Коротко


Подробно

Война отложена на зиму

Журнал "Огонёк" от , стр. 24

Новый президент США и новый премьер Израиля впервые в этом ранге встретились и сразу же разошлись во взглядах на войну и мир. В итоге придется отложить и то и другое — чтобы не рассориться окончательно

Состоявшийся на прошлой неделе первый визит премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху в США готовился в обстановке непрерывного нагнетания атмосферы. Почти месяц едва ли не ежедневно израильские СМИ (иногда с подачи американских) обнародовали свидетельства непримиримых противоречий между новым израильским правительством и новой американской администрацией. Говорили об ультиматуме, который Обама собирается предъявить Нетаньяху, говорили: это предложение, от которого Биби не сможет отказаться, иначе — санкции, бойкот, принуждение к миру. Словом, Израиль будет брошен на произвол судьбы в темном ближневосточном чулане, один и без оружия.

Поэтому когда премьер и президент, выйдя после трехчасовой беседы с глазу на глаз к журналистам для пресс-конференции, стали раздавать друг другу комплименты (Обама в азарте даже назвал Биби молодым, хотя тому вот-вот исполнится 60) и озвучивать взгляды по поводу ближневосточных проблем — каждый свои, но не попрекая другого, у многих отлегло: никто никого не унизил, не склонил и не поставил в неловкую позу, как ожидалось.

Возможно, густой слив негативной информации накануне визита и был затеян для того, чтобы создать крайне пессимистический фон, на котором ожидаемо отрицательный результат выглядел бы даже отчасти положительным.

Впрочем, это еще не результат. Это только начало.

В отношениях между Израилем и его главным партнером, чтобы не сказать патроном, США, наступает новый этап, в котором будет гораздо меньше любви и взаимопонимания, чем взаимных претензий и конфликта интересов. И наступление этого нового этапа Вашингтон тщательно демонстрирует миру, в первую очередь мусульманскому и арабскому.

Не скажите, что чужие печали. Есть в этой игре иранская карта. Она касается всех. Хотя вистуют лишь сами Иран и Израиль, а США колеблются, не смея сказать: "Пас", вокруг стола от заинтересованных болельщиков так тесно, что трудно дышать,— на кону и их судьбы.

Не сошлись повестками


Суть драмы прошедшего саммита: Нетаньяху летел в Вашингтон за поддержкой в решении иранской проблемы, сегодня первоочередной для Израиля, а Обама ждал его в Белом доме, чтобы поговорить о решении палестинской проблемы.

Такого нарочитого расхождения в повестках дня между стратегическими союзниками не припомнят. Речь идет не о разной расстановке акцентов, а о полном неприятии приоритетов. Высокопоставленные приближенные Обамы даже обещали, что Нетаньяху в Овальном кабинете будет предупрежден: одобрение израильской атаки на Иран только в обмен на окончательное соглашение с палестинцами. Это примерно как во время пожара требовать сдачи зачета по противопожарной безопасности.

За три дня до выборов я брал интервью у Биньямина Нетаньяху, тогда еще кандидата на пост главы правительства. Спросил его: если победит, что сделает первым делом в ранге премьера?

— Затребую разведданные об иранской ядерной угрозе, чтобы внимательно изучить их и принять решение,— не задумываясь ответил Нетаньяху.

Он не утерпел: едва победил, еще не заняв кабинет премьер-министра, отправился в Генштаб знакомиться с отчетами по Ирану.

"Времени терять нельзя,— убеждены в Израиле все, кто в курсе.— Поворотная точка в Иране пройдена, там уже не осваивают технологию, там делают бомбу".

— Если их не остановить,— сказал мне бывший начальник военной разведки генерал запаса Аарон Зеэви-Фаркаш,— в конце 2009 — начале 2010 года в Иране будет достаточно обогащенного урана для изготовления одной-двух бомб. Это знаем мы, знают американцы, русские, китайцы и европейцы.

Ну и что? Иран будет далеко не первой ядерной державой и вовсе не последней, просто еще одной. Так стоит ли драматизировать?

Что меняет бомба


В Израиле на этот вопрос отвечают так: иранская бомба не просто еще одна и не просто иранская, она весь мир изменит до неузнаваемости. И сегодня Иран — не самое богатое и довольно слабое в военном отношении государство — является спонсором террора шиитской "Хезболлы", суннитского ХАМАСа, иракского сопротивления. А с ядерным оружием, убеждены израильские эксперты, Иран становится непотопляемой базой терроризма — аятоллы не будут держать свою бомбу для самообороны. Они пустят ее в ход и поделятся со своими сателлитами так же щедро, как сейчас делятся ракетами, РПГ, пластидом, поскольку цель — исламизация всего мира. И это не сказка типа пролетарской мировой революции. Это смысл существования режима.

Израиль с его очевидной военной мощью будет не первой целью. Самое сладкое и доступное — умеренные режимы Ближнего Востока. Их обрушить с помощью фундаменталистских революций гораздо проще. В свою очередь, эти режимы, сплошь диктатуры и монархии — кто с громадными армиями, кто с немереными деньгами, не могут позволить персам главенствовать в регионе. Обретение собственного ядерного оружия станет их главной целью. Здесь начнется такая гонка вооружений, что времена противостояния СССР и США в разгар холодной войны покажутся вегетарианскими.

По мнению израильских аналитиков, любой результат этой гонки катастрофичен: с момента получения Ираном атомной бомбы ситуация становится непредсказуемой. Дешевле, реальнее, разумней предотвратить ядерное вооружение Ирана — в Израиле это предмет консенсуса. Как — другой вопрос.

Когда я спросил об этом Нетаньяху за три дня до избрания его премьером, он ответил:

— Мы должны выразить нашу политику одной фразой: "У Ирана не будет ядерного оружия". Этим сказано все. Больше ничего говорить не надо.

Ну, ладно — у Биби репутация ястреба. Однако и некогда главный израильский миротворец, лауреат Нобелевской премии мира, президент Шимон Перес, побывав в Вашингтоне, обронил:

— Если выбирать между двумя ошибками, отсутствием реакции на иранскую ядерную программу и непропорциональной реакцией, то я предпочитаю второе.

Летчики рвутся в бой


Еще два-три года назад, когда я заговаривал с высокопоставленными израильскими военными, политиками, специалистами в области безопасности об иранской ядерной угрозе, они принимались объяснять, что военная опция — это лишь на крайний чрезвычайный случай, следует использовать дипломатические рычаги. Сегодня об этом говорят разве что как об упущенной возможности.

Еще год-два назад мои собеседники объясняли мне, что, несмотря на технические возможности израильских ВВС, нейтрализовать иранские ядерные объекты целесообразно в составе коалиции — мол, войска США базируются в непосредственной близости от Ирана, а от Израиля до них 1500 км Сегодня и об этом речи нет.

Американцы не хотят атаки на Иран. И готовы на все, чтобы ее избежать. Это стало ясно, когда в ноябре 2007 года было опубликовано сообщение о докладе Национальной разведки США (NIE), в котором утверждалось, что Иран, оказывается, еще в 2003 году прекратил работы над созданием ядерного оружия, следовательно, нечего считать эту угрозу существенной. Шум поднялся страшный: возникли аналогии с иракской историей — с Саддамом Хусейном.

— Это была ошибка человека, составлявшего доклад,— деликатно формулирует генерал Зеэви-Фаркаш.— Мы сразу же заявили, что такая оценка противоречит фактам.

По словам бывшего главы военной разведки, иранцы действительно прекратили разработки ядерного оружия в 2003 году, когда американские войска вторглись в Ирак. Аятоллы испугались. Когда же увидели, что американцы не собираются разобраться заодно и с ними, работы были немедленно возобновлены. Это, по словам генерала, лишь свидетельствует, что, столкнувшись с действительно серьезной угрозой, иранские лидеры реагируют адекватно — готовы пойти на попятную. На них просто никто по-настоящему не давил — незачем тратить силы, терять контракты, рисковать.

Он рассказал мне и такую историю. Премьер-министр Ариэль Шарон отправил его, тогда главу военной разведки, в турне по Европе — объяснять руководству ведущих стран опасность иранского атома. Как-то они обедали с одним немецким министром, то ли иностранных дел, то ли обороны, и тот в порыве откровения сказал:

— Генерал Фаркаш, что вы нас пугаете? Мы жили под советской ядерной угрозой при Сталине, мы пережили холодную войну — переживем и иранскую угрозу. А возникнет настоящая опасность - вы с американцами решите эту проблему. Без нас.

Теперь, похоже, за широкую спину израильской военщины предпочитают спрятаться и американцы.

— Слишком много говорим об этом,— посетовал в разговоре со мной бывший командующий израильской армией, начальник генштаба, ныне министр по стратегическим вопросам Моше (Буги) Яалон.— Мы сами вытолкали себя в первый ряд, и остальные решили, что все мы сделаем за них.

Судя по сообщениям израильской прессы, нынешний начальник генштаба Габи Ашкенази уже отдал приказ армии о готовности к войне с Ираном. Пишут, что летчики рвутся в бой, хотя известно, что ожидаются потери. Несколько раз за последнее время ВВС Израиля демонстрировали свои возможности. Не говоря уже об уничтожении сирийского реактора в сентябре 2007 года, в чем Израиль до сих пор официально не признался, провели масштабные учения над Гибралтаром, уничтожили в Судане колонну с иранским оружием для ХАМАСа — за 1400 км от дома, то есть на расстоянии иранских ядерных объектов, устроили учебные бои с участием МиГ-34. В начале июня в Израиле проведут беспрецедентные учения по гражданской обороне.

— Конечно, мы можем это сделать и сами,— говорит генерал Зеэви-Фаркаш.— Но не должны. Мы маленькая страна и не имеем права брать на себя решение проблемы безопасности, стоящей перед всем миром.

Израильская подготовка к атаке на иранские ядерные объекты идет параллельно подготовке США к прямым переговорам с Ираном по инициативе Барака Обамы. Какими словами он рассчитывает убедить будущего иранского президента, которым, скорее всего, будет тот же Ахмадинеджад, отказаться от ядерного оружия, уже ставшего национальной идеей иранцев,— за пределами воображения.

На пресс-конференции после встречи с Нетаньяху Обама объяснил, что переговоры можно начинать лишь после президентских выборов в Иране. Потом их надо готовить. Потом вести... Центрифуги по обогащению урана между тем будут крутиться. Иран выигрывает время. Правда, и американский президент на той же пресс-конференции предупредил, что не намерен вести переговоры вечно — к концу года, как он считает, выяснятся истинные намерения иранского руководства.

Обама взял переэкзаменовку — не на осень, так на зиму.

Что последует за этим — новые санкции или уже атака? Если атака, то чья?

До отъезда Нетаньяху в Вашингтон к нему в Иерусалим прибыл глава ЦРУ с требованием от президента избавить его от неожиданностей в отношении Ирана.

До сих пор самые громкие операции Израиля готовились и проводились в тайне от Белого дома, что и было, как считается, гарантией их успеха. Так было во время Шестидневной войны, когда по строгому приказу Моше Даяна весь мир, включая Вашингтон, пользовался лживыми сведениями арабской пропаганды о происходящем на фронтах. Так было при операции в Энтеббе в 1976 году. А в 1981-м при уничтожении реактора в Ираке. Президент Рейган даже, обидевшись, ввел против Израиля санкции.

Обама поступил предусмотрительнее: он обусловил поддержку Штатами израильской атаки на Иран заключением мирного соглашения Израиля с палестинцами. Его явно не будет. Значит, и американской поддержки атаки? Значит, и самой атаки?

Так добывается алиби, а не результат.

4 июня Обама прибывает в Египет (а не в Израиль), где объявит (арабам, а не евреям) принципы своей ближневосточной программы. Это не остановит ни центрифуги в Иране, ни самолеты в Израиле.

Владимир Бейдер, Иерусалим


Подписи

Президент Обама и премьер Нетаньяху обошлись без ультиматумов. Но масштабы разногласий скрыть не смогли

Во время переговоров на высшем уровне демонстранты у Белого дома требовали от Обамы большей любви к Израилю

В день инаугурации Обамы в Тегеране топтали и жгли его портреты. Поддержат ли эти демонстранты стремление к диалогу?

Комментарии
Профиль пользователя