Коротко


Подробно

Герои уездного города N

Вряд ли найдется такой человек, который бы не пробовал продукцию марки Nemiroff. Но многие до сих пор не знают, что имя бренда — это не фамилия его основателя, написанная на английский манер, а название города в Винницкой области на Украине, где уже со второй половины XIX века промышленным образом производят спирт и крепкие алкогольные напитки. Во всяком случае, так гласит предание.

Александр Павловский



Тихие N-ские будни



От Киева до Немирова по трассе Е95, соединяющей Санкт-Петербург с Одессой, можно доехать часа за три. Дорога отличная. Средняя скорость — около 100 км/ч. Е95 еще с советских времен не просто одна из важнейших автомагистралей страны, но и трасса стратегического значения. Часть ее, в районе поселка Гребенки, строилась как запасная взлетно-посадочная полоса. Местные жители, правда, не припомнят, чтобы на нее садились или с нее взлетали какие-нибудь самолеты, зато ремонтируют покрытие каждый год. Стоящие на трассе автозаправки ЛУКОЙЛа внушают ностальгическую мысль о единой большой стране, а то, что это все-таки Украина, вспоминаешь при виде традиционных мазанок, мелькающих вдоль дороги на хуторах. Эх, надо было взять в дорогу книжку Гоголя! Читать диканькинские рассказы, время от времени поглядывая в окно на убегающие хутора,— не это ли лучший способ скоротать время в дороге. Но хорошая мысль, как известно, приходит опосля...

Первое, что бросается в глаза при въезде в Немиров,— это, конечно же, новый ликероводочный завод: бело-голубое современное здание из стекла, металла и бетона с ярко-красной надписью Nemiroff. На асфальтированной площадке у завода — вереница большегрузных фур, стоящих в очереди на погрузку. А вокруг поля. Когда-то, почти в доисторические времена на них жили скифы. До сих пор местная равнина помнит о них по высоченным насыпным валам, окружавшим скифское поселение. От нового завода до самого города Немиров минут десять езды — город небольшой, всего 13 кв. км, а население — около 12 тыс. человек, из них 2 тыс. работают на предприятиях компании Nemiroff.

Городская инфраструктура маленького Немирова впечатляет. Тут тебе и кинотеатр, и отделения Райффайзенбанка, банкоматы которого стоят чуть ли не у каждого магазина. Продуктовые магазины — это отдельная статья. Работают они до 24.00, а некоторые и вовсе круглосуточно. Что же до изобилия и качества продуктов на их прилавках, то они сравнимы если и не с московской "Азбукой вкуса", то с "Седьмым континентом" — легко. Разве что по площади они не такие большие, конечно. Впечатляет и чистота улиц и дворов. Жизнь на них не вымирает после 20.00, как в других маленьких городах. Люди гуляют семьями или выгуливают собак, и, что примечательно, пьяных или тем более выпивающих на улицах нет.

Главная улица Немирова называется, как в Москве советских времен, улицей Горького. На ней, прямо друг напротив друга, стоят Первый ликероводочный завод компании Nemiroff, в котором на излете советских времен размещался кальвадосный цех, и Немировский спиртовой завод, основанный графом Строгановым аж 137 лет назад. Впрочем, лучше все по порядку.

Этнографическое предание



Регион Винницкой области, к которой и относится Немировский район, называется Подольем. С XVII века эти земли находились во владении знатного польского рода Потоцких, в XIX веке породнившегося с не менее знатным русским родом Строгановых. Именно на XIX век приходится пик первого расцвета Немирова. Хозяином имения в то время был граф Болеслав Потоцкий (1805-1893). Меценат и благотворитель, он содержал сиротский дом, богадельню, приют, больницу для крестьян и даже гимназию. Женат был на графине Марии Александровне Салтыковой, а их дочь Мария (1837-1882) вышла замуж за графа Григория Сергеевича Строганова (1829-1911), сына знаменитого государственного деятеля и коллекционера. Именно Григорий Сергеевич Строганов в 1872 году основал в Немирове винокуренный завод.

В 1857 году у Марии Болеславовны Потоцкой и Григория Сергеевича Строганова родилась дочь Мария Григорьевна, которой суждено было стать последней, но, пожалуй, самой деятельной хозяйкой немировского имения. Она была необычной для своей эпохи женщиной. Выйдя замуж за князя Алексея Григорьевича Щербатова, церемониймейстера высочайшего двора и дипломата, вечно пропадавшего в столице или в посольских миссиях, она приняла его титул и фамилию, а также взвалила на себя все тяготы по обустройству Немирова. Выписав из Праги архитектора Иржи Стибрала, она затеяла грандиозное для небольшого городка строительство. По проектам чешского архитектора в Немирове были возведены новый спиртзавод, электростанция, крытый рынок и Немировский дворец — признанный образец садово-паркового искусства, раскинувшийся на территории в 85 га.

К началу XX века основанная графом Строгановым винокурня производила уже более 5 тыс. полулитровых бутылок спирта в сутки. Однако особенно выгодным для частных винокурен в то время было получить контракт на поставки спирта на государственные водочные заводы. А это было непросто. Конкурентов, к тому же предлагавших более дешевую продукцию, было предостаточно. Развитие промышленности в Российской империи, повлекшее рост населения в больших городах, вызвало повышение спроса на дешевый спирт, который производили из картофельного сырья. Но княгиня Щербатова решила не идти на поводу у времени и продолжила выпускать пусть и более дорогой, но куда более качественный зерновой спирт. Как оказалось, это было стратегически верное решение. В ноябре 1906 года Немировский спиртзавод начал регулярные поставки спирта на казенные водочные заводы в Москву и Санкт-Петербург.

Не исключено, правда, что наряду с качеством продукции столь выгодному контракту в определенной степени поспособствовало и родство княгини с Петром Столыпиным, в июле 1906 года (то есть за несколько месяцев до заключения контракта о поставках продукции Немировского спиртзавода в Москву и Санкт-Петербург) ставшим председателем Совета министров Российской империи. Княгиня Щербатова приходилась свахой Петру Столыпину, то есть ее сын, Владимир Алексеевич, был женат на одной из дочерей Столыпина, Елене Петровне. Сам Петр Аркадиевич Столыпин неоднократно бывал в Немирове и останавливался во дворце княгини Щербатовой.

Как бы там ни было, существенную долю средств, вырученных от столь выгодного контракта, княгиня Щербатова расходовала на благотворительные и меценатские цели, продолжала семейные традиции своего деда Болеслава Потоцкого. В Немирове были вымощены улицы, вдоль которых поставили электрические фонари, построена бесплатная больница для бедных, содержались гимназия и монастырская школа для девочек. Княгиня принимала активное участие в финансировании строительства Киевского политехнического института, выделяла деньги, на которые способные дети немировцев обучались в Одессе, Киеве, Москве и Петербурге.

Благодаря меценатству и своей благотворительной деятельности княгиня пользовалась непререкаемым авторитетом у местных жителей. Поэтому с приходом советской власти председатель Совнаркома Украины Христиан Раковский дал неофициальное указание не трогать ее семью. Под покровительство попала и невестка княгини Елена, а также ее сестры и мать, вдова Петра Столыпина, после гибели мужа (в 1911 году) поселившаяся в Немирове.

Связь семей Потоцких, Строгановых и Столыпиных с небольшим городком на Подолье — это лишь одна страница из истории Немирова XIX века. По сей день во дворце княгини Щербатовой висят портреты известных деятелей XIX века, чьи судьбы так или иначе переплелись с Немировом. Здесь родился и позже неоднократно бывал великий русский поэт Николай Некрасов, в соседнем селе Браилово, в имении у графини фон Мекк жил П. И. Чайковский. Тут он написал знаменитое "Лебединое озеро". В Виннице (45 км от Немирова) находится усадьба основателя русской военной медицины Николая Пирогова, чье забальзамированное тело до сих пор хранится в музее-усадьбе "Вишенка". Бывал в Немирове и французский писатель Оноре де Бальзак, в 1847-1850 годах живший в селе Верховня Житомирской области, в имении своей жены Эвелины Ганской. Из местных, впрочем, не менее знаменитых деятелей, оставивших свой след в истории Немирова, нельзя не отметить архитектора Станислава Городецкого, чей знаменитый Дом с химерами в Киеве ныне занимает Национальный банк Украины. В Немирове по его проекту построена часовня фамильного склепа Потоцких.

Перечисление связанных с Немировом знаменитостей можно еще долго продолжать. И это неудивительно, ведь город расположен на пересечении важнейших дорог, ведущих в Европу и на Восток. К тому же и места здесь дивные — город стоит на берегу реки Южный Буг, третьей по величине реки на Украине, а местные лиственные леса и по сей день для многих остаются любимым местом охоты на лося и кабана.

Советский период



За десятилетия советской власти Немирову пришлось пережить многое. После того как княгиню Щербатову расстреляли, на территории ее дворца был образован существующий и в наше время санаторий "Авангард", в котором по профсоюзным путевкам отдыхали пролетарии со всего Советского Союза. Пожалуй, меньше всего перемены коснулись спиртзавода, который хотя и был национализирован, по-прежнему производил продукцию для водочных заводов двух столиц и держал планку качества.

К 1985 году помимо производства спирта и водок советских марок здесь был налажен выпуск кальвадоса, напитка коньячного типа, изготовляемого на основе яблочного сока. Кальвадос — напиток редкий, если не сказать уникальный. Любителями его были Эрнест Хемингуэй, Эрих Мария Ремарк и Жорж Сименон. Технология производства кальвадоса сложна и долговременна, поскольку, как и коньяк, он должен отстаиваться в деревянных бочках в течение нескольких лет. Классический кальвадос производится только на северо-западе Франции аж с XI века, когда технологию его завезли сюда викинги-норманны. Идея производить кальвадос на Немировском спиртзаводе была красивой, но нерентабельной, поэтому в конце прошлого века пришлось цех приостановить. В наше время бутылки кальвадоса Nemiroff, произведенные в середине 90-х годов,— раритет. Цена такой бутылки может доходить до нескольких сот евро.

История бренда



Именно на базе кальвадосного цеха спиртзавода в 1992 году появилось первое на Украине частное предприятие Nemiroff. Это событие стало началом нового подъема в истории маленького украинского города. Только на сей раз этот расцвет был связан не с графскими и княжескими фамилиями Потоцких, Строгановых и Щербатовых, а с фамилией, не обремененной титулами,— Глусь.

Степан Карлович Глусь, отец-основатель компании Nemiroff, на тот момент был директором Немировского спиртового завода. Производство спирта с самого начала было в монополии новообразованного украинского государства, зато кальвадосный цех подпадал под закон о приватизации. Так и получилось, что первое совместное предприятие Nemiroff было создано на базе кальвадосного цеха.

У совместного предприятия появились инвесторы, среди которых в какой-то момент значился и небезызвестный Рихард Биттнер. Он закупал спирт для своего знаменитого бальзама на Украине, и как-то, встретив его в Укрспирте, Степан Карлович увлек его своими идеями и привлек в инвесторы совместного предприятия. Впрочем, тандем с господином Биттнером продолжался недолго. Вкладывать средства в развитие набиравшего обороты предприятия он не хотел, и вскоре по взаимной договоренности покинул молодую компанию. Позже в Nemiroff были приглашены новые инвесторы. Основным условием для вхождения их в акционерный капитал стала договоренность, что не менее трех лет вся прибыль, генерируемая компанией, будет вкладываться в ее развитие. На тот момент основателям компании было уже понятно, что продукцию потребитель выбирает по названию завода, а значит, необходимо выстраивать четкую стратегию бренда.

В то время (до 1996 года) Nemiroff помимо кальвадоса производил традиционные советские марки водок — "Московскую", "Столичную". 50% производимой продукции через дистрибуторов экспортировалось в Россию. Из-за хаоса на розничном рынке, где удельный вес нелегальной продукции доходил до 90%, возникла необходимость как-то выделить продукцию Немировского завода, гарантировавшего качество. Так и появился логотип компании. Первое время его ставили по высоте этикеток все тех же "Московской" и "Столичной". Образцы этих раритетных бутылок до сих пор хранятся в коллекции музея компании. Однако в 1996 году Россия закрепила за собой эксклюзивное право использования советских водочных брендов, и перед компанией встала проблема строительства бренда со всеми вытекающими последствиями: от разработки новых рецептур до продвижения и позиционирования продукции на рынке.

В 1997 году Степан Глусь, на тот момент управлявший всеми без исключения процессами в компании — от производства до разработки рецептур, а также взявший на себя функции основного лоббиста интересов компании во властных структурах, для формирования структуры сбыта и продвижения бренда пригласил в компанию Якова Грибова. Освободившись от части обязанностей, Степан Глусь вплотную занялся созданием новых брендов. Декабрь 1998 года стал знаменательной вехой в жизни компании. Именно тогда благодаря стараниям Степана Карловича Глуся на свет появилась знаменитая "Nemiroff Медовая с перцем", которая до сих пор является визитной карточкой компании на мировом рынке алкоголя. За ней последовали Nemiroff Premium, потом "Житня з медом" и другие.

Успех этих брендов позволил компании развернуть невиданную доселе на постсоветском пространстве спонсорскую деятельность в области культуры, моды и спорта. Тут и гастроли звезд от Роберта Планта и Джо Кокера до Depeche Mode и Deep Purple, и серии знаковых боксерских поединков с участием Кости Цзю, Майка Тайсона, Джона Руиза, Владимира и Виталия Кличко, Николая Валуева и других, модные показы с участием Пако Рабанна и Жан-Поля Готье в Москве и Париже, и спонсорство кинофестивалей — от международных Каннского и Берлинского до любительских и молодежных, и совместная с Фондом братьев Кличко программа по восстановлению и оснащению спортивных школ по всей Украине. Всего не перечесть, да и не стоит — эта сторона деятельности компании известна каждому не меньше, чем ее продукция. Важно другое. Nemiroff была первой компанией постсоветского пространства, которая начала щедро спонсировать и организовывать всевозможные мероприятия и проекты столь высокого уровня. Думается, традиции благотворительности и меценатства, заложенные еще Болеславом Потоцким и княгиней Щербатовой, сыграли тут не последнюю роль. Конечно, спонсорская деятельность компании Nemiroff имела и прагматичный, рекламный расчет, но, с другой стороны, что в том плохого? Разве недовольными остались миллионы зрителей, увидевшие благодаря компании Nemiroff поединки, соревнования, показы, концерты и произведения своих кумиров, разве не радуются дети, приходящие в отремонтированные и современно оснащенные спортивные залы?

Как бы там ни было, прагматичный расчет оправдался. Популярность продукции под брендом Nemiroff росла. Но у этого роста оказалась и обратная сторона: стала очевидна необходимость более изощренной защиты продукции от подделок. Компания и в этом направлении выступила новатором на постсоветском пространстве, первой внедрив систему лазерной защиты. Смысл ее заключается в одновременном нанесении лазерной гравировки с датой и временем розлива продукции на горлышко и колпачок бутылки. Впрочем, это далеко не единственный способ, гарантирующий потребителю, что он приобретает аутентичную продукцию компании. Например, в премиальных марках используется так называемый детектор правды, позволяющий определить, что бутылка открыта впервые и находящийся в ней напиток соответствует всем стандартам качества.

Для обеспечения динамики роста компании возникла необходимость строительства полноценной системы продаж и продвижения компании на российском рынке. До этого вся продукция Nemiroff, продававшаяся в России, закупалась на заводе и развозилась по регионам самостоятельными дистрибуторами. Однако и тенденция развития российского алкогольного рынка, и степень его важности для компании требовали более управляемой системы дистрибуции. В результате в 2003 году в Москве был открыт Торговый дом Nemiroff, который создал и возглавил сын Степана Карловича Александр Степанович Глусь. Выпускник Киевского экономического университета, он пришел в компанию в 2001 году, перед этим успев доказать свою самостоятельность бизнесмена и своему отцу, но в первую очередь самому себе. Вслед за торговым домом в Москве представительства компании открылись во всех городах-миллионниках России. В итоге уже за первый год работы московского представительства Nemiroff продажи компании в стране выросли в четыре раза. Это даже позволило Nemiroff занять первое место в мировом ренкинге самых динамично развивающихся компаний.

Спонсорская поддержка культурных и спортивных мероприятий, строительство системы прямых продаж на крупнейшем в мире по объему российском рынке — все это, конечно, хорошо. Но у производственных мощностей любой компании есть свой предел. Поэтому решение о строительстве нового завода стало закономерным в цепочке основных этапов развития компании. Он торжественно открылся в 2004 году и стал одним из самых мощных и современных ликероводочных предприятий Европы. Только две цифры: суммарная производственная мощность всех линий розлива второго завода Nemiroff — 72 тыс. бутылок в час, а протяженность угольных фильтров для очистки спирта составляет 28 м.

Казалось бы, новое суперсовременное предприятие должно было обеспечить возможность роста компании на многие годы вперед. Однако и развитие системы продаж не стояло на месте. Появлялись новые виды продукции: напиток для женщин Nemiroff Light, водка суперпремиального сегмента Nemiroff-LEX, "Украинская березовая особая" и другие. Осваивались новые рынки Америки, Европы, Китая. Продажи росли, как и число стран присутствия Nemiroff, и все понимают, что для обеспечения дальнейшего роста компании необходимы кардинальные структурные изменения. В 2005 году руководство компании принимает стратегическое решение о начале масштабной реструктуризации. Как результат, в 2006 году все подразделения компании с целью стратегического планирования развития бренда Nemiroff были собраны в единый холдинг с матричной структурой управления, который возглавил Александр Степанович Глусь.

Для иллюстрации темпов развития компании приведем две цифры: если в 2006 году оборот компании составил $398 млн, то в 2007-м — уже $479 млн. Однако несмотря ни на какие успехи бизнес не может стоять на месте, он должен развиваться. И следующим этапом развития компании стал ее выход на российский рынок с продукцией для экономсегмента (до 110 руб. за 0,5 л). Для этого Nemiroff открыл новую линию по розливу водки на российском ЛВЗ. Тому предшествовал долгий и мучительный выбор предприятия для розлива Nemiroff в России, ведь это первое предприятие, находящееся не в городе Немирове и разливающее водку под брендом Nemiroff. На всех предприятиях-кандидатах проводились замеры воды и спиртов, не говоря уже о подробнейшем анализе технической базы. В итоге был выбран Ярославский ЛВЗ. Возможно, не последнюю роль в этом сыграла фигура русского поэта Николая Некрасова. Он хотя и родился в Немирове, но происходил из семьи потомственных ярославских дворян и прожил большую часть жизни в родовом имении Грешнево.

Мысли вслух



Конечно, не все удалось уместить в этой заметке. Например, не получилось рассказать о профессиональной школе Nemiroff, имеющей лицензию министерства образования Украины и готовящей специалистов узких квалификаций для ликероводочной отрасли, таких как купажист или карщик, которых не готовит больше никто. Не сказано о социальной значимости компании для Винницкой области, чей бюджет почти на 40% состоит из налоговых поступлений от Nemiroff. Но с другой стороны, как говаривал Козьма Прутков, невозможно объять необъятное. Об истории компании и бренда Nemiroff можно написать не одну сотню страниц, в результате чего получится книжка, не менее интересная, чем, например, об истории компании и бренда Google, который, кстати сказать, появился примерно в то же время, что и Nemiroff.

Однако мы и не ставили своей задачей рассказать о Nemiroff все. Главное сформулировал в одном из своих интервью сам Александр Глусь — "мы сами создаем мир, который нас окружает".

Тэги:

Обсудить: (0)

"Business Guide (Ликероводочная промышленность)". Приложение от 18.06.2009, стр. 24
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение