Коротко


Подробно

КоммерсантЪ-Weekly
Номер 043 от 21-11-95
Полоса 034
 Актуальная тема / Специальный репортаж / Скандал

Нигерия не вписалась в рыночную конъюнктуру


       Казнь писателя и политического деятеля Кена Саро-Вивы никогда не дала бы повод говорить о введении экономических санкций против Нигерии, если бы там не добывали нефть.
       
Ахиллесов треугольник Нигерии
       Со времени получения независимости в 1960 году Федеративная республика Нигерия живет в состоянии постоянной внутренней войны. Политическая власть в этой самой населенной стране Африки традиционно принадлежала выходцам с севера, экономическим и коммерческим центром всегда оставался порт Лагос на западе страны. Единственный источник дохода Нигерии — сырая нефть — добывается на юге и востоке.
       Этот дисбаланс уже не раз приводил к кровавым столкновениям между представителями запада, севера и юга страны. Наиболее серьезный конфликт, переросший в гражданскую войну, произошел через шесть лет после получения Нигерией независимости. В конце 1966 года на севере, населенном по преимуществу мусульманами, начались гонения на представителей племени ибо, переселившихся туда из восточной Нигерии. Бойни на улицах северонигерийских городов вынудили переселенцев искать спасения на родном востоке, что привело к усилению там сепаратистских настроений. Военный губернатор Восточной области Оджукву объявил о создании независимой республики Биафра. Боевые действия между правительственными войсками и сепаратистами начались в июле 1967 года, продолжались 30 месяцев и привели к гибели более 2 млн человек. В январе 1970 года войска Биафры капитулировали.
       Сменявшие друг друга военные режимы (гражданские правительства управляли страной в общей сложности всего 10 лет) неоднократно пытались освободиться от тотальной зависимости экономики от экспорта нефти. Последний раз такая попытка была предпринята в 1986 году, когда нигерийские власти начали кампанию экономических реформ под присмотром Международного валютного фонда. Однако довести реформы до логического конца не удалось. После очередного переворота их начали сворачивать, а затем и вовсе о них забыли.
       Сохранение полной зависимости Нигерии от экспорта нефти рассматривается специалистами как основная угроза нынешнему режиму. Эмбарго на экспорт нефти быстро приведет к краху экономики, а вместе с ней — и нынешнего режима.
       
Казнь, на которую мир решил обратить внимание
       Пять лет назад нигерийский писатель и бизнесмен Кен Саро-Вива основал Движение за выживание народа огони. С тех пор Движение стало перманентным кошмаром для правительства и действовавших в Огониленде (на юго-востоке Нигерии) нефтяных компаний. Движение требовало от правительства предоставления Огониленду автономии, а от нефтяных компаний (в первую очередь Shell) — компенсации якобы нанесенного жителям района ущерба.
       Постепенно кампания в защиту прав народности перестала быть ненасильственной (хотя сам Саро-Вива был твердым противником насильственных действий). В мае прошлого года во время организованного сторонниками Саро-Вивы митинга толпа молодых людей линчевала четверых племенных вождей, обвиненных в получении взяток от военных властей страны. У военного режима появилась возможность расправиться с Саро-Вивой, и власти решили эту возможность не упускать.
       Саро-Вива и 13 других представителей Движения за выживание огони были обвинены в убийстве, арестованы и предстали перед специальным трибуналом. Довольно скоро стало ясно, что единственной целью судебного процесса было вынесение смертных приговоров всем, или, по крайней мере, большинству обвиняемых. Свидетели обвинения публично признались в получении взяток за свои показания, некоторые из адвокатов демонстративно отказались участвовать в "пародии на правосудие", а тех из них, кто осмелился защищать Саро-Виву, полицейские избили прямо у здания суда. "Меня признали виновным еще до предъявления обвинения", — заявил Саро-Вива в своем последнем слове.
       Ответ на вопрос, почему президент Нигерии генерал Сани Абача послал на эшафот девятерых диссидентов, за которых вступались все — от президента Клинтона до британской королевы и нынешнего президента ЮАР Нельсона Манделы, — прост. Он и представить себе не мог, что казнь девяти человек может заинтересовать мир больше, чем почти сотня смертных приговоров, вынесенных аналогичными трибуналами и приведенных в исполнение в Нигерии с начала этого года. Кроме того, вступая в борьбу с сепаратистами-огони, Абача полагал, что делает большую услугу нефтяным компаниям. Генерал ошибся. Фигура известнейшего в Африке писателя привлекла к себе внимание международных правозащитных и экологических организаций, а беспокойное членство Нигерии в ОПЕК и изменившаяся ситуация на рынке нефти довершили дело.
       
--------------------------------------------------------
       Ъ попросил прокомментировать причины столь пристального внимания к последним событиям в Нигерии главу московского бюро "Международной Амнистии" Эрика Клаверстайна
       Внимание к казни Кена Саро-Вивы вполне объяснимо. Во-первых, она рассматривается как вопиющая провокация: в мире почти не осталось стран, которые смеют казнить людей после явно несправедливых судебных процессов. Во-вторых, и до своего суда Кен Саро-Вива был широко известен в мире. Он был известнейшим правозащитником и сторонником экологического движения, снискавшего поддержку организации Greenpeace. Его арестовывали и раньше, и он был признан нашей организацией "узником совести" — то есть осужденным за то, что не прибегая и не призывая к насилию, выступал в защиту прав человека.
       
       Все попытки сотрудников Ъ связаться с посольством Нигерии и получить их версию развития событий были безрезультатными. К моменту сдачи номера мы все еще ожидали ответов на вопросы, заблаговременно переданные сотрудникам посольства.
       --------------------------------------------------------
       Расправляясь с диссидентами, нигерийский режим надеялся на одобрение нефтяных компаний
--------------------------------------------------------
       
Не корысти ли ради
       "Если бы казней не было, их стоило бы выдумать", — цинично заметил некий комментатор, обсуждая вопрос, который сейчас как-то не принято задавать: почему достаточно будничное для африканских стран событие — казнь диссидентов, пусть даже и всемирно известных, вдруг затмило все прочие события в мире — от убийства премьер-министра Рабина до болезни президента Ельцина и ядерных взрывов президента Ширака. И почему ведущие политики мира, не склонные очертя голову идти на поводу у прогрессивного человечества, внезапно решили прислушаться к vox populi и вот-вот введут против Нигерии всеобъемлющие экономические санкции? Одна из версий, которую высказывают эксперты-нефтяники, — события в Нигерии оказались выгодными (хотя и по разным причинам) всем операторам мирового рынка нефти — и производителям, и покупателям.
       
Не праведный гнев, но устрашение
       Несомненно, нынешний кризис во многом спровоцирован самими властями Нигерии. Но, как это не странно, их негативный послужной список в отношении прав человека имеет к этому лишь опосредованное отношение. Куда большее недовольство стран — экспортеров нефти (которые в большинстве своем сами отличаются широтой применения смертной казни) вызывают нефтяные амбиции новых нигерийских властей. Нигерия — одна из немногих стран — членов ОПЕК, обладающая известным потенциалом расширения нефтепроизводства. После прихода к власти в 1993 году режим Абачи поставил цель увеличить разведанные запасы нефти в стране до 25 млрд баррелей (сейчас запасы оцениваются в 21 млрд баррелей). Естественно, что планы эти были крайне негативно восприняты прочими странами ОПЕК, которые безуспешно пытаются создать видимость дисциплины внутри картеля и хоть как-то укрепить цены с помощью искусственного сокращения объемов добычи и экспорта нефти. Кроме того, именно нынешние нигерийские власти, как утверждают специалисты, инициировали и возглавили борьбу за тотальную отмену системы квот ОПЕК и стали систематически нарушать квоты, установленные для Нигерии. Вряд ли лидеры нефтяного картеля собирались долго терпеть такое положение. Красноречивое молчание ОПЕК в то время, когда в адрес одного из членов картеля раздаются недвусмысленные угрозы введения санкций, вполне можно рассматривать как последнее предупреждение властям Нигерии.
       
