеперечисленных преступлений. Именно присутствие бывшего сенатора создает скандальный политический фон и может привести к серьезным политическим последствиям.

История Изместьева — это типичная история нового русского бизнеса, когда миллиарды словно падали с неба в руки особо циничных и небрезгливых людей. За короткий срок тихий паренек из города Салавата превратился в хозяина жизни с "особняком типа дворец", отстроенным напротив резиденции президента России, был сказочно богат, заседал в Совете Федерации.

Карьерный взлет у уроженца Салавата случился феерический. После возвращения со службы в рядах Советской Армии Игорь Изместьев устроился инженером в торговый дом "Восток", затем по протекции студенческого товарища перешел в отдел внешних связей Ново-Уфимского НПЗ. Оттуда директор завода Гайнанов направил паренька торговать нефтепродуктами в Москву. Возглавив компанию "Нефтепродукты и доставка" Изместьев с 1993 года покорял российскую столицу, не забывая о Башкирии. Дело в том, что торговую компанию создали, чтобы через нее продавать нефтепродукты четырех уфимских НПЗ. Кредиты брали в том числе и в банке "Российский капитал", которым командовал лидер кингисеппских Сафиев. Так Изместьев познакомился с членами банды. Правда, Георгий Сафиев и до знакомства с молодым предпринимателем хорошо знал и директоров башкирских заводов, и даже сына президента республики Урала, как следует из материалов дела.

Изместьев с Уралом Рахимовым познакомился довольно поздно, только в 1996 году, когда через свои компании занялся финансированием поставок нефтепродуктов с башкирских НПЗ. При цене на нефть 8-12 долларов за баррель заводы в середине 1990-х годов сильно нуждались в оборотных средствах, банкиры и трейдеры этим активно пользовались. Никто не скрывал, что Урал Рахимов является, по сути, руководителем всего Башкирского топливно-энергетического комплекса и напрямую влияет на профильный бизнес (говорили даже, что именно он решает, какие автомобили могут себе позволить директора заводов). Изместьев, как утверждают многие, сумел завоевать доверие Урала: четко исполнял его поручения, не перечил, стал нужным и полезным.

Именно Изместьев познакомил младшего Рахимова с Сергеем Финагиным. По утверждению бизнесмена, Урал искал людей для разных щекотливых поручений, и Изместьев вспомнил бывших охранников ЧОПа "Перевал", с которыми сидел когда-то в одном офисе и которых знал как людей Георгия Сафиева. Финагин периодически обращался к Изместьеву с разными предложениями по бизнесу, но каждый раз невпопад. По стечению обстоятельств, после того как состоялось знакомство кингисеппская бригада зачастила в Башкирию.

Хроника криминальных эпизодов на разных этажах местного бизнеса впечатляет. Первоначальное накопление капитала в республике сопровождалось заказными убийствами директоров нефтеперерабатывающих заводов, бизнесменов и их помощников, ближайшего сподвижника Урала Рахимова и главного бухгалтера башкирского ТЭКа Сперанского, других активных участников и случайных свидетелей строительства российского капитализма на отдельно взятой территории.

На жизни самого Изместьева перемены в непростой местной действительности сказались неожиданно: в январе 2001 года он был представлен башкирскому президенту, а через неделю после этого стал... сенатором от славной республики, превратившись в одночасье в "политика федерального масштаба". Знаменитым, правда, Изместьева сделала не политика, а размах гуляний на пленэре. Особняк сенатора находился как раз напротив резиденции президента через Москву-реку в деревне Александровке. Говорили, что своими буйными праздниками и фейерверками Изместьев настолько утомил соседей на другом берегу, что в конце 2006 года Мособлсуд принял решение снести сенаторский особняк. Но этот удар судьбы для столь удачливого прежде Изместьева оказался уже не первым — закат его суперкарьеры начался тремя годами раньше.

Роковым для него стал 2003 год, когда он поссорился с семьей Рахимовых и практически свернул бизнес в Башкирии. Причины размолвки знатокам башкирской закулисной жизни понятны: Урал Рахимов был недоволен возросшей самостоятельностью своего протеже, к тому же возникли конфликты по конкретным сюжетам, в частности из-за денег по "байконурской схеме". На Байконуре, напомним, была создана офшорная зона, через которую, убегая от налогов, работали почти все основные российские нефтяные компании. Арбитражный суд признал схему незаконной, были выставлены штрафы, и с компании "Башнефтехимторг" — ключевого звена башкирского ТЭКа — взыскали многомиллиардные суммы. Говорят, Рахимов считал, что Изместьев должен компенсировать потери.

К деньгам, как всегда, примешалась политика. В 2003 году на выборах президента республики Изместьев выдвинул свою кандидатуру. Эксперты называли его дублером Муртазы Рахимова, но обстановка во время избирательной кампании была настолько нервозной, что внутри команды начались конфликты. И хотя сенатор в итоге снялся с выборов в пользу президента Башкирии, осадок остался.

Тучи густели, а гром грянул в конце 2006 года — был арестован Финагин, который в своих показаниях указал на Изместьева как на главного заказчика самых громких криминальных дел. Сенатор тогда успел написать заявление с просьбой снять с него полномочия члена Совета Федерации и срочно уехал "лечиться в Швейцарию". Но решетки все же не избежал.

История его ареста — результат продуманной многоходовой спецоперации. Премьер-министр Киргизии Феликс Кулов, бывший глава службы национальной безопасности, пригласил Изместьева в Бишкек якобы на переговоры по поводу инвестиций в местные предприятия. Потерявший бдительность бывший сенатор прилетел в январе 2007 года в столицу Киргизии обсуждать дела. Но прямо в аэропорту был арестован и передан в руки оперативников ФСБ России.

