Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 13

 Выставка коллекции Кенигса в ГМИИ


Пять веков европейского рисунка в истории СССР

       В Музее изобразительных искусств имени Пушкина состоялась пресс-конференция, посвященная открывающейся здесь 2 октября выставке "Пять веков европейского рисунка" из бывшего собрания Франца Кенигса. Зрители увидят великолепные рисунки работы Тинторетто, Веронезе, Рубенса, Рембрандта, Гольбейна, Дюрера, Ватто, Буше, Гварди, Тьеполо и многих других — все 307 работ из собрания Кенигса, которые после войны попали в ГМИИ. Здесь есть и такие редкие вещи, как произведения итальянских мастеров XIV-XV веков — Мантеньи или Пизанелло. К выставке издан отличный каталог. Художественное событие, однако, неизбежно является одновременно и политическим, поскольку на вещи, выставленные в ГМИИ, претендует Голландия. О драматической истории собрания рассказывает МИХАИЛ Ъ-БОДЕ; о пресс-конференции — ЕКАТЕРИНА Ъ-ДЕГОТЬ.
       
История собирания, продажи и перемещения коллекции
       Коллекция западноевропейской графики XIV--XIX вв. была собрана немецким банкиром Францем Кенигсом (1881--1941), переехавшим в 1922 году в Хаарлем (Голландию). В послевоенное время, когда стоимость произведений искусства была относительно невысокой, Кенигс смог приобрести на аукционах Лейпцига и Амстердама целые серии рисунков старых мастеров. Причем, всегда педантично относясь к провенансу. В результате, к концу 1931 года у него собралась коллекция, насчитывавшая свыше 2600 листов (от мастеров поздней немецкой готики до немецких романтиков XIX века).
       Экономический кризис 1930-х годов отразился на финансовом положении коллекционера. В 1935 году он был вынужден передать свое собрание в качестве залога по финансовым обязательствам банку Лиссер и Розенкранц в Амстердаме, который депозировал его в Музее Бойманса (Роттердам). Ввиду угрозы немецкого вторжения банк потребовал от музея либо переправить коллекцию в Америку, либо реализовать ее. Последний вариант оказался предпочтительнее — в начале 1940 года новым владельцем стал богатый голландский коммерсант и коллекционер Д. ван Бейнинген (1877-1955), связанный не только с Музеем Бойманса, но и с нацистской партией. Уже в конце года Бейнинген за 1,4 млн. гульденов продал 526 рисунков Хансу Поссе, историку искусства, директору Дрезденской галереи и члену нацистской партии. Сделка была взаимовыгодной. Бейнинген нуждался в средствах для приобретения картин Вермеера (впрочем, на вырученные деньги он накупил немало фальшивок). Ханс Поссе с 1939 года по заданию Гитлера занимался комплектованием будущего "музея фюрера" в Линце (Австрия) и скупал в Европе произведения искусства. Вероятно, и принадлежность к одному политическому кругу сыграла в этом деле не последнюю роль. Однако для отбора 1/5 части коллекции на продажу была создана специальная комиссия из авторитетных историков искусства, в том числе известного Макса Фридлендера. Отбирали таким образом, чтобы в оставшейся, основной части коллекции не было лакун. Эта часть и поныне хранится в Роттердаме в Музее Бойманс-ван Бейнинген.
       В 1941 году коллекция поступила на хранение в гравюрный кабинет Дрезденской галереи. В том же году при невыясненных обстоятельствах в дорожной катастрофе в Кельне погиб ее собиратель Франц Кенигс. В конце войны "коллекция Кенигса" наряду с другими произведениями из Дрезденской галереи была укрыта в замках Саксонии. После войны 307 листов были отправлены в Москву, в ГМИИ им. Пушкина, где и содержались в "спецхране" в Кабинете графики. Большинство из остальных 180 рисунков (в основном немецкой школы) до сих пор числятся в розыске.
       Однако, в 1953 году один рисунок Дюрера из "Кенигской коллекции" был обнаружен союзниками в немецком музейном запаснике и затем передан правительству Нидерландов. В 1987 году правительство ГДР вернуло Нидерландам 33 рисунка из числа пропавших. В 1988 Лондонский Верховный Суд удовлетворил запрос Нидерландов по поводу возвращения рисунка Гольбейна, незадолго до этого представленного неким гражданином СССР на экспертизу в Британский музей. В 1991 году еще один рисунок из собрания Кенигса по суду был передан из рук частного нью-йоркского коллекционера в роттердамский музей.
       В 1992 году Министерство культуры РФ официально заявило о том, что 307 рисунков из "коллекции Кенигса" находятся в ГМИИ им.Пушкина. Через год была создана совместная рабочая нидерландско-российская группа специалистов по вопросу о реституции этой части. Экспертной группе были представлены 307 рисунков и 2 гравюры, опознанные как произведения из "коллекции Кенигса". В 1994 году совместная группа во главе с профессором Российского института государства и права М. М. Богуславским опубликовала доклад о юридическом статусе части "коллекции Кенигса", перемещенной на территорию СССР. В заключении утверждалось, что все юридические обоснования для реституции "коллекции Кенигса", в отношении которой правительством Нидерландов была выдвинута претензия, имеют законную силу и, следовательно, коллекция должна быть возвращена.
       
Обо всем этом на пресс-конференции не говорилось
       Чтобы попасть на пресс-конференцию в ГМИИ, требовалось пройти конкурс — директор музея Ирина Антонова сочла нужным контролировать число иностранных корреспондентов. Отбор, видимо, производился по результатам выставки "Дважды спасенные", когда некоторые издания сочли само название выставки лицемерным. На сей раз скандала не было. Журналисты вопросов почти не задавали, заместитель министра культуры Михаил Швыдкой сразу определил любые политические вопросы как "неприятные" и дал понять, что Антонова на них отвечать не станет. Сам же он вел себя как тонкий дипломат, то есть не говорил почти ничего в расчете на то, что будет хорошо понят.
       Понять можно было следующее. Проблема реституции зашла ныне в тупик, так как в стране в принципе не решен вопрос о власти. Министерство культуры стало вести себя осторожно, поскольку любые высказывания могут быть впоследствии использованы против него. Принятый Думой мораторий на всякие возвраты продлится, пока не будет принят Закон о перемещенных ценностях, то есть, по-видимому, вечно. Кстати, из-за моратория нельзя отправить на родину даже книги, от которых некоторые российские библиотеки рады были бы избавиться на условиях взаимовыгодного обмена.
       Великолепная коллекция, в течение десятилетий недоступная даже специалистам, вернулась в культурный обиход, и это без сомнения прекрасно. Смущает лишь то, что музей в равной мере гордится тем, что сохранил (именно потому, что не показывал), и тем, что, наконец, показал. Но это, видимо, нюансы, которые не должны портить праздника. Публику призвали погрузиться в приятные ощущения рядом с высоким искусством, и казалось, что мы на выставке сокровищ давно погибших царей, до которых никому нет дела, — Тутанхамона или Креза. Получалось, что искусство призвано прежде всего отвлечь зрителя от "неприятной" политики. По Москве упорно ходят слухи, что на официальном вернисаже выставки состоится модное дефиле. Не очень верится, но таков в последнее время стиль Музея изобразительных искусств, который иногда хочется назвать салонным.
       На пресс-конференции было подчеркнуто, что сохранность графических листов приятно поразила голландскую сторону. Действительно, в СССР много энергии тратили на сохранение государственных тайн. Чтобы оставить за вещами именно этот статус — чего-то монументального и в себе завершенного — а не придать им статус фрагмента большого собрания, российская сторона отказалась от предложения экспонировать коллекцию ГМИИ, вместе с другой, большей частью собрания Кенигса, которая находится ныне в музее Бойманса-ван Бейнингена в Роттердаме.
       
       

Комментарии
Профиль пользователя