Свято место пустым не останется
       Психологическая атака — отнюдь не единственная цель нынешних разговоров о введении санкций против Нигерии. В 1991 году, после введения экономических санкций против Ирака, мировые нефтепроизводители воспользовались политическими событиями для регулирования потока нефти. Кроме стабилизации мировых цен на нефть, произошло благотворное для остальных стран ОПЕК распределение иракской доли рынка — без опасного увеличения общего объема нефтедобычи. То же самое должно случиться и с Нигерией. Кстати, в прошлом году произошло событие, которое можно назвать проверкой реакции рынка на санкции против Нигерии. Тогда нигерийские нефтяники начали бессрочную забастовку, требуя отставки возглавляемого генералом Абачей военного правительства. Забастовка продолжалась более двух месяцев, но дефицит сырья на рынке был быстро ликвидирован увеличившимися поставками из других стран.
       Впрочем, понятно, что производители в данном случае — сторона принимающая. Разговоры о введении санкций начались отнюдь не с подачи членов нефтяного картеля. У европейских стран — традиционных импортеров нефти — есть свои резоны желать хотя бы временного прекращения поставок на мировой рынок 1,88 млн баррелей нефти в день. Причем резоны чисто рыночные. В последнее время на рынке нефти сложилась довольно любопытная ситуация. Несмотря на постоянный рост спроса на нефть и продукты ее переработки, ожидаемого роста цен не происходит: рост добычи стабильно превышает рост спроса. Исключение же нигерийской нефти позволило бы слегка разгрузить затоваренный рынок нефти и нефтепродуктов в Европе.
       Теми же причинами объясняется и горячая приверженность идее санкций правительства США. Американскому гневу прибавляют энтузиазма еще два фактора: США, являясь крупным импортером нефти, еще и производят ее сами, а интересы американских нефтяных компаний в Нигерии ничтожны.
       
--------------------------------------------------------
       События в Нигерии оказались выгодными всем участникам мирового рынка нефти
--------------------------------------------------------
       
Главное в победе — неучастие
       Последнее утверждение, кстати, позволило некоторым экспертам указать еще одну причину неожиданно острой заинтересованности многих импортеров нефти во введении санкций против Нигерии. У компаний, до сих пор не участвовавших в нефтедобыче в Нигерии, появляется блестящая возможность в будущем потеснить нынешних операторов нигерийского нефтерынка.
       Казнь диссидентов уже поставила под вопрос будущее проекта по строительству крупнейшего в Африке завода по производству сжиженного природного газа. Проект, который оценивается в $4 млрд, — детище англо-голландской компании Shell. Он осуществляется специально созданным консорциумом Nigeria LNG Limited, в который, кроме Shell, входят итальянская Agip, французская Elf Aquitaine и нигерийская Nigerian National Petroleum Corporation.
       На заседании правления консорциума, которое состоялось уже после казни диссидентов, было принято решение продолжать работу. Однако, утверждают специалисты, решение это может быть пересмотрено под давлением международных организаций, в первую очередь Greenpeace, у которой уже есть опыт эффективного давления на Shell. Возможно, что к общественным организациям могут присоединиться и некоторые нефтяные компании, не участвующие в проекте. "Те компании, которые еще совсем недавно сожалели, что им не удалось войти в консорциум, теперь могут использовать свое положение для эффектных и недорогих пропагандистских действий", — заметил один из экспертов.
       
ПЕТР ВЛАСОВ, НИКОЛАЙ ЗУБОВ
       
-------------------------------------------------------
       Действующие санкции ООН
       В прошлый четверг Европарламент принял резолюцию, призывающую страны Европы ввести комплексные санкции против Нигерии. Санкции должны включать тотальный запрет на импорт нигерийской нефти, замораживание нигерийских авуаров в европейских банках и прекращение финансовой и экономической помощи этой стране (за исключением гуманитарной). Теперь вопрос о санкциях должен решить Совет министров иностранных дел ЕС. Аналогичные меры, видимо, будут обсуждаться в Совете Безопасности ООН и конгрессе США.
       Если СБ ООН примет решение о введении полномасштабных санкций, Нигерия станет пятым государством, в отношение которого действуют экономические и политические санкции ООН.
       В 1990 году введены комплексные международные санкции против Ирака — запрет на все виды экономических и торговых связей, в том числе на экспорт иракской нефти.
       В 1992 году введены санкции против Ливии — запрещение авиасообщения с Ливией, закрытие представительств ливийской авиакомпании, запрет на продажу Ливии самолетов, запасных частей к ним, вооружений, требование сократить дипломатические представительства в Ливии.
       В 1992 году введены международные санкции против Югославии, до последнего времени запрещавшие все виды экономических, торговых и культурных связей. В 1994 году, после прекращения югославской помощи боснийским сербам, санкции были смягчены, но не отменены полностью.
       В 1993 году введены санкции против Гаити — запрет на экспорт нефти и оружия. После высадки на острове американских войск санкции смягчены, но не отменены полностью.
       --------------------------------------------------------

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 21.11.1995, стр. 34
Комментировать

Наглядно

актуальные темы

Социальные сети

обсуждение