Власть и кровь


Эксперты убеждены: дело кингисеппской группировки и бывшего сенатора может стать ключевым в вопросе смены власти в Башкирии. Убежденность основана на том, что Изместьев, попав в заключение, заговорил. После ареста он даже обращался из тюрьмы к президенту и писал о том, что стал жертвой "политических и экономических интриг Рахимова Муртазы Губайдулловича и его сына Урала".

Вот фрагмент этого послания: "Волей судьбы я долгое время был близок к этой семье, Муртаза Губайдуллович называл меня своим сыном, а Урал — другом. Занимаясь нефтяным бизнесом вместе с Уралом, мы четко следовали указаниям Муртазы Губайдулловича. Осмыслив его покровительство, я многое стал понимать. Понял и то, что меня долгое время готовили для роли "овцы на заклание" для того, чтобы перевалить на меня груз не только своих неумных поступков, но и, как я сейчас понял, преступлений".

Экономика, впрочем, фигурировала в показаниях Изместьева на раннем этапе следствия. Потом начались рассказы о подоплеке упомянутых в деле убийств и покушений. И в своих показаниях, как утверждают осведомленные источники, бывший сенатор прозрачно связывает эти преступления с интересами башкирской власти. Это несколько десятков томов уголовного дела. Как обойдется с ними суд — ключевой теперь вопрос.

Занятно, что подсудимого Изместьева поддержал потерпевший Юрий Бушев. Согласно официальному обвинению, Изместьев несколько раз покушался на жизнь Бушева и поручил убить его жену Галину Перепелкину. "Я раньше считал Изместьева как-то причастным ко всем этим делам, но после ознакомления с материалами дела, я вижу, что он не виновен, а стал козлом отпущения и подсадной уткой Урала Рахимова",— настаивает сейчас Юрий Бушев.

Один из пяти адвокатов Изместьева, Сергей Антонов, уверен, что дело его подзащитного зависит от борьбы двух влиятельных групп в Москве — тех, кто хочет сохранить власть Рахимова в Башкирии, и тех, кто настаивает на кардинальных переменах в республике. Бывший сенатор, по мнению адвоката,— инструмент этой борьбы. Если в показаниях Изместьева против семьи Рахимовых найдут веские основания, то Башкирию ждет перетряска. Если нет, тогда громкие преступления, которые произошли в Башкирии за последние 15 лет, повиснут на Изместьеве.

Когда пытаешься вникнуть в многотомное "башкирское" дело, берет оторопь, столько всего там намешано: сомнительные схемы приватизации огромного топливно-энергетического комплекса, борьба за власть с привлечением уголовников, убийства как элементы бизнес-планов, личная месть, прогнившая правоохранительная система... Хватит ли у федерального центра политической воли и исполнительского таланта, чтобы разгрести это болото? Или же возобладает давняя традиция: договориться, чтобы успокоить и себя, и публику.

История кингисеппской группировки


За более чем 10 лет активной деятельности кингисеппская организованная преступная группировка (ОПГ) прославила родной город ее создателей, совершив полтора десятка заказных убийств и покушений.

Группировка создана в 1992 году в Москве на базе ЧОП "Перевал" жителями Кингисеппа (Ленинградская область) — бывшими боксерами Имраном Ильясовым и Сергеем Финагиным. Первоначально занималась защитой бизнеса двоюродного брата Ильясова Георгия Сафиева (в 1999 году выехал в США, где в 2002-м был убит). В декабре 1992 года ее первой жертвой стал дагестанец Руслан Кадиев, который обвинил Сафиева в исчезновении своего брата и обещал отомстить. Вскоре ОПГ занялась исполнением убийств, заказы на которые получал Финагин. С 1992 по 2002 год банда, в которую входило около 20 человек, совершила по меньшей мере 12 убийств. Самыми громкими стали убийства директора по производству Ново-Уфимского НПЗ Салавата Гайнанова в 1994 году и главбуха группы "Плаза" Людмилы Красногер в 2001 году.

Расследование деятельности ОПГ началось после задержания в сентябре 2004 года в Москве бывшего подводника Александр Пуманэ, которого приняли за террориста. Выяснилось, что Пуманэ являлся членом группировки и готовил покушение на бывшего финансового директора "Славнефти" Юрия Бушева. В феврале 2005 года был задержан его сообщник Александр Иванов, сознавшийся в пяти убийствах. Благодаря его показаниям в 2005-2006 годах были пойманы практически все рядовые участники банды и ее главари Финагин и Ильясов. В 2007-2008 годах в Мосгорсуде прошли два судебных процесса над кингисеппскими. 16 членов группировки получили от 4,5 до 19 лет заключения, двое были оправданы.

В ходе одного из процессов Иванов сообщил, что заказчиком ряда преступлений выступал бывший сенатор от Башкирии Игорь Изместьев, а Финагин рассказал, как в середине 1990-х кингисеппские "перешли под Изместьева". 16 января 2007 года экс-сенатор был задержан в Бишкеке, вскоре его обвинили в организации убийств нотариуса Галины Перепелкиной и сотрудника фирмы "Ронекс" Олега Булатова. Впоследствии к делу, по которому проходят 12 членов группировки, добавились эпизоды еще о двух убийствах, одном покушении, терроризме и даче взятки. 10 июня 2009 года дело передано в Мосгорсуд.



Